?

Log in

No account? Create an account

Категория: транспорт

О тяжёлой работе
lex_kravetski
Знаете, я, например, совсем даже не атлет и совсем даже не здоров, как бык.

Однако.

Доводилось мне жить вот в таком режиме: каждый день по восемь —десять часов в автобусе, периодически выходя из него на час —другой, чтобы на своих двоих и с сумкой в полтора килограмма походить по улицам города.

Да-да, не пять минут туда и пять обратно, но уже налегке, а сразу по два часа и всё время с полутора килограммами в сумке.

Как я это называл?

ДальшеСвернуть )


Идеальный овощ
lex_kravetski
Автор не я. Вот источник.


Предисловие:

Уважаемые скептики и просто те читатели, которые мне не поверят, я обращаюсь к Вам. Не знаю как в условиях Интернета мне доказать вам правдивость своих слов, но я клянусь, что всё, что написано ниже в моей статье чистая правда. Все диалоги воспроизведены с абсолютной точностью и с максимально возможной передачей чувств и эмоций. Я сам до сих пор не верил что такое бывает… Сам в шоке!


У меня на работе есть личный помощник. Это девочка Настя. В отличие от меня, Настя москвичка. Ей двадцать два года. Она учится на последнем курсе юридического института. Следующим летом ей писать диплом и сдавать «госы». Без пяти минут дипломированный специалист.

Надо сказать, что работает Настя хорошо и меня почти не подводит. Ну так…  Если только мелочи какие-нибудь.

Кроме всего прочего, Настёна является обладательницей прекрасной внешности. Рост: 167-168. Вес: примерно 62-64 кг. Волосы русые, шикарные — коса до пояса. Огромные зелёные глаза. Пухлые губки, милая улыбка. Ножки длинные и стройные. Высокая крупная и, наверняка, упругая грудь. (Не трогал если честно) Плоский животик. Осиная талия. Ну, короче, девочка «ах!». Я сам себе завидую.

Поехали мы вчера  с Настей к нашим партнёрам. Я у них ни разу не был, а Настя заезжала пару раз и вызвалась меня проводить. Добирались на метро. И вот, когда мы поднимались на эскалаторе наверх к выходу с Таганской кольцевой, Настя задаёт мне свой первый вопрос:

— Ой… И нафига метро так глубоко строят? Неудобно же и тяжело! Алексей Николаевич, зачем же так глубоко закапываться?

— Ну, видишь ли, Настя, — отвечаю я —  у московского метро изначально было двойное назначение. Его планировалось использовать и как городской транспорт и как бомбоубежище.

Настюша недоверчиво ухмыльнулась.

— Бомбоубежище? Глупость какая! Нас что, кто-то собирается бомбить?

— Я тебе больше скажу, Москву уже бомбили…

— Кто?!

Тут, честно говоря, я немного опешил. Мне ещё подумалось: «Прикалывается!» Но в Настиных зелёных глазах-озёрах плескалась вся гамма чувств. Недоумение, негодование, недоверие…. Вот только иронии и сарказма там точно не было. Её мимика, как бы говорила: «Дядя, ты гонишь!»

— Ну как… Гм…хм… — замялся я на секунду — немцы бомбили Москву… Во время войны. Прилетали их самолёты и сбрасывали бомбы…

— Зачем!?

А, действительно. Зачем? «Сеня, быстренько объясни товарищу, зачем Володька сбрил усы!» Я чувствовал себя как отчим, который на третьем десятке рассказал своей дочери, что взял её из детдома… «Па-а-па! Я что, не род-на-а-а-я-я!!!»

А между тем Настя продолжала:

-Они нас что, уничтожить хотели?!

-Ну, как бы, да… — хе-хе, а что ещё скажешь?

— Вот сволочи!!!

-Да …. Ужжж!

Мир для Настёны неумолимо переворачивался сегодня своей другой, загадочной стороной. Надо отдать ей должное. Воспринимала она это стойко и даже делала попытки быстрее сорвать с этой неизведанной стороны завесу тайны.

— И что… все люди прятались от бомбёжек в метро?

— Ну, не все… Но  многие. Кто-то тут ночевал, а кто-то постоянно находился…

— И в метро бомбы не попадали?

— Нет…

— А зачем они бомбы тогда бросали?

— Не понял….

— Ну, в смысле, вместо того, чтобы бесполезно бросать бомбы, спустились бы в метро и всех перестреляли…

Описать свой шок я всё равно не смогу. Даже пытаться не буду.

— Настя, ну они же немцы! У них наших  карточек на метро не было. А там, наверху, турникеты, бабушки дежурные и менты… Их сюда не пропустили просто!

— А-а-а-а… Ну да, понятно — Настя серьёзно и рассудительно покачала своей гривой.

Нет, она что, поверила?! А кто тебя просил шутить в таких серьёзных вопросах?! Надо исправлять ситуацию! И, быстро!

— Настя, я пошутил! На самом деле немцев остановили наши на подступах к Москве и не позволили им войти в город. 

Настя просветлела лицом.

— Молодцы наши, да?

ДальшеСвернуть )




Про волны народного возмущения и конфликты
lex_kravetski
Конфликт, товарищи, он только в сказках между очевидным добром и очевидным же, карикатурным злом. В реальности расклады по добру и злу в конфликте далеко не очевидны и требуют в даже на первый взгляд простых случаях довольно сложного анализа. Который не всем под силу, поэтому граждане предпочитают в конфликте впрягаться за наших (или против наших, если граждане — либералы), не взирая на точки зрения и суть конфликта. Если очевидных наших не наблюдается, то выбирают либо сторону наиболее интуитивно похожую на наших, либо же вообще просто ту, которую подсказал первый же возникший импульс. В общем, как водится, каждый человек ищет максимум отдачи при минимуме усилий, как ему и завещала эволюция. И результат сего мы ежедневно наблюдаем.

Ну да ладно, от философии к конкретному примеру. Ехал я сегодня в трамвае и надо же такому случиться: на остановке некий молодой человек прошёл не через первую дверь (как это принято во всём цивилизованном мире, хотя он про такое даже не подозревает), а через третью. Зашёл, значит, и сел. Но водительница трамвая сему не обрадовалась и громко, неоднократно прокричала в микрофон «иди в первую дверь через турникет». Человек сообщил, что заниматься сим не намерен. Водительница тогда сказала, чтобы без билета он ходил пешком. На что молодой человек ответил: билет у него есть (он даже помахал им в воздухе), однако это не водительницы дело — билеты проверять. Её дело — трамвай водить. Водительница сказала, что у неё тайная спец-инструкция пропускать всех через первую дверь и строго это контролировать. Человек сказал, что про тайные инструкции он не знает, зато читал явную, и там написано, что билеты проверяют контролёры, а не водители трамваев. Водительница приказала: «на выход». Человек сказал, что на выход он не собирается, поскольку у него есть билет, дарующий ему право проезда. Водительница заявила, что по билету он обязан идти в первую дверь. Человек ответил, что инвалидам можно в любую (так в инструкции), а он как раз инвалид и у него справка есть. Только водительнице он её показывать не обязан, а контролёрам, как положено, покажет. Если те вдруг зайдут. Водительница тогда отказалась ехать дальше. Человек же утверждал, что ехать она обязана по расписанию и нечего тут.

Где-то посередине, точнее даже, ближе к началу, оба два распалились и перемежали свою речь потоками всевозможной брани. Что, конечно, не могло оставить равнодушными пассажиров. Пассажиры перво наперво обнаружили источник проблемы: чел без билета. Источник был настолько очевиден, что многих даже не останавливало наличие билета у человека, которым он периодически размахивал в воздухе. Челу предложили срочно выйти. Чел отверг это предложение, ровно так же, как отверг аналогичное предложение водительницы. Тогда часть пассажиров стала ему угрожать (все как один — тётеньки), а другая часть стала орать водительнице «езжай давай, нехрен тут из-за одного человека нас задерживать». Первая часть на это сказала, что да, семеро одного не ждут, а они как раз ждут этого самого одного.

Тут голос разума в моём лице подбавил жару, сообщив, что вообще-то ждут в данный момент как минимум двоих: чела и водительницу. И упираются в общем-то оба, а не кто-то один. От неожиданного привнесения в разговор капли здравого смысла, примерно половина оравших потеряла дар речи и куда-то исчезла. Однако остальных это ещё сильнее раззадорило. При этом ни спорить с голосом разума, ни следовать его рекомендациям они почему-то не стали, а продолжили гнуть свои линии. Уже как-то менее уверенно, зато гораздо громче. Отдельные граждане (все как одна, напомню, тётеньки) даже попытались заручиться поддержкой дяденек, предложив тем срочно навалять челу (или, как вариант, водительнице — но этот вариант был в явном меньшинстве). Дяденьки рассудительно сообщили, что драться с челом, зашедшим через не ту дверь, им не представляется целесообразным. И продолжили беседу. Голос же разума, который никуда особо не спешил, ещё раз подбавил, разъяснив, что одно дело пресекать нарушение общественного порядка, и совсем другое — впрягаться за экономические интересы посторонних организаций. Кои организации, к слову, на наши интересы положили болт и вместо прохода через все двери, как это было раньше и есть сейчас чуть не во всей Европе, сделали проход через одну самую узкую, что нам существенно мешает попадать в транспорт. Цены на проезд при этом почему-то выросли. То есть, понижение удобства проезда при повышении его цены — явно не наш интерес.

ДальшеСвернуть )

Про полную свободу
lex_kravetski

Сайт rksmb.ru сообщает:

 

22 апреля в подмосковных Химках прошёл митинг, посвящённый целому ряду проблем: от реформы ЖКХ до сноса памятника советским лётчикам. Химкинская администрация славится своей вопиющей нетерпимостью к оппозиционным публичным мероприятиям, однако ей не удалось разогнать собравшихся. Чиновники решили отомстить организаторам митинга по-другому.

После завершения митинга активисты Артём Б. (РКСМ(б)), Маша К. (АКМ), Володар К. (АКМ), Павел Т. (СКМ) и Анна Н. (СКМ) сели на электричку. В районе железнодорожной станции «Сходня» в вагон ворвались оперативники в штатском и четверо полицаев в форме. Они набросились на молодых активистов и принялись избивать их на глазах у пассажиров. По сообщениям очевидцев, побои были настолько сильны, что Маша потеряла сознание. После этого они выволокли молодых людей из вагона и увезли в неизвестном направлении.

В настоящий момент в Химках находится представитель Московского комитета РКРП-РПК, который пытается выяснить судьбу комсомольцев.

 

Как мы видим, налицо полная свобода слова. Люди приходят на митинг и протестуют против сноса памятника советским лётчикам. Не разжигают межнациональную рознь, не проводят перекрытие трассы, на захватывают администрацию, подчёркиваю. Но как водится, либеральные свободы распространяются только на либералов. Снести памятник советским лётчикам и застроить освободившуюся территорию – это очень по либеральному. А протестовать против этого – адский тоталитаризм. Поэтому не удивительно, что митингующих ловят прямо в поезде и отправляют в обезьянник. Вот если бы они митинговали за снос памятника – тогда другое дело. Это уже была бы свобода слова.