Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Полуфункциональность

Сколь прекрасны некоторые решения в функциональном стиле, столь же чудовищны некоторые другие.

Сто пудов, возможность написать что-то типа

myList.view.map(f1).map(f2).sum


это прекрасно. Вместо десяти строк — одна, она легко читается, всё сразу понятно, легко чего-то добавить или поменять и так далее.

Но в других случаях попытки написать то же самое оборачиваются каким-то трындецом.

Collapse )

Наивность без границ

Каждый раз удивляюсь наивности людей, уверенных, что автор только что написанной статьи не сможет понять по их словам, читали ли они эту статью.

Им всё время кажется, что если они просмотрели оглавление и несколько абзацев наугад, то всё, запалить их невозможно. Даже если они напишут «а в статье ничего не сказано про Икс!», то автор, который три дня назад в этой статье нафигарил про Икс десять страниц, их не заподозрит.

Чую, именно они в вузах искренне недоумевали, как же это так им не удалось успешно сдать реферат преподавателю, который сам же его когда-то и написал.

Как проверить научную информацию

Как-то раз мне за неделю человек десять написали личные сообщения примерно с одними и теми же вопросами: «вот я прочитал такую-то статью, где типа про науку, а как мне узнать, правда это или нет?», «как вообще отличить научную правду от антинаучной лжи?», «кого надо спрашивать про это?».

Тогда я что-то не смог собраться с мыслями и всем ответил почти односложно — в духе «ну, тут есть масса нюансов, так всё сразу-то и не расскажешь». В общем, по сути, ушёл от ответа.

Но тут вдруг поимел в комментах краткую беседу с неясным челом, риторически потребовавшим «подтверждающие публикации в реферируемых журналах», и мне вдруг стало кристально ясно, как ответить на этот вопрос — в этот раз уже без ухода.

Так вот, наиболее вероятный ответ для вашей ситуации: вам не надо её проверять. Реально, вообще не надо. Вам объективно абсолютно побоку, правда там написана или нет.

Положим, вы прочитали, что учёный из Франции Василь Пупки́н только то выяснил, что ацтекский жрец Яйцыпоцны на самом деле умер не в 1365-м, а в 1356-м. Правда ли это? Как узнать?

Collapse )

Творчество работает не так (часть 3)



Мелизмы и имитация сложности



К этой категории можно отнести всё то, что, вообще говоря, можно было бы убрать без каких-либо потерь для фабулы или, тем более, канвы.

Однако в этом случае сразу появляется вопрос: а зачем тогда это всё вставляют?

Ну, надо отметить, что некоторые авторы тоже задаются этим вопросом и начинают свою персональную борьбу с «излишествами». И почти неизбежно в ней проигрывают.

Поскольку, внезапно, украшения нужны не только, чтобы выпендриться, но ещё и для повышения иллюзии правдоподобности.

Дело в том, что сколь бы ни старался автор творить в стиле реализма, ему не под силу создать всё то, что создано законами природы посредством не укладывающегося в голове количества элементарных частиц. Мы вроде бы смотрим на степь, и она на первый взгляд сливается в одно желтовато—коричневатое полотно. Однако сие — первый взгляд. Если смотреть подольше, то на полотне есть градации цвета. И в виде крупных пятен, и в виде мелких. Если присмотреться ещё более внимательно, то обнаружатся неоднородности иного рода: вон там какая-то другая травка растёт, вон там, судя по теням, небольшой холмик, а если посмотреть на наиболее близкие участки, то там можно разглядеть даже отдельные растения.

Поэтому, таки да, можно нарисовать степь в виде жёлтой области с крупными пятнами — градациями цвета. И на первый взгляд впечатление вроде бы передано. Однако зритель ведь может и подольше посмотреть. И обнаружить, что ничего нового он не разглядел, чего не увидел бы при первом взгляде. Поэтому, во-первых, скучно, а во-вторых, нереалистично.

Точнее «нереалистично» — в кавычках. Поскольку мозг распознаёт не столько реальное сходство с реальным миром, сколько потенциальное сходство. Вымышленный инопланетный пейзаж, например, тоже может казаться реалистичным, хотя нигде на Земле нет таких растений. И даже таких геологических образований, возможно, нет. Или хотя бы зритель никогда таких растений и образований не видел. Но всё равно его мозг воспринимает сие, как «правдоподобное» и «нескучное».

Читать целиком

Ценный навык или типа того

Случайно встретившаяся отсылка напомнила мне про одну крайне важную школьную штуку.

В школьных тетрадях надо было карандашом чертить поля. Это было крайне важно, судя по заявлениям учителей. На нужном расстоянии, аккуратно, ровно.

Это было настолько важно, что на моей памяти раз двадцать дело доходило до скандалов — со слезами, криками, воплями, чуть ли не драками. Нет, не подумайте, каждый раз это были разные ученики и даже разные учителя, но, сцуко, раз двадцать только на моих глазах.

Мне и самому сколько-то там раз снижали оценку за то, что у меня было что-то не так с полями. А один раз даже написали замечание, что у меня не прочерчены поля на какой-то там странице, до которой оставалось ещё овердофига чистых страниц.

В общем, вы понимаете, теорема Пифагора и законы Ньютона просто сосут у полей в тетради — их ещё можно не понимать, но вот поля обязательны.

Collapse )

Механика таблицы умножения



Корень зла



В общем и целом, я считаю вредным заучивание чего-либо в математике. Сама по себе математика — это практически как игра. Некий детектив, как и все другие науки. Однако её выгодно отличает от них всех то, что в этот детектив может поиграть вообще каждый человек, поскольку для этого не нужно ни какого-то специального оборудования, ни какого-то специального пространства. В прошлом для этого было достаточно палочки и песка под ногами, сейчас был бы весьма полезен простой бытовой компьютер (хотя всё ещё можно обойтись палочкой и песком), но даже он — уже слишком распространённая во всех слоях общества штука, чтобы считать её «специальной».

Для занятия математикой не нужна лаборатория, не нужны выезды в отдалённые точки планеты и даже требуемые физические действия сводятся к весьма небольшим перемещениям кистей рук. То есть это, в некотором смысле, идеальная игра.

К сожалению, эту игру в системе образования сильно портят нивелированием игрового элемента, вместо которого в процесс привносится много монотонности в виде запоминания каких-то формул и таблиц, бессмысленного и трудоёмкого оформления процесса решения — не так, чтобы он был максимально понятен читателю, а чтобы он следовал некоему вымученному протоколу, которым кроме школы нигде больше не пользуются.

В результате, вместо игры, ученики получают невнятную рутину, и только лишь редкая птица сумеет сквозь неё продраться, сохранив интерес к сути процесса.

Оная же суть состоит вовсе не в том, чтобы как можно больше считать, а в поиске способов, минимизации количества требуемых действий. Не в том, чтобы запоминать большие объёмы данных, а в поиске способов запоминать как можно меньше. Не в как можно более длинных «формальных рассуждениях», а в поиске кратчайшего и простейшего маршрута от постановки задачи к ответу. Причём, желательно, нагляднейшего, а не специально усложнённого.

Читать целиком

Майнкрафт

Я, кстати, одобряю запрет «Майнкрафт».

Точнее, нет, неправильно сказал. Я одобряю, когда депутаты из Единой России предлагают запретить Майнкрафт. А если бы им удалось, было бы вообще зашибись.

Понимаете, тут в чём дело. От студентов до пенсионеров, все понимают, за что так не любят ЕР. Но вот младшие школьники до сих пор не охвачены этим общим порывом. И объяснить им не так-то просто. Ну а тут, наконец-то, каждому второму школьнику даже без чьих-то объяснений станет понятно, почему так много людей желает, чтобы ЕР полным составом отправилась в ад, причём досрочно.

Поэтому правильный шаг, одобряю.

В дальнейшем им надо ещё поработать над запретом мороженого, мультиков и сидения на ручках у мамы. Чтобы, так сказать, вообще с ясельного возраста все всё осознавали.

Энгельс и школьная физика

«Всякое движение состоит во взаимодействии притяжения и отталкивания. Но движение возможно лишь в том случае, если каждое отдельное притяжение компенсируется соответствующим ему отталкиванием в другом месте, ибо в противном случае одна сторона должна была бы получить с течением времени перевес над другой, и, следовательно, движение в конце концов прекратилось бы. Таким образом, все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться. Благодаря этому закон неуничтожимости и несотворимости движения получает такое выражение: каждое притягательное движение во вселенной должно быть дополнено эквивалентным ему отталкивательным движением, и наоборот, или же, — как это выражала задолго до установления в естествознании закона сохранения силы, resp. энергии, прежняя философия, — сумма всех притяжений во вселенной равна сумме всех отталкиваний.»

«Если два тела действуют друг на друга так, что в результате этого получается перемещение одного из них или обоих, то перемещение это может заключаться лишь в их взаимном приближении или удалении. Они либо притягивают друг друга, либо друг друга отталкивают. Или, выражаясь терминами механики, действующие между ними силы суть центральные силы, т. е. они действуют по направлению прямой, соединяющей их центры. В настоящее время мы считаем чем-то само собой разумеющимся, что это происходит во вселенной всегда и без исключения какими бы сложными ни являлись иные движения. Мы считали бы нелепым допустить, что два действующих друг на друга тела, взаимодействию которых не мешает никакое препятствие или воздействие третьих тел, обнаруживают это взаимодействие иначе, чем по кратчайшему и наиболее прямому пути, т. е. по направлению прямой, соединяющей их центры.»

«Рассмотрим движение какой-нибудь планеты вокруг её центрального тела. Обычная школьная астрономия объясняет вместе с Ньютоном описываемый этой планетой эллипс из совместного действия двух сил — из притяжения центрального тела и из тангенциальной силы, увлекающей планету в направлении, перпендикулярном к этому притяжению. Таким образом, школьная астрономия принимает, кроме центрально-действующей формы движения, ещё другое направление движения, или ещё другую так называемую “силу”, а именно — такое направление движения, которое совершается перпендикулярно к линии, соединяющей центры рассматриваемых тел. Тем самым она вступает в противоречие с вышеупомянутым основным законом, согласно которому в нашей вселенной всякое движение может происходить только в направлении центров действующих друг на друга тел, или, как обычно выражаются, может вызываться лишь центрально-действующими силами. Вследствие этого она вводит в теорию такой элемент движения, который, как мы это тоже видели, неизбежно приводит к идее о сотворении и уничтожении движения и поэтому предполагает также и творца. Таким образом, задача заключалась в том, чтобы свести эту таинственную тангенциальную силу к некоторой центрально-действующей форме движения…»

«Возьмём, далее, какую-нибудь телесную массу на самой нашей Земле. Благодаря тяжести она связана с Землёй, подобно тому как Земля, со своей стороны, связана с Солнцем; но в отличие от Земли эта масса не способна к свободному планетарному движению. Она может быть приведена в движение только при помощи толчка извне. Но и в этом случае, по миновании толчка, её движение вскоре прекращается либо благодаря действию одной лишь тяжести, либо же благодаря этому действию в соединении с сопротивлением среды, в которой движется рассматриваемая нами масса. Однако и это сопротивление является в конечном счёте действием тяжести, без которой Земля не имела бы никакой сопротивляющейся среды, никакой атмосферы на своей поверхности. Таким образом, в случае чисто механического движения на земной поверхности мы имеем дело с таким положением, в котором решительно преобладает тяжесть, притяжение, в котором, следовательно, при получении движения мы имеем две фазы: сперва мы действуем в направлении, противоположном тяжести, а затем даём действовать тяжести, — одним словом, сперва мы поднимаем массу, а затем даём ей упасть.»


На дворе стояло что-то около 1875-го года. Со времён открытия Ньютоном законов классической механики прошло почти 200 лет. Но хуле, мы ж философы, а не физики, поэтому можно на полном серьёзе нести вот такую вот херню, и ей же «доказывать» свою мега-теорию.

А потом эту херню будут преподавать советским студентам — в том числе, технических вузов — на курсах «философии» и «научного коммунизма», хотя даже шестикласснику, который всего-то не прогуливал физику, очевидно, что тут пониманием даже самых основ механики ни разу не пахнет.

А потом, в 21-м веке — когда со времён работ Ньютона прошло уже почти 350 лет, толпа долбодятлов будет с пеной у рта изобличать всех усомнившихся в действенности «наивысшего метода познания» или даже в том, что Энгельс хоть что-то понимал в физике и математике. Ну и, разумеется, будет уверена, что в «Диалектике природы» Энгельс офигенно доказал состоятельность «диалектического материализма» на множестве «живых примеров».

Религия, она такая: сомневаться в священных текстах и пророках нельзя ни при каких условиях.

Всем диалектикам ещё раз большой привет.

Филфак

Каждый раз, когда читаю заявление в стиле «он же не с филфака — как он может рассуждать о философии?!», всё время хочется спросить: «а кто вообще из всех этих философов, тезисы которых хоть кто-то обсуждает, окончил филфак?».

Контринтуитивная орлянка. Часть 1



Блуждающая точка



Лет где-то так около тринадцати меня посетил вопрос.

Предположим, у нас есть точка с координатами (0, 0). Мы бросаем монетку и, если выпал орёл, сдвигаем её на единицу вправо. А если решка — влево. Чтобы процесс было проще наблюдать, то же самое мы проделываем со сдвигом вверх или вниз — при помощи ещё одного броска монетки.

Так вот, если точка будет оставлять за собой след, что мы увидим на экране или листе бумаги, после, например, тысячи таких шагов?

Сейчас вы, прежде чем читать дальше, тоже можете проверить свою интуицию или, например, глубину понимания базовых положений теории вероятности. Остановитесь вот тут, в самом начале статьи, и попробуйте представить, как будет выглядеть рисунок. Естественно, не точно — это мы не можем предсказать, поскольку не можем предсказать, как выпадет монетка, — а «принципиально». Что это будет?

Collapse )