Category: общество

Творчество работает не так (часть 3)



Мелизмы и имитация сложности



К этой категории можно отнести всё то, что, вообще говоря, можно было бы убрать без каких-либо потерь для фабулы или, тем более, канвы.

Однако в этом случае сразу появляется вопрос: а зачем тогда это всё вставляют?

Ну, надо отметить, что некоторые авторы тоже задаются этим вопросом и начинают свою персональную борьбу с «излишествами». И почти неизбежно в ней проигрывают.

Поскольку, внезапно, украшения нужны не только, чтобы выпендриться, но ещё и для повышения иллюзии правдоподобности.

Дело в том, что сколь бы ни старался автор творить в стиле реализма, ему не под силу создать всё то, что создано законами природы посредством не укладывающегося в голове количества элементарных частиц. Мы вроде бы смотрим на степь, и она на первый взгляд сливается в одно желтовато—коричневатое полотно. Однако сие — первый взгляд. Если смотреть подольше, то на полотне есть градации цвета. И в виде крупных пятен, и в виде мелких. Если присмотреться ещё более внимательно, то обнаружатся неоднородности иного рода: вон там какая-то другая травка растёт, вон там, судя по теням, небольшой холмик, а если посмотреть на наиболее близкие участки, то там можно разглядеть даже отдельные растения.

Поэтому, таки да, можно нарисовать степь в виде жёлтой области с крупными пятнами — градациями цвета. И на первый взгляд впечатление вроде бы передано. Однако зритель ведь может и подольше посмотреть. И обнаружить, что ничего нового он не разглядел, чего не увидел бы при первом взгляде. Поэтому, во-первых, скучно, а во-вторых, нереалистично.

Точнее «нереалистично» — в кавычках. Поскольку мозг распознаёт не столько реальное сходство с реальным миром, сколько потенциальное сходство. Вымышленный инопланетный пейзаж, например, тоже может казаться реалистичным, хотя нигде на Земле нет таких растений. И даже таких геологических образований, возможно, нет. Или хотя бы зритель никогда таких растений и образований не видел. Но всё равно его мозг воспринимает сие, как «правдоподобное» и «нескучное».

Читать целиком

Никогда не хвали дракона

Лет пять, а то уже и десять, набирает силу странное и очень опасное ментальное течение в умах части сограждан (впрочем, за границей такое тоже местами наблюдается).

Стоит кому-то пострадать из-за чего-то социально опасного — из-за теракта, из-за нападения на него кем-то подосланных бандитов, из-за циничного нарушения закона кем-то из тех, кто его обязан защищать, в общем, чего-то, что на самом деле однозначно должно устраняться, — некоторые люди почему-то первым делом выясняют, какие у пострадавшего политические/религиозные/культурные взгляды, сопоставляют их со своими и в случае несовпадения тут же разражаются постами и комментами в стиле: «так ему и надо, жаль, что мало».

«Он-де либерал/коммунист/охранитель/атеист/и т.п., а потому чего его жалеть?». Причём так происходит, даже если вся либеральность или охранительность человека сводилась лишь к каким-то его словам где-то в интернетах.

И таких людей, судя по масштабам проявления оного, год от года всё больше.

А судя по тому, что массовое «не жалко» раздаётся в адрес представителей каждой из вышеперечисленных мировоззренческих групп без исключения, не застрахована ни одна из них.

Collapse )

О каргокулях и их десятитысячепетнем ковроле

Я только-только сумел прийти в себя от смеха после 6945-го выпуска всемрадского шоу «Поржём над псевдоразумом» и не могу удержаться от того, чтобы рассказать историю оттуда тем, кто этот выпуск пропустил.

Воистину, как говорил великий Ненин: «псевдоразум столь же неисчерпаем, как настоящий разум, но гораздо более смешон». Каждый раз, когда я думаю, что какая-то из псевдоразумных цивилизаций достигла нда, как тут же оказывается, что ей в ндо стучится какая-то другая.

В общем, не так давно заслуженный ксенобиолог Зампампац со Сцинеи отправился на Ка́ргу-3 выяснять, зачем тамошние жучки-прегляды отращивают у себя на панцире точную карту местного звёздного неба. Карга-3 несла на себе цивилизацию псевдоразумных каргакулей, которые, впрочем, совершенно не интересовали Зампампаца, однако он всё равно по привычке на всякий случай включил контекстуальный дешифратор языков на то время, пока ползал по горам за переглядами, а потому на четвёртые мутки некоторые из каргакульских языков были достаточно хорошо дешифрованы, чтобы он мог понимать, о чём разговаривает местное население.

Местного же населения в горах было не так, чтобы много, но всё-таки кое-кто попадался, а потому Зампампац, надёжно скрытый от них игнорополем, заставляющим носителей псевдоразума игнорировать ещё больше очевидного, чем обычно, не только послушал их боботание, но даже кое-что понял.

Больше всего его заинтересовал разговор каргокуля в возрасте с каргокульским юношей. Как следовало из разговора, они не были ни родственниками, ни даже знакомыми, а потому, видимо, имела место случайная воспитательная беседа, в рамках которой престарелый каргокуль критиковал юношу за легкомысленное игнорирование слов своего Попца. С точки зрения первого, юноша пока ещё слишком мал, чтобы понять всю мудрость Попцов, а когда он вырастет, каждое слово Попца начнёт ему казаться абсолютной и непреходящей истиной.

Collapse )

Охранительский метод охранительства

Кроме откровенных демонстраций фашизма вида «молодые/больные/девочки вообще не имеют право трындеть — тем более, публично», меня, конечно, особенно впечатлило то, что овердофига разоблачителей в буквальном смысле ни разу не прочло и не послушало то, что они разоблачают. Им хватило пересказа Киселёвым и Соловьёвым пары вырванных из контекста фраз — право слово, не будет же патриотический гражданин «страны с прививкой от фашизма» читать каких-то там унтерменшей.

В результате, каждый второй в качестве разоблачения написал нечто, соответствующее сказанному Гретой с точностью до наоборот. Что, естественно, возможно только в том случае, если человек не читал вообще, ибо всё это начинается, как максимум, в четвёртом абзаце Гретиных речей.

Охранители массово сообщили что-то типа «эта Грета — представитель замкнутого в себе мирка, которая, как и все там, уверена, что все остальные должны вымереть ради их процветания». Ну или «они там не замечают, что происходит в мире. И Грета тоже». Ну или «ей в речь специально написали скрытую поддержку интересов Запада». Или «такие могут только свалить вину на слабых». Или даже «а чо она своим-то сначала не порекомендовала уменьшить выбросы?!».

Последнее как бы намекает, что они не только речей не читали, но и вообще не знают, кто это, а шпарят чисто по виртуальным «методичкам охранителя», ибо сие крайне смешно звучит в адрес человека, который, собственно, попал в ООН после более чем года митингов перед Шведским парламентом.

Впрочем, один из запаленных на этом честно и с гордостью признался: «Зачем мне читать все её речи, я знаю откуда она». Сие «незачем», разумеется, не помешало ему написать полсотни разоблачающих комментов под одними только моими постами.

Collapse )

Вредные навыки



Интересный, кстати, вопрос: бывают ли вредные знания?

На первый взгляд, не бывает — ведь знанием всегда можно не пользоваться. Однако тут есть ряд нюансов.

Во-первых, если ты занимаешься получением какого-то знания, то ты в это время не занимаешься получением какого-то другого знания. Если первое знание гораздо менее ценное, чем другое, или, тем более, ошибочное, то выходит, что первое знание было как раз вредным — ведь ты мог бы потратить это время на второе.

Впрочем, это можно переформулировать, сказав, что тут вредным является не само знание, а трата времени на процесс его получения. Типа, если бы знание за миллисекунду вложили тебе в голову, то чего тут такого? Даже, если это знание ошибочное, ну ОК, добавь к нему приписку «ошибочное» и сохрани в архиве примеров ошибочных знаний.

Правда, размер памяти у человека тоже не бесконечен, и складывая ерунду в память ты вроде как расходуешь не только время, но и место, однако, ОК, проигнорируем этот аспект — мы же не наблюдали, как у кого-то из людей вдруг исчерпалось место в памяти: так только с жёсткими дисками происходит.

Collapse )

Папа может

Из всех теорий заговора больше я больше всего восхищаюсь той, согласно которой некие «Они» организовали вообще всё.

Они специально раскрутили Битлз, наплодили по всему миру хиппи, привели к власти Горбачёва и Зеленского (а до того, видимо, Брежнева и Януковича), породили «мы — 99%», вывели каких-то людей на митинги против фальсификации выборов, добавили пальмовое масло в продукты, сымитировали шесть высадок на Луну и специально внедрили криптовалюты.

Всё это не просто так, а в рамках разветвлённых и переплетённых многоходовочек, которые должны Им, которым принадлежит вся власть над миром, дать ещё больше власти над миром (злая версия) или спасти человечество от быстрого, но мучительного вымирания (добрая версия).

Каждый сколь-либо заметный публичный чих — от телевидения до блогов и, не удивлюсь, наверно даже объявлений на столбах — это тоже Их проект. Они специально сделали популярными каналы Навального и Дудя, поговорили в ООН шведской девочкой, сняли Кэмероном «Аватара» и даже резонансные задержания на митингах — тоже Их план, равно как организаторы митингов, исполнители задержаний и сами задержанные.

Споры среди сторонников этой концепции идут только по мелким вопросам: например, «является ли Путин одним из Них, крутят ли Они Путиным или же Путин — единственный на весь мир значимый сопротивленец Их власти», — но само существование Их, как и Их способность в десять или сто рыл управлять каждым из семи с половиной миллиардов, аки марионеткой, несомненны.

Collapse )

Вероятностное обоснование прямой демократии. Часть III (окончание)



Сравнение «среднего»



Обращу ещё раз внимание на то, что распределение по количеству шагов у диктатора и у коллектива — разные. Поэтому те две «точки», которые для них сравниваются, это не одно и то же по своему математическому смыслу.

Для коллектива берётся наиболее вероятное количество шагов, совпадающее со средним по распределению.

Коллектив почти наверняка передумает к этому шагу — с небольшим разбросом в обе стороны, ширина которого зависит от численности коллектива.

Для диктатора берётся «порог угадывания» — количество шагов, соответствующее наперёд заданной вероятности передумать к этому шагу или раньше.

Это уже вовсе не «самое вероятное количество шагов», а что-то вроде «гарантии». Вроде того, что «отлично, если он передумает раньше, но нам главное, чтобы не позже».

Существуют наборы параметров, при которых очевидно лучше или хуже тот или иной вариант, в других же случаях мы имеем дело с «разными оптимизациями»: что лучше, передумать гарантированно к какому-то шагу, но при этом лишь с исчезающе малой вероятностью передумать сильно раньше, или же передумать с относительно большой вероятностью сильно раньше, но и — если не повезёт — со значительной вероятностью сильно позже.

Collapse )




Вероятностное обоснование прямой демократии. Часть III



Возможность поставить вопрос



Рассмотрим теперь второй нюанс «потенциального возражения».

Да, диктатор-специалист может оказаться именно тем, кто сформулирует правильный вариант ответа и вообще поставит сам вопрос, тогда как все остальные не могли предложить правильных вариантов, а то и вообще додуматься до этого вопроса.

Однако, как так получилось, что в обществе, которое слишком слаборазвито для постановки вопроса, нашёлся ровно один человек, на это способный, и именно он оказался диктатором? Тем более, если предполагать, что именно он способен формулировать вообще все вопросы, до которых неспособны додуматься остальные?

Что за чудесная ситуация привела к возникновению именно такого человека, да ещё и возвела его в диктаторы? Имеет ли смысл затачивать систему именно под такую ситуацию, если более вероятна ситуация, что, например, такой человек правда есть и он единственный, но не он при этом диктатор, или что таких людей больше одного?

Collapse )



doc-файл
публикация на сайте «XX2 Век» 1
публикация в блоге автора 1
публикация на сайте «XX2 Век» 2
публикация в блоге автора 2
публикация на сайте «XX2 Век» 3
публикация в блоге автора 3
публикация в блоге автора 3 (окончание)

Вероятностное обоснование прямой демократии. Часть II



Эффективность малой группы по сравнению с большой группой



Есть ещё один «навскидочный» философский вывод о демократии: «демократия — это хорошо, но, конечно же, голосовать по неким вопросам должны только специалисты в этих вопросах».

Однако и он, несмотря на кажущуюся интуитивность, оказывается не верным в общем случае: ведь, чем меньше человек в коллективе, тем больше должна быть средняя вероятность угадывания каждого его участника для достижения той же эффективности угадывания всем коллективом.

Выбирая из коллектива малую группу специалистов, которые потом будут принимать решение голосованием, мы радикально снижаем численность коллектива и тем самым радикально повышаем требования к средней вероятности угадывания среди специалистов.

Да, возможно подобрать такие условия, при которых выделение в число имеющих право голосовать малой группы «специалистов» приведёт к повышению вероятности угадывания правильного решения. Однако далеко не во всех случаях это вообще возможно на практике: требования к вероятности угадывания среди этой малой группы, чтобы она могла сравниться с большой, могут оказаться вообще недостижимыми в реальном мире.

Collapse )

Гордость за комментаторов

Как вы знаете, писать я не особо умею — ничего толком-то и не написал, кроме пары—тройки тысяч статей, да и с умственной деятельностью у меня большая проблема, поэтому я нашёл выход: надо гордиться комменаторами.

Не, ну серьёзно, это ж поднимает самооценку: такие люди — гиганты мюсли и титаники духа — снисходят до того, чтобы черкнуть мне в комменты строчку—другую, плавно переходящие в страничку—другую, а потом и в многотомничек.

Вот, например, мне пишет работник секретного исследовательского предприятия. Он занят крайне сложной, интеллектуальной и продвинутой деятельностью на благо страны и мира, но, к сожалению, его деятельность засекречена настолько, что он даже не имеет права распространяться, что он вообще делает. Единственное, что ему позволил особый отдел — сообщать миру, как на фоне его деятельности ничтожна деятельность меня и всех остальных. Ну и, конечно, констатировать очевидный факт: он всё знает гораздо лучше и вообще умнее. Жаль, рассказывать о том, что он знает из числа умного, ему не разрешают, а потому в его блоге только перепосты бородатых анекдотов и короткие сообщения о посиделках в кафе (последнее — для маскировки местоположения).

И вот он, такой занятой и умный — представляете? — нашёл время, чтобы черкнуть мне комментик. Не расстраивайся, мол, Лекс, ты, конечно, тупой, как и все твои комментаторы, но есть, есть люди — такие как я — которые о-го-го как соображают.

Напишет, в общем, он пяток комментов в день, а потом опять уходит работать для страны и мира. Но вежливо так при этом: «я бы тут ещё пару страничек с намёками на своё превосходство написал бы, но не могу — работать мне надо». Работать — для меня презренного. И тайно, а то враги узнают и всё испортят.

Collapse )