Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

(no subject)

На сайте у dulingo при обучении английскому с русского где-то так со второй башни всё-таки появляются типсы. Россия, видимо, не только для грустных, но ещё и для суровых: чтобы не терять навыков привычного образования, ты должен сначала разобраться с основами сам, и только потом тебе будут помогать. Может быть, будут.



Отчётные учебники

В России реал беда с учебниками и самоучителями. Причём не только сейчас — в советские времена наблюдалось примерно то же самое.

Выходили, например, просто познавательные книжки в стиле «Занимательная физика». Не все из них, конечно, были хорошие, однако постоянно встречались те, в которых автор очень бодро, понятно и последовательно излагал что-то вполне научное. Оно отлично читалось и позволяло счастливым обладателям этих книжек понять не только школьную программу, но и часть вузовской, а то и вневузовской.

Помню отличную книгу про переводы — «Слово живое и мёртвое». Вообще же зашибись: написано отличным языком, куча примеров и разобран чуть ли не каждый элемент методики и целей переводов художественных произведений. Книга не называется «учебник по переводу», но даже тот, кто вообще был не в теме, поймёт вообще всё и сложит вполне последовательные представления о том, как надо переводить худлит и худки́на.

Но как только на обложке появляется «учебник» или «самоучитель» — туши свет. Научиться по нему будет невозможно: в лучшем случае оно — справочник. От прочтения даже одного абзаца которого захочется заснуть даже после пол-литра кофе. И даже мега-гений каждый второй абзац не сможет понять, что, впрочем, несколько компенсируется тем, что и специалисты в этой теме их не поймут, хотя и отлично знают то, про что в этих абзацах написано.

Я это осознал ещё в те времена, когда обучался программированию: если учебник — российский/советский, то можно даже не пытаться. В редких случаях оно действительно будет учебником, но обычно нет. Обычно быстрее, даже если нет переводных учебников, выучить английский с нуля, а потом прочитать какой-нибудь учебник по-английски. Потому что автор российского не пишет про то, как программировать, он пишет что-то типа сумбурной спецификации языка программирования, причём совмещая узкоспециальные термины, которые даже в официальную спецификацию языков вставлять не имело бы смысла, и бюрократический стиль изложения. Что-то типа: «с целью произведения суммирования после инициализации цикла со счётчиком следует адресовать по индексу элементы данного массива, предварительно организовав объявление и инициализацию аккумулирующей переменной, и осуществлять прибавление извлечённых значений, соответствующих данному индексу, к предварительно заведённой аккумулирующей переменной».

Collapse )

Как надо в языки

Duolingo — это чо-то, оказалось, такая интересная игра, что невозможно оторваться. Вот так в школе надо преподавать иностранные языки: дети будут плакать, когда их начнут заставлять идти спать, вместо того, чтобы всю ночь фигарить эти ваши упражнения. Впрочем, и не в школе тоже надо вот так.

Впечатление такое, что прогресс за два дня в эсперанто больше, чем у меня в былые времена был за первые четыре года школьного обучения английскому.

Отдельная ирония в том, что я, блин, в английском, на котором сделан курс (да, увы, на русском его нет), делаю больше ошибок, чем, собственно, в эсперанто. Английский, конечно, сильно сложнее, но эсперанто-то я впервые увидел три дня назад.

Лекции для здорового человека

В стримах и в статьях я много раз упоминал, что очень часто дело не в темах, а в способах их донесения до людей. Одну и ту же тему можно рассказать так, что скучать и отлынивать будут даже те, кто с детства мечтал ей заниматься, а можно так, что даже ранее равнодушные не прогуляют ни одной лекции. Догадайтесь, какой способ предпочитает отечественная и ряд зарубежных систем образования.

Я, например, с детства увлекался математикой, физикой и литературой, но школьным учителям от литературы меня-таки удалось отговорить. А физтеховские лекции и семинары сумели отговорить от математики и физики, но зато, поскольку литературы там не было, я начал писать всякое разное литературное уже курсе эдак на четвёртом — отпустило.

Через пять–десять лет после окончания вуза отпустило и в плане математики с физикой.

Не, ну реал, чуваки, зачем вы так? Зачем вы превращаете изначально очень интересное в непрерывную чреду страданий, в которых ничего интересного не остаётся? Сто пудов, можно ведь оставить интересное интересным — так его будет не только проще понимать, но ещё и приятнее.

В общем, меня неоднократно просили привести примеры лекций, при просмотре которых многими часами к ряду не надо себя преодолевать.

Collapse )

Чисто для пафоса

Вы знаете, в математике всё точно и строго — там не любят дешёвых сенсаций.

Ну, в теории. Поскольку на практике у меня складывается впечатление, что там временами чуть ли не половина риторики заточена под создание этих самых сенсаций, причём вообще из любой мелочи.

Методика создания этих сенсаций, что характерно, ровно как в заголовках жёлтой прессы полудикой провинции отсталых стран Африки и Азии или на российском центральном телевидении: формально вроде бы нигде не наврали, однако по заголовку сумеет понять, что произошло, примерно ноль человек из всей ознакомившейся аудитории.

Типичный случай, это когда есть некий хитровывернутый процесс, для которого можно подобрать параметры так, чтобы в одном состоянии из бесчисленных охуилиардов оных там получалась какая-то неприятность. Причём не вообще неразрешимая, а неразрешимая, если наложить ещё один охуилиард крайне суровых условий в качестве «правил игры», по сути, сводящихся к «нельзя исправлять эту неприятность», что будет замаскировано кучей особо научно звучащих терминов.

Грубо говоря, вообще все числа подходят, но с одним единственным в формуле получается деление на ноль. Что можно было бы легко исправить оговариванием особого значения в этой точке (и это, не исключено, даже совпадало бы с реальным поведением процесса), однако специально говорится «доопределять нельзя». И упрощать формулу тоже нельзя. И вообще ничего нельзя, кроме того, что необходимо, чтобы в этой точке произошла фигня.

Collapse )

Чем современные дети

Хотелось бы прокомментировать статью «Чем современные дети отличаются от школьников 1980-х: 10 пунктов учителя истории», заодно объяснив, почему «не то образование» сложилось не сейчас, а ещё до момента преподавания автора в школе. Причём на примере самого же автора.

«Я ни разу не видел на переменках, чтобы девочки играли в свои извечные девчачьи «скакалочки», «резиночки», а мальчики гоняли мячик. Никаких «казаков-разбойников» и «салочек»! В лучшем случае – бессмысленная возня и толкотня.

Но чаще всего, Его Величество МОБИЛЬНИК! Забывая всё на свете, не видя никого и ничего, дети тычут пальчиком по экрану. Они «играют» на мобильнике по дороге в школу, на перемене, играют на уроке, в туалете, играют по дороге домой.»


Автор незаметно для себя даёт ответ на вопрос «почему всё так хреново» прямо с первых абзацев.

«Дети тычут в мобильник». То есть это развлечение такое: «тыкать в мобильник»? Поди, они даже экран на нём не включают — просто в чёрный прямоугольник «тычут»?

Collapse )

О чём должна быть реальная «информатика»

Когда я был маленьким, персональный компьютер представлял собой девайс с шестнадцатью или сорока восьмью килобайтами памяти и где-то так четырьмя или восемью цветами, что было уже неплохо, поскольку за пятнадцать лет до того никаких персональных компьютеров не было вообще, а примерно такими же параметрами, если не хуже, обладали просто «компьютеры», о которых если кто-то и знал, то уверено полагал их «какой-то научной штукой, которая простым людям не нужна».

Сейчас самый дешёвый смартфон имеет шестнадцать миллионов цветов, разрешение экрана больше, чем у тогдашних мониторов, и оперативной памяти столько, что в иной стране на всех компьютерах, которые в ней есть, столько в сумме не было.

Всё поменялось за четверть века, но одно осталось неизменным: как тогда «заслуженные учителя» писали бессмысленные учебники и книги вида «компьютер в народном хозяйстве», так и сейчас.

Да-да, даже божественном, как многие думают, СССР восьмидесятых половина книг советских авторов о компьютерах была тем, что мы сейчас называем «попилом», а если на книге было написано «учебник», то вероятность того, что он — попил, стремилась к единице. Мало того, что там всё изложено совершенно непонятно, так оно ещё и бессмысленное. Это не учебник, это — способ получить бабло и репутацию за книгу по той теме, в которой ты ни сном, ни духом.

И, таки да, потом появившиеся школьные предметы типа «информатика» полностью соответствовали учебникам: это тоже был такой способ отчитаться вверх по иерархии о внедрении прогрессивных предметов, ничего не понимая в этих предметах всей своей иерархией.

Collapse )