?

Log in

No account? Create an account

Категория: семья

Почему умирает традиционная семья
lex_kravetski
Сразу надо сказать: то, что зачастую называют «традиционной семьёй», на самом деле ею не является. За традиционную семью принимаются семьи, ставшие повсеместно распространёнными и привычными только в ХХ веке, а до того как раз считавшиеся чем-то средним между проявлением социального прогресса и трагическим крушением всех общественных устоев.

Так вот. Сегодня в нашем бытовом обиходе под «традиционной» понимается семья, состоящая из двух родителей и их несовершеннолетних детей. Отношения с другими родственниками в такой семье тоже поддерживаются, но они весьма далеки от того, как это было в рамках традиционной семьи.

В некотором смысле такую современную семью тоже можно назвать «традиционной», поскольку человечество широко практикует этот подход уже порядка сотни лет, однако предыдущий-то вариант просуществовал тысячелетия. Он в этом плане гораздо более традиционен.

Чем же он характеризовался?

Во-первых, тем, что семья жила в гораздо более плотной сцепке, чем современные семьи. В одном доме с пристройками или в нескольких, расположенных довольно близко друг от друга, проживали несколько поколений родственников.

Во-вторых, они вели совместное хозяйство, а не просто жили рядом. Они делили между собой все дела по дому, совместно обрабатывали землю, совместно ухаживали за скотиной и домашней птицей, больными и немощными, за детьми. В этот процесс были включены практически все родственники, включая, кстати, детей такого возраста, в котором их на данный момент даже «подростками» бы не назвали.

ДальшеСвернуть )

Лев Толстой очень любил детей
lex_kravetski
Говорит дорогой товарищ shakko_kitsune. Вот источник.

Александр Блок ходил по проституткам, но так боготворил свою жену, что не притрагивался к ней пальцем. Жена Александра Блока утешалась с Андреем Белым. Андрей Белый устроил интимный триумвират с Валерием Брюсовым и истеричкой по имени Нина Петровская, воспетой в сногсшибательном романе о дьяволе и ведьмах «Огненный ангел» (рекомендую). Валерий Брюсов был приличным человеком, а вот Нина Петровская позже вышла замуж за Соколова-Кречетова, который клал руку на колено юного гимназиста Шершеневича и спрашивал его, потерял ли он  уже невинность. Зрелый Шершеневич крутил роман с поэтессой Надеждой Львовой, и она считала, что он ее не любит. Не любил ее и Брюсов, потому что был приличным человеком. Однажды она позвонила им обоим по телефону, прося приехать, они отказались, и она застрелилась из того самого револьвера, из которого за 8 лет до этого Нина Петровская стреляла в Политехническом музее в Брюсова, но пистолет дал осечку. Нина Петровская тоже покончила с собой, в эмиграции. 

Блока домогалась Лариса Рейснер, говорят, безрезультатно. Зато Гумилев назначил ей встречу в доме свиданий, говорят, успешно. Потом Рейснер стала женой Карла Радека. Гумилева бросила жена. Анна Ахматова держала в возлюбленных композитора Артура Лурье. Лурье весьма «любил как женщину» актрису Глебову-Судейкину, которая была замужем за художником Судейкиным и вызывала ахи у Блока. На квартире у Судейкиных жил Михаил Кузмин. Однажды Глебова-Судейкина сунула нос в дневник мужа, и у нее не осталось никаких сомнений в отношениях между мужем и Кузминым. Кстати, Михаил Кузмин любил эфебов, писал стихи, происходил из староверческой семьи, ходил в поддевке и смазных сапогах, да носил бороду.

Николай Клюев писал стихи, происходил из староверческой семьи, ходил в поддевке и смазных сапогах, да носил бороду. Еще он очень любил молодого златовласого Есенина и «давал ему путевку в жизнь»: «поясок ему завязывает, волосы гладит, следит глазами». Есенин много лет прожил в одной квартире с Мариенгофом и ночевал с ним под одним одеялом. Однажды, когда в Москве стояли жуткие холода, они наняли молодую красивую поэтессу, чтобы она грела им постель в течение 15 минут и потом уходила домой, а сами, согласно уговору, сидели лицом в угол, не подсматривая. 4 дня спустя девушка, невероятно оскорбленная тем, что они ничего не попытались сделать с нею, уволилась. Женой Есенина была Зинаида Райх. Когда он ее бросил, она вышла замуж за Мейерхольда. Всеволоду Мейерхольду посвятил одно из своих стихотворений эгофутурист Иван Игнатьев. Сборник назывался «Эшафот. Эго-футуры», и вышел с посвящением «Моим любовникам». Герой-рассказчик предлагает режиссеру расстегнуть Шокирующую Кнопку, иначе говоря, — ширинку. Еще Игнатьев покровительствовал Игорю Северянину, но Северянин ничего не понимал.

Игорь Северянин ухаживал за Шамардиной во время общих гастролей с Маяковским. Она была лирична, нездорова, но Северянин ничего не понимал, а потом выяснилось, что у нее как раз тогда был роман с Маяковским и она сделала от него аборт. Маяковский встречался с Эльзой Триоле, и она ему вставила зубы (оплатила дантиста). Потом Эльза уступила его своей сестре Лиле Брик. Лиля Брик запиралась со своим мужем известным опоязовцем Осипом Бриком и громко занималась сексом, а Маяковский сидел под дверью и подвывал. А в Эльзу Триоле был влюблен Виктор Шкловский. Она уехала в Париж и вышла замуж за Луи Арагона. Арагон занимался коммунизмом вместе с Жоржем Батаем, который делил одну любовницу с Пильняком — Колетт Пиньо. Шкловский поехал заграницу вслед за Триоле. Потом он вернулся в Россию к жене. Его жена была Суок, Серафима Густавовна. До этого она сожительствовала с Юрием Олешей, который дал ее фамилию своей кукле из «3 толстяков». Потом Олеша женился на ее сестре Ольге Суок. На третьей сестре, Лидии, женился Эдуард Багрицкий. Еще Шкловский увел женщину у Булгакова, за что тот его ненавидел и вывел в виде демонического персонажа «Шполянского». Елена Сергеевна ушла к Булгакову от генерала Шиловского, прототипа Рощина из толстовских «Хождений по мукам». После ухода «Маргариты» Шиловский женился на дочери А.Н. Толстого. Толстой был влюблен в невестку Горького, про которую ходили слухи, что она спуталась с Ягодой. Горький 16 лет прожил с Марусей Будберг, которая потом стала гражданской женой Герберта Уэлса, а также распускал слухи про Маяковского, что он болен сифилисом. Осип Брик бросил Лилю Брик, чем несказанно ее удивил, оказавшись первым мужчиной, который ее бросил, и женился на простой хорошей женщине.

(shakko_kitsune, bgds)

Из комментов:
n_voice: Вера Лурье стала женой Стравинского
nikushor: Софья Толстая была женой Есенина
alexbelikov: и Айседора Дункан!
give_us_as_lex: В ЛЕФ № 1 была опубликована статья Тынянова “Язык Ленина”. Гонорара нет — в Москву к Маяковскому; того нет, дверь открыла Лиля Брик, она — всем распоряжается; “приходите вечером!” Тынянов пришел — сервирован стол, пьют, она раздевается, он — только что женился, но — что делать… (Вечером у него поезд и ни копейки в кармане, но пришлось плюнуть на поезд.) Утром всё же намекнул на гонорар — она разъярилась: Ах, Вам ещё и деньги!
nevpevno: Роман Якобсон был влюблен в Эльзу Триоле и делил ее с Шкловским (который потом написал сценарий фильма "Любовь втроем"). А к Ольге Судейкиной и сама Ахматова была неравнодушна. И так как они не могли разобраться кто в кого больше влюблен – то жили вместе с Артуром Лурье.
maa13: Владимир Нарбут — первый муж Серафимы Суок, поэт-акмеист, партийный функционер, расстрелянный в 1938 году. Из катаевского "Алмазного венца" можно сделать вывод, что в Серафиму Суок был также влюблен Евгений Петров, соавтор "Золотого теленка".
utnapishti: Чуковский был влюблён в Шамардину — и познакомил её с Маяковским, последний и сам был в какой-то момент влюблён в жену Чуковского. Кстати, когда жена Вячеслава Иванова (Зиновьева-Аннибал) умерла, он женился на её дочери от первого брака. Сначала совратил, а потом — через 3 года – женился.
revitalized: Эта самая дочь Зиновьевой-Аннибал, успела забеременеть до свадьбы. Падчерица-то. Уговаривала Кузмина, который тогда квартировал у Иванова, на ней жениться и "прикрыть грех". Кузмин отказался.
hanuman_li_tosh: Шилейко переводил шумерскую и аккадскую прозу "лесенкой" (чтобы больше денег получить), а Ахматова по 6 часов ежедневно переписывала переводы под его диктовку каллиграфическим почерком, но в итоге не выдержала, почувствовала, что теряет способность писать стихи, и ушла к Артуру Лурье
mitrius: крутили ли роман Львова и Шершеневич, науке, кажется, неизвестно
насколько я знаю, отношения Судейкина с Кузминым были до брака с Глебовой, т. е. Судейкин к ней от него ушёл (финал Картонного домика). Еще Игнатьев перерезал горло бритвой наутро после своей свадьбы! как можно забыть такую коду к этому абзацу. Кроме того, староверческая семья что Кузмина, что Клюева — гон: отец Кузмина был дворянином, Клюева -– исправником в деревне, оба православные.


От себя добавлю.

По неясной причине метания тонкой души почему-то неизменно выливаются в тыкание членом куда попало. Называемые Совестью Эпохи зачастую совести начисто лишены, до предела эгоистичны и в принципе неспособны жить так, как пишут. «Сын мой, поступай как я говорю, а не как я сам поступаю».

Поэт своими стихами как будто бы выписывает себе универсальную индульгенцию. Он, как доктор Хаус, «лечит» — не тела, но души, — поэтому окружающие, конечно же, обязаны закрыть глаза на его свинство и притворяться, что душа поэта кристально чиста. Но сам поэт о чистоте души даже и не помышляет.





lex_kravetski

Компьютерная зараза, типа, передаётся человеку. Полный бред, но бред настолько наглый, что, уверен, несведущие поведутся. И, что интересно, я даже предвижу их слова в защиту статьи: «зачем им врать?». Этими словами оправдывается любая газетная или телевизионная утка (особенно если приплести «компетентные источники» или «учёных»). «Зачем им врать?» давно пора включить в символ веры. Я бы даже сказал, во все символы веры. «Верую, ибо зачем им врать?».

В отличие от журналистов, кстати, писатели на заборе не получают денег за свою работу. Их почти никогда не подкупают, не угрожают им или их семьям. Так что, поводов врать у них гораздо меньше, чем у журналистов. Поэтому всё написанное на заборе – правда.