Category: наука

Станислав Дробышевский. Что происходит с наукой в России

Что в организации научной сферы сильнее всего мешает учёным работать и жить? Полезны ли науке и образованию проводимые реформы? Идут ли в науку выпускники? Есть ли у них возможность заниматься наукой? Каким образом можно исправить имеющиеся недостатки?



Независимость событий при голосовании

Много людей уже написали в комментариях к статье, что-де «результаты голосования не являются независимыми событиями». Некоторые при этом рекомендовали мне почитать чо-то там про теорию вероятности, что, видимо, должно совпадать с результатами их странных представлений. Я бы им тоже порекомендовал чо-то прочитать, но, видимо, им не помогает. Поэтому я сам напишу.

Случайные события являются зависимыми, если уже состоявшийся исход одного из них меняет вероятность наступления исходов другого.

То, что, по нашему мнению, вероятности исходов между собой как-то связаны до наступления какого-то исхода, не делает случайные события зависимыми.

Если я с Васей долго тренировался играть в бадминтон, то моя вероятность выиграть в бадминтон у Пети, который не тренировался, выросла. И вероятность того, что Вася выиграет у Пети, тоже. Однако Васин выигрыш в матче с Петей никак не зависит от моего выигрыша в матче с Петей. Поскольку в тот момент, когда я у Пети выиграл, Васина вероятность выиграть у Пети может вырасти разве что потому, что Петя расстроился, заплакал и ему стало тяжелее играть.

Если же такого не произошло, и Петя играет как обычно, то наши с Васей у него выигрыши — независимые случайные события. Несмотря даже на то, что мы с Васей ой как натренировались путём многократных совместных игр.

Collapse )

Space Engine: виртуальная вселенная



Согласно Библии, у Яхве на сотворение вселенной ушло шесть дней, мы, люди, конечно, послабее будем, поэтому автор Space Engine (кстати, россиянин — Владимир Романюк) занимается творением вселенной уже одиннадцатый год.

И буквально на днях вышла очередная версия этой программы, которую лично я очень давно ждал, поскольку в ней обещался значительный прирост реализма, что для проекта, где и до того уровень реалистичности был довольно высоким, звучит странно, но вместе с тем крайне притягательно.

Хотя Space Engine условно называется «игрой», по сути, игровой частью там можно счесть разве что пилотирование космических кораблей. Судя по отзывам в интернете, оно имеет своих поклонников, но я пока что его ни разу не попробовал — ведь есть Elite: Dangerous, где у означенного пилотирования, хотя и несколько меньше реалистичности, гораздо больше игрового смысла.

В данном же проекте меня привлекает основная часть: то самое, чем данная программа в основном и является — виртуальный планетарий.

Читать целиком

Механика таблицы умножения



Корень зла



В общем и целом, я считаю вредным заучивание чего-либо в математике. Сама по себе математика — это практически как игра. Некий детектив, как и все другие науки. Однако её выгодно отличает от них всех то, что в этот детектив может поиграть вообще каждый человек, поскольку для этого не нужно ни какого-то специального оборудования, ни какого-то специального пространства. В прошлом для этого было достаточно палочки и песка под ногами, сейчас был бы весьма полезен простой бытовой компьютер (хотя всё ещё можно обойтись палочкой и песком), но даже он — уже слишком распространённая во всех слоях общества штука, чтобы считать её «специальной».

Для занятия математикой не нужна лаборатория, не нужны выезды в отдалённые точки планеты и даже требуемые физические действия сводятся к весьма небольшим перемещениям кистей рук. То есть это, в некотором смысле, идеальная игра.

К сожалению, эту игру в системе образования сильно портят нивелированием игрового элемента, вместо которого в процесс привносится много монотонности в виде запоминания каких-то формул и таблиц, бессмысленного и трудоёмкого оформления процесса решения — не так, чтобы он был максимально понятен читателю, а чтобы он следовал некоему вымученному протоколу, которым кроме школы нигде больше не пользуются.

В результате, вместо игры, ученики получают невнятную рутину, и только лишь редкая птица сумеет сквозь неё продраться, сохранив интерес к сути процесса.

Оная же суть состоит вовсе не в том, чтобы как можно больше считать, а в поиске способов, минимизации количества требуемых действий. Не в том, чтобы запоминать большие объёмы данных, а в поиске способов запоминать как можно меньше. Не в как можно более длинных «формальных рассуждениях», а в поиске кратчайшего и простейшего маршрута от постановки задачи к ответу. Причём, желательно, нагляднейшего, а не специально усложнённого.

Читать целиком

Энгельс и школьная физика

«Всякое движение состоит во взаимодействии притяжения и отталкивания. Но движение возможно лишь в том случае, если каждое отдельное притяжение компенсируется соответствующим ему отталкиванием в другом месте, ибо в противном случае одна сторона должна была бы получить с течением времени перевес над другой, и, следовательно, движение в конце концов прекратилось бы. Таким образом, все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться. Благодаря этому закон неуничтожимости и несотворимости движения получает такое выражение: каждое притягательное движение во вселенной должно быть дополнено эквивалентным ему отталкивательным движением, и наоборот, или же, — как это выражала задолго до установления в естествознании закона сохранения силы, resp. энергии, прежняя философия, — сумма всех притяжений во вселенной равна сумме всех отталкиваний.»

«Если два тела действуют друг на друга так, что в результате этого получается перемещение одного из них или обоих, то перемещение это может заключаться лишь в их взаимном приближении или удалении. Они либо притягивают друг друга, либо друг друга отталкивают. Или, выражаясь терминами механики, действующие между ними силы суть центральные силы, т. е. они действуют по направлению прямой, соединяющей их центры. В настоящее время мы считаем чем-то само собой разумеющимся, что это происходит во вселенной всегда и без исключения какими бы сложными ни являлись иные движения. Мы считали бы нелепым допустить, что два действующих друг на друга тела, взаимодействию которых не мешает никакое препятствие или воздействие третьих тел, обнаруживают это взаимодействие иначе, чем по кратчайшему и наиболее прямому пути, т. е. по направлению прямой, соединяющей их центры.»

«Рассмотрим движение какой-нибудь планеты вокруг её центрального тела. Обычная школьная астрономия объясняет вместе с Ньютоном описываемый этой планетой эллипс из совместного действия двух сил — из притяжения центрального тела и из тангенциальной силы, увлекающей планету в направлении, перпендикулярном к этому притяжению. Таким образом, школьная астрономия принимает, кроме центрально-действующей формы движения, ещё другое направление движения, или ещё другую так называемую “силу”, а именно — такое направление движения, которое совершается перпендикулярно к линии, соединяющей центры рассматриваемых тел. Тем самым она вступает в противоречие с вышеупомянутым основным законом, согласно которому в нашей вселенной всякое движение может происходить только в направлении центров действующих друг на друга тел, или, как обычно выражаются, может вызываться лишь центрально-действующими силами. Вследствие этого она вводит в теорию такой элемент движения, который, как мы это тоже видели, неизбежно приводит к идее о сотворении и уничтожении движения и поэтому предполагает также и творца. Таким образом, задача заключалась в том, чтобы свести эту таинственную тангенциальную силу к некоторой центрально-действующей форме движения…»

«Возьмём, далее, какую-нибудь телесную массу на самой нашей Земле. Благодаря тяжести она связана с Землёй, подобно тому как Земля, со своей стороны, связана с Солнцем; но в отличие от Земли эта масса не способна к свободному планетарному движению. Она может быть приведена в движение только при помощи толчка извне. Но и в этом случае, по миновании толчка, её движение вскоре прекращается либо благодаря действию одной лишь тяжести, либо же благодаря этому действию в соединении с сопротивлением среды, в которой движется рассматриваемая нами масса. Однако и это сопротивление является в конечном счёте действием тяжести, без которой Земля не имела бы никакой сопротивляющейся среды, никакой атмосферы на своей поверхности. Таким образом, в случае чисто механического движения на земной поверхности мы имеем дело с таким положением, в котором решительно преобладает тяжесть, притяжение, в котором, следовательно, при получении движения мы имеем две фазы: сперва мы действуем в направлении, противоположном тяжести, а затем даём действовать тяжести, — одним словом, сперва мы поднимаем массу, а затем даём ей упасть.»


На дворе стояло что-то около 1875-го года. Со времён открытия Ньютоном законов классической механики прошло почти 200 лет. Но хуле, мы ж философы, а не физики, поэтому можно на полном серьёзе нести вот такую вот херню, и ей же «доказывать» свою мега-теорию.

А потом эту херню будут преподавать советским студентам — в том числе, технических вузов — на курсах «философии» и «научного коммунизма», хотя даже шестикласснику, который всего-то не прогуливал физику, очевидно, что тут пониманием даже самых основ механики ни разу не пахнет.

А потом, в 21-м веке — когда со времён работ Ньютона прошло уже почти 350 лет, толпа долбодятлов будет с пеной у рта изобличать всех усомнившихся в действенности «наивысшего метода познания» или даже в том, что Энгельс хоть что-то понимал в физике и математике. Ну и, разумеется, будет уверена, что в «Диалектике природы» Энгельс офигенно доказал состоятельность «диалектического материализма» на множестве «живых примеров».

Религия, она такая: сомневаться в священных текстах и пророках нельзя ни при каких условиях.

Всем диалектикам ещё раз большой привет.

Контринтуитивная орлянка. Часть 1



Блуждающая точка



Лет где-то так около тринадцати меня посетил вопрос.

Предположим, у нас есть точка с координатами (0, 0). Мы бросаем монетку и, если выпал орёл, сдвигаем её на единицу вправо. А если решка — влево. Чтобы процесс было проще наблюдать, то же самое мы проделываем со сдвигом вверх или вниз — при помощи ещё одного броска монетки.

Так вот, если точка будет оставлять за собой след, что мы увидим на экране или листе бумаги, после, например, тысячи таких шагов?

Сейчас вы, прежде чем читать дальше, тоже можете проверить свою интуицию или, например, глубину понимания базовых положений теории вероятности. Остановитесь вот тут, в самом начале статьи, и попробуйте представить, как будет выглядеть рисунок. Естественно, не точно — это мы не можем предсказать, поскольку не можем предсказать, как выпадет монетка, — а «принципиально». Что это будет?

Collapse )

О науке

Наука — это коллективный поиск чёрной кошки в тёмной комнате, без уверенности, что она там вообще есть. Причём этих чёрных кошек только так-то и возможно поймать.

Авторитетно сообщаю это, как человек, который в регулярном порядке фотографирует сей процесс.

Что почитать для просветления

До сих пор поступают комментарии от упоротых диалектиков про то, что «я в своих докладах и статьях взял не те примеры». 75% комментариев при этом сопровождаются дополнительным разоблачением: «не читал Гегеля и Энгельса».

Самый цимес всего это в том, что сии примеры взяты как раз из тех самых книг Гегеля и Энгельса, которые я типа не читал, а вот защитники диалектики, наоборот, много раз внимательно читали и конспектировали.

Можно ли хоть что-то добавить к уже и так столь прекрасному?

Нет. Но я всё равно добавлю.

Клим Жуков тут ещё несколько раз повторил о том, сколь важно прочитать «Антидюринга» Энгельса. Он, вот, типа, читал и просветлился. И сие, надо отметить, примерно столь же сильный аргумент в пользу «они знают, о чём говорят», сколь вышеописанная история.

Collapse )

Студентам трындец

Встретился совершенно чудесный персонаж. По собственным заявлениям она — врач и преподаёт студентам биологию и химию в каком-то пражском (или, ОК, тут неясно, «европейском») вузе.

При этом мега-преподаватель не в курсе, что…

  • «Генная модификация» — это способ получения организмов, а не какой-то конкретный организм, а потому никак нельзя «доказать безопасность генно-модифицированных организмов».


  • Безопасность ряда частных случаев ГМО экспериментально доказана гораздо лучше, чем безопасность какого-то произвольного селекционного растения, тем не менее, продаваемого с целью принятия в пищу и принимаемого в пищу.


  • При селекции тоже образуются мутации.


  • …причём, внезапно, именно в генах.


  • «Природный» вовсе не синоним слова «безвредный».


  • Подавляющее большинство окультуренных растений и одомашенных животных — результат селекции. Если не вообще все без исключения.


  • В СССР тоже выращивали исключительно селекционные растения, а вовсе не «изначальные природные». Причём там весьма активно занимались селекцией и выведением новых сортов.


  • «Неокультуренную пшеницу» никто не разводит, поскольку в оригинале «природная пшеница» сбрасывает зёрна после созревания.


  • Продаваемое «фермерами» — ровно такой же результат очень длинной цепочки мутаций, как и продаваемое в магазинах, а вовсе не «изначальный, природный, безопасный вариант».


  • …причём, внезапно, в ряде случаев фермеры выращивают в том числе и генно-модифицированные продукты.


  • Сторонники ГМО вполне спокойно употребляют ГМО, если им специально в этом не мешать.


  • Текущий научный консенсус подразумевает нейтральность целенаправленной генной модификации по сравнению с селекцией, а «яростную борьбу против» ведут вовсе не «большинство учёных», а отдельные фрики, журналисты и политики.


  • Люди жиреют вовсе не потому, что покупают еду в супермаркетах.


Collapse )