?

Log in

No account? Create an account

Категория: лытдыбр

Общество гиперпотребления
lex_kravetski
По стечению обстоятельств я внезапно попал в гипермаркет.

Гипермаркет гораздо больше супермаркета, а ведь уже в супермаркетах у меня рябит в глазах от разноцветных этикеток и одновременно с тем приходится постоянно бороться с желанием сбежать отсюда. Лучше всего, навсегда.

Потому что, нет, это всё вовсе не «общество потребления». Потреблять — это вполне неплохо. В том числе, потреблять не что попало, а то, что сильнее всего нравится. Скорее уж это — «общество суеты». Специальное место, где маркетологи под видом «ты можешь всё купить прямо у нас» постарались максимально затруднить этот процесс, расставив товары так, чтобы ты, не дай бог, правда не купил то, что тебе нужно, быстро.

Туда желательно приходить, не зная, что ты собираешься купить. Сама эта мысль меня вымораживает, но по тому, как там ведут себя окружающие, видно, что это — их способ отдыха и развлечения.

Но одного только отдыха и развлечения тут мало. Тут, на самом деле, явно прослеживаются более глубокие мотивы.

ДальшеСвернуть )

Метки:

О запоминании сказанного на лекции
lex_kravetski


По поводу записи ручкой на бумаге существует странная убеждённость, будто бы это помогает лучше запоминать материал.

Эта убеждённость во многом базируется на «наши диды так делали и нам завещали, не рефлексируй — повторяй», однако есть и небольшое количество растиражированных СМИ и молвой исследований на тему того, правда ли это так.

Исследования, впрочем, в основном проведены в, увы, традиционной сейчас для психологов манере: то есть без экспериментального отбрасывания альтернативных объяснений наблюдаемого эффекта и с подгонкой результатов под вывод.

В одном из них, например, делалось следующее: группу студентов разделили на две части. Одна часть должна была конспектировать лекции ручкой на бумаге, а другая — при помощи компьютера. После нескольких лекций студентов проверили на тему, кто больше запомнил. Оказалось, что конспектировавшие на бумаге в среднем запомнили децл больше. Из этого был сделан вывод, что конспектировать ручкой по бумаге гораздо полезнее.

Однако по поводу описанного не только у меня, но и у других прочитавших всё это, сразу же возник ряд вопросов. Причём эти вопросы довольно очевидны, а потому, вообще говоря, дать на них ответы должны были сами авторы исследования. И не просто дать, а дать именно через дополнительные исследования — отбрасывающие альтернативные и при этом весьма вероятные объяснения.

ДальшеСвернуть )


Многозначная логика своими руками
lex_kravetski


Существует заблуждение, будто бы «когда-то давно существовала только одна логика — формальная, но с тех пор учёные уже придумали ей массу альтернатив».

Если попросить назвать эти альтернативы, то вполне вероятно, что в пример будет приведена какая-то бессодержательная и размытая конструкция вроде «диалектической логики», однако возможен и вариант приведения содержательной: «нечёткая логика», «многозначная логика» и т.п.

В большинстве случаев, правда, отвечающий не в курсе устройства того, про что он говорит, и реальное его знание о приводимом им в пример заканчивается чем-то вроде «в нечёткой логике всё нечётко».

Это, впрочем, не умаляет реальной содержательности того, что он упомянул — пусть даже он и не понимает его устройства. Заблуждение тут не в том, что «он думает, будто существует нечёткая логика, но на самом деле такой нет», а в том, что «он думает, будто бы нечёткая логика — альтернатива формальной, но на самом деле…».

Что же должно в данном случае следовать за «но на самом деле…»? Если это не «альтернатива», то что? Дополнение? Развитие? Усовершенствование?

ДальшеСвернуть )


(NM – 1)-нашки
lex_kravetski
После того, как разверзлись бездны «простой и понятной» реализации игры в пятнашки на неком языке для контроллеров, похожем на блок-схемы, я просто не удержался от того, чтобы проверить, какого размера будет полная (почти) реализация этой игры на каком-то нормальном языке программирования.

И таки проверил. На языке Wolfram в среде Mathematica. Естественно, по сравнению с представленным по ссылке адовым трешем на Wolfram получилось коротко и довольно понятно.

Кроме того, когда язык позволяет думать над задачей, а не тратить всё время на многократные копипасты, в голову приходят мысли о том, как это сделать ещё лучше: ещё короче, общее и понятнее.

После этого товарищ в комментах предложил флеш-моб, смысл которого в реализации пятнашек на чём угодно — ну, на чём нравится конкретному человеку.

Однако я внесу в это размытое предложение коррективы, уточнив правила.

  1. Должен быть реализован случай для доски размера N на М


  2. Настройки размера доски можно прописать прямо в коде


  3. Сама игра должна быть представлена в графике и управляться кликами мышки


  4. С мега-дизайном можно не заморачиваться — любая графика, более-менее изображающая фишки с числами, сойдёт


  5. Должна диагностироваться победа, когда она наступила, и об этом должно писаться на экране


  6. Должно быть можно подвинуть сразу целый фрагмент ряда или столбца — от той фишки, по которой игрок кликнул, до пустого места


  7. Старт с перемешанными пятнашками, но можно не диагностировать тот случай, когда данная игра неразрешима


  8. Программа должна, блин, работать, а не быть написанной чисто «в уме»


ДальшеСвернуть )

Методы и технологии пропаганды на конкретных примерах.
lex_kravetski
Оригинал взят у hueviebin1 в Методы и технологии пропаганды на конкретных примерах.

Кто-то считает манипуляцию массами высоким искусством, а людей, занимающихся подобными вещами, — профессионалами высшего класса. На самом деле ввиду отсутствия какой-либо индивидуальности у толпы управлять ею элементарно. Все эти методы управления и контроля универсальны для всех стран мира, а многие из них активно практикуются уже по сто (и даже более) лет. А зачем выдумывать что-то новое, когда работает хорошо проверенное старое?

Читать дальше...Свернуть )


Правила построения интригующей передачи
lex_kravetski
Многим кажется, что написание сценария к передаче про науку требует широкого кругозора, прочного научного базиса, опыта деятельности в научной или околонаучной области, понимания научного метода и способности постигать смысл и устройство чужих научных работ.

На самом деле это не так. Вы можете создавать интригующие передачи про науку безо всей этой ерунды — просто путём замены некоторых элементов ваших рассуждений на профессиональные телевизионные формулировки. При помощи этого нехитрого метода любой человек, умеющий писать, сразу же перекочует в разряд маститых авторов научно-популярных передач, которым будет рад любой современный канал отечественного телевидения, включая центральные.

Итак, вот список профессиональных замен.

Я не знаю… Учёные до сих пор не знают…
В этой области я вообще по нулям. До сих пор учёным не удаётся…
Я загуглил, но там было много ссылок, и я не понял, по каким из них правда. Учёные не могут прийти к единому мнению о том, чем же объясняется этот эффект.
…а ещё там были ссылки на магов, экстрасенсов и священников. Официальная наука признаёт, что это явление не может быть объяснено научным методом.
Я случайно нашёл статью, где было про то, что в этом явлении некоторые детали ещё не совсем ясны. Несмотря на все усилия, учёные не представляют, как это работает.
В статье было написано, что в этой новой области пока ещё слишком мало данных, чтобы сделать однозначный выбор между гипотезами. Учёные теряются в догадках: это Бог или энергия Ци? А может быть, это дело рук инопланетян?
Мне никогда не нравилась математика, я в школе её прогуливал. Наука не в состоянии это вычислить.
Впрочем, физику, химию и биологию я тоже прогуливал. Следует признать, что лишь малая часть явлений мира поддаётся измерению.
Да и с чтением у меня проблемы. Не существует внятных объяснений…
Мне вообще эта ваша наука нахрен не впёрлась — я просто интригующую передачу делаю. Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось вашим мудрецам.
А сейчас я попробую типа без палева соскочить. Правда это или нет? Будущее покажет!





doc-файл

Метки:

Запах монад по утрам
lex_kravetski
Есть, знаете ли, такая фраза: «Иисус, спаси меня от твоих последователей». Удивительно, но к некоторым другим областям она тоже отлично подходит — в частности к так называемой «функциональной парадигме программирования».

В этой области явно существует какой-то закон, типа закона Бойцовского Клуба: «никому не говорить о Бойцовском Клубе», — но там он более изощрён: о Бойцовском Клубе говорить разрешается, но если кто-то, услышав о нём, вдруг решит в него вступить, то ему надо сразу же в ответ на простые вопросы задвинуть мощной метафизики со специальными терминами, которые он ни за что не поймёт, а ещё чуть-чуть пообщавшись с последователями, решит, что от этого вашего Клуба и от Иисуса вообще лучше держаться подальше.

И козырным тузом в деле отвращения человечества от прогрессивных методов разработки кода, безусловно, выступает «монада». О да, монадой вам трахнут мозг, независимо от того, что вас на самом деле интересовало. И ей же вам запулят вслед, когда вы будете убегать от всего этого кагала. Не зря, видимо, понятие «монада», кроме функциональной парадигмы и теории категорий также широко используется в эзотерике.

Но, несмотря на всё это, означенные монады действительно имеют практически полезное применение, отличное от универсального способа перевести любой практический вопрос в убедительную (в основном, для самого́ отвечающего) демонстрацию его запредельной крутизны. Собственно, когда основная цель в этом, ответ специально строится так, чтобы непонимающий и дальше бы тоже ничего не понял.

ДальшеСвернуть )



Программа по русскому языку сосёт
lex_kravetski
Встретил в ленте ссылку на какой-то тест по русскому языку, сопровождённый припиской «только 3% людей смогли успешно пройти этот тест».

Учитывая, что процент людей на планете, говорящих по-русски, меньше трёх, это совершенно не удивительно. Ну да ладно. Легко догадаться, что имелись в виду русскоговорящие. И вот среди них некоторые поучаствовали в тесте. И вот среди них только 3% правильно ответили на вопросы. Что из этого следует?

Кто-то решит, что следствие — «вот такой маленький процент людей умеет правильно писать на русском языке». Но это, извините, полный бред. Это у математики и физики мерилом правильности выступает независящее от людей устройство мироздания, а правила языка должны фиксировать то, как большинство людей в настоящее время пользуется языком, чтобы оставшееся меньшинство знало, как надо им пользоваться, чтобы их понимали, и они понимали других. Если только 3% носителей языка могут использовать какое-то правило, то значит, что в языке на текущий момент этого правила просто нет.

Оно всё ещё может существовать в локальной группе из этих трёх процентов, но его статус не сильно отличается от луркояза, уже почившего в бозе олбанского, профессиональных жаргонов и местечковых диалектов. И только упоротость отдельных граждан, решивших, что именно по ним надо определять эталон языка, не даёт этим правилам исчезнуть окончательно.

ДальшеСвернуть )

Метки:

Предельно простое отношение к обману
lex_kravetski
Реакция на статью «Самооправдание лжи» показала, что желание оправдать ложь в тех случаях, когда она выгодна оправдывающему, сильно́ ровно настолько, насколько это было описано в статье. Оправдание обмана высшими интересами, в контексте статьи смотрелось странно, поэтому комментаторы сосредоточились на хитрых, как им видимо казалось, способах максимально размыть и затуманить данное понятие.

А вдруг, спрашивали граждане, вы не сказали тёще, которую раньше ненавидели, а теперь любите, будто её в детстве удочерили стахановцы, которые на самом деле замаскированные белогвардейцы, хотя на самом деле вы только думали, что так и было, а на самом деле тёща была родным ребёнком, а про удочерение вас самого обманули. При этом вы только думали, что это ваша тёща, а на самом деле это проклятые инопланетяне начали вторжение в вашу семью. При этом начали исключительно с целью спасения человечества, каковое спасение они понимают совершенно превратно. Как тогда? Была ли тут ложь? Можно ли её оправдать?

Безусловно, поиск грани крайне важен для каждого уважающего себя фолк-философа — ведь с помощью этого мощного метода можно яростно сопротивляться практически любому ответу на вопрос. Однако не все знают, но ответы для общества гораздо важнее, чем бесконечные попытки обосновать принципиальную неточность любого ответа в рамках вселенского абсолюта. Конечно для малого множества спорных частных случаев потребуется персональное разбирательство, но для подавляющего означенных случаев большинства вопрос, ложь это или не ложь, имеет вполне очевидный ответ.

Если вы сказали про что-то, что оно не то, что есть на самом деле, то вы донесли неверную информацию. Если вы при этом знали верную информацию, то вы не только донесли неверную информацию, но и обманули человека. Даже если вы только думали, что знаете верную информацию, но сказали не то, про что думали, то вы и тут обманули. Довольно простая закономерность.

ДальшеСвернуть )

О мессиях и последователях
lex_kravetski
Как настоящий атеист, я не верю в грозное и всесильное божество, готовое покарать меня молнией с небес за упоминание оного божества всуе, а потому смело пользуюсь любыми религиозными метафорами, когда мне не хватает атеистических. Вот и сейчас тема такова, что лучше, чем в религиозном ключе, не скажешь, поскольку речь пойдёт как раз о чём-то подобном.

В прошлом году я говорил: люди ждут прихода Мессии. У людей, надо отметить давно и, судя по всему, надолго заведено этого самого Мессию ждать. Обнаруживает ли мир признаки собственной гибели или тщательно скрывает их от данного конкретного гражданина, а душа всё равно тянется к Высокому. Весь вопрос только в том, насколько хорошо удаётся эту тягу в себе подавить. Если вообще никак — гражданин ежечасно сообщает коллегам, что Мессия грядёт со дня на день, всех гадов развесит по фонарным столбам, а хороших, наоборот, подвергнет безраздельным милостям. Нормально удаётся — гражданин об этом молчит, но всё равно надеется. Удаётся на отлично — гражданин всякую идею о Высоком демонстративно отвергает, причём, с каждым днём отвержение усугубляя, что в своей наиболее выраженной форме побуждает гражданина яростно отрицать Высокое даже тогда, когда о Высоком никто и словом не обмолвился. Ну, типа, «я три дня гналась за вами, чтобы сообщить вам, как вы мне безразличны».

В те прошлогодние времена меня закономерно упрекнули, что, де, я забыл про «не царь, не бог, и не герой». Что сами, мол, без богов и царей. И, соответственно, без мессий.

А я не забыл, я просто к тому моменту недостаточно хорошо ещё вспомнил то самое, что по этому поводу надо сказать. Оно со всей ясностью тогда пред взором не предстало, но сейчас, вот, уже предстало, поэтому давайте я наверстаю.

Ждать Мессию и искать его Пророков, скажу я вам, это — вполне естественно. Как было сказано выше, человека тянет к Великому и Высокому, но — вот, незадача — человеки не верят в себя. Человекам кажется, будто лично у каждого из них нет никакого таланта ни к чему, вот разве что имеется неплохой вкус или какая-то безделушка типа того. А потому, если кто-то и может додуматься до Высокого, то исключительно особо умные люди. Точнее даже, не просто особо умные, а обладающие вундервафлёй марки «контакт со Всевышним», кою кому попало не выдают. Во всяком случае, вот им, например, точно не дали. В результате, как максимум что светит каждому отдельному гражданину, так это обнаружение правильного пророка, который предельно доходчиво изложит самую-самую Истину, и этой Истине данный гражданин тогда-то и последует.

Пророка в своём отечестве традиционно нет, однако их всё-таки иногда находят, что, впрочем, при неправильном восприятии постановки вопроса упорно не помогает. А всё потому, что пророкам и мессиям приписывается то, чем они не обладают и не должны обладать, — то есть, их пророчья непогрешимость их мессийских мнений.

И, если сходу, то оно всё так ведь? Есть, вам очевидно, гениальный человек, который излагает свою гениальную концепцию. В этой блестящей концепции каждая деталь заведомо должна блестеть, а потому даже те детальки, которые при первом знакомстве показались тускловаты, отдраиваются восторженным восприятием до блеска. Пророк настолько во всём офигенно прав, что через некоторое время начинает казаться, будто сомнения в словах пророка — это уже как бы преступление перед мирозданием. Хочется жадно ловить каждое слово Пророка, и, мало того, ещё и каждое собственное действие подкреплять какой-нибудь цитатой из Пророком сказанного.

Ведь сказанное Пророком как бы заведомо благословлено. Особенно, если этот Пророк на самом деле вообще — Мессия. Ты как бы заведомо не можешь быть неправ, если под твои собственные действия можно притянуть какую-нибудь цитату мессийского послания. На то ж он и Мессия — чтобы спасать мир. Не может же он его спасать неправильными посланиями?

И вот в этот самый момент приходит самое время, чтобы ввернуть наиболее убойную религиозную метафору.

Пророки и Мессии несут не их собственное непогрешимое мнение. Их фишка совсем не в этом. Их фишка в том, что это Бог говорит с людьми их устами. Не мнению Пророка надо бы последовать, а мнению этого самого Бога. Который этих людей за их неведомые заслуги или провинности решил использовать как свой инструмент.

Если же переводить с религиозного на русский, то суть светских Пророков в том, что они обладают чудесным проклятьем превращать в слова коллективное бессознательное. Им под силу сказать то, что другие чувствуют. Причём, сказать так, чтобы эти чувства усилились.

Любой порядочный Мессия при словах: «чувак, я тебя не понимаю, но я готов делать вслепую всё, что ты прикажешь», — должен ответить: «вали отсюдова». Потому что Высокая цель — в другом.

Мессии должны сказать: «чувак, ты только что сказал то, что я всё время думал, но выразить не мог». И это только первый шаг. Потому что последний шаг: «чувак, я только что сам сформулировал то, что ты никогда мне не говорил, но оно ложится в концепцию».

Вот тогда всё было не зря. Тогда, если тысячи и миллионы так сказали, мессия действительно был Мессией.

Велик, знаете, соблазн заключить: «А! Они ж все — бараны. Не сегодня-завтра найдётся волк, который их всех схарчит. Поэтому соберу-ка я их в отару и поскорее погоню к Царству Божьему под моим чутким руководством». Правда ведь — а ну как схарчат? Ведь не корысти ради, а токмо для их же блага. Человек слаб и грешен, глуп, эгоистичен, недальновиден, доверчив и неискушён. Поэтому, пока к ним в пастухи не записался волк, запишусь лучше я. Ну а потом, после построения Царства Божьего, глядишь, и баранистость пофиксим.

И сему соблазну некоторые даже поддаются. И даже получают от него удовольствие. Однако есть одна проблема: в Царство Божье отарами не ходят.

Переводя с религиозного на русский: коммунизм — это прежде всего развитие в каждом человеке всеобъемлющей полноценности. Способности найти и обосновать Истину самостоятельно, а не уверенно повторить то, что где-то читал или слышал. Самый размессиистый Пророк не имеет право пророчить в режиме чёрного ящика. Напротив, он только тогда несёт Истину, когда делает её для людей максимально прозрачной. Ту самую истину, которой люди уже и так интуитивно обладают, но разрозненно и неупорядоченно.

Бог, как вы знаете, во всём. Право слово, в таком контексте, не добавляет же Мессия ещё немножечко Бога? Отнюдь — он делает Бога более понятным. Он помогает наладить с ним контакт. Точнее, понять, что этот контакт уже есть. Мессия не выступает в роли переводчика с языка, неведомого среди смертных никому, кроме лично него, и тщательно им скрываемого. Нет, он обучает этому языку, поскольку все способны ему научиться, просто кто-то должен был оказаться первым и, так вышло, вот именно этот Мессия как раз и оказался.

Переводя с религиозного на русский: пророк помогает вербализовать присущее человеку чувство справедливости и связь этого чувства с конкретными поступками. И, самое главное, не только вербализовать, но и научиться вербализовывать. И научиться развивать. Научиться говорить на этом языке и генерировать на нём новые мысли. Уже без обязательного участия Мессии.

Когда же Мессия поддаётся вышеописанному соблазну, получается хреново: неизбежный волк приходит уже на хорошо подготовленных баранов. Которые вместо того, чтобы тренироваться в осознании их индивидуального сознательного и вербализации их коллективного бессознательного, тренировались ходить отарой куда скажут, жрать что дадут и (для их собственного блага) сначала выполнять, а потом уже думать и соизмерять выполненное с присущим человеку чувством справедливости. Точнее, безо всяких «потом» — не думать и не соизмерять, поскольку до этого, блин, всё руки никак не доходят. Блин, сейчас некогда — делать же надо.

Особенно хорошо неизбежному волку, конечно, когда в бараны себя записывают добровольно — так при покровительстве Мессии процесс идёт гораздо быстрее и надёжнее. Ведь, как вы понимаете, раб, который сам хочет стать рабом, будет гораздо более покладистым рабом, нежели тот, кого заставили.

Мессия должен помочь живущей в каждом Истине перестать скрываться от взоров тех, чьим гостеприимством она пользуется, а вовсе не подселить своим авторитетом в умы сограждан какого-то непонятного бомжа. Цитата из Учения Мессии ничего не стоит до тех пор, пока последователи не могут от и до вывести её самостоятельно. А само учение — пока его не могут развивать без ссылок на первоисточники и участия первоавтора. Деяния во имя Пророка не имеют отношения к Царству Божьему, если они делаются по приказу, а не потому, что к ним лежит душа.

Человек должен понять, что он — носитель Истины не потому, что её ему лично сообщил Мессия, о чём даже имеется соответствующая справка, а потому, что он эту Истину может искать сам. И, что характерно, не только искать, но и находить — часть за частью, фрагмент за фрагментом.


Эта статья на «Однако»




2 = 1 или тяжелое наследие республиканцев
lex_kravetski
Автор рассказа не я. Вот источник.

В Бруклине, в математической школе для одарённых детей шёл урок алгебры. Это был класс учеников выше среднего уровня во всех отношениях — как в смысле их возраста, так и в смысле их прогресса в освоении наук. У мальчиков начинал ломаться голос, девочки начинали брить подмышки, и все они шагнули в постижении математики так далеко, что наизусть знали таблицу умножения до четырёх. Теперь они с упоением погружались в холодные глубины алгебры. Они уже усвоили, что если a = b, то b = a, и это придавало им чувство избранности и приближения к абсолютной истине.

Учитель был полноватый, средних лет мужчина с матовой плешью, грустными бесцветными глазами и тяжёлым русским акцентом. Он страстно любил математику и надеялся, что эта страсть передастся кому-нибудь из его одарённых недоумков. Ученики почтительно называли его мистер Зайтлайн, а друзья запросто — Борька Цейтлин (о чём ученики, разумеется, не знали).

К середине урока, когда мальчикам надоело играть в морской бой, а девочкам надоело красить ногти, учитель неожиданно сказал нечто такое, что привлекло их внимание.

— Сейчас, — сказал учитель, — я вам докажу, что два равно одному.

Класс затих, и учитель, воспользовавшись паузой, добавил:

— Тот, кто найдёт ошибку в моём доказательстве, получит "А".

Класс молчал, напуганный неожиданным вызовом. В наступившей тишине раздался писклявый голос отличницы Брехман:

— Мистер Зайтлайн, по-моему, два не равно одному. Два больше.

— Правильно, — сказал учитель. — Отличное наблюдение. Два действительно больше, чем один. Но вы должны это доказать, то есть опровергнуть моё доказательство. Понятно? Итак, начнём. Для начала, предположим, что "а" равно "бэ".

Он повернулся к доске и написал: а = b.

— Откуда вы знаете? — раздался с задней парты ломающийся голос отличника Гойскера.

— Откуда я знаю что?

— Что "а" равно "бэ".

— Прекрасный вопрос, — кисло сказал учитель. — Я не знаю. Но я допустил. Если вы заметили, я сказал: предположим, что "а" равно "бэ".

— Предположим, что директора на завуча положим, — сказал отличник Рабунский, обводя класс победным взором.

Класс взорвался от хохота. Директор школы был пожилой мужчина, завуч — молодая женщина, так что класс по достоинству оценил остроту Рабунского.

Дождавшись, когда ученики успокоятся, учитель продолжал:

— Умножаем обе части уравнения на "а". Получается...

Он написал: a x a = a х b, то есть a2 = ab. Класс молчал.

— Отнимаем от обеих частей уравнения "бэ"-квадрат, — сказал учитель и написал: a2 — b2 = ab — b2. Класс молчал.

— А теперь... — сказал учитель, не в силах сдержать счастливой улыбки, — кто может сказать, что мы теперь делаем?

— Идём домой смотреть хоккей, — сказал отличник Рабунский. — Он явно был сегодня в ударе.

— Правильно, — сказал учитель. — Но не сейчас. До конца урока ещё пятнадцать минут. А пока продолжим доказательство. Что у нас в левой части уравнения? Разность квадратов члена "а" и члена "бэ", правильно? Чему равна разность квадратов? Она равна произведению суммы членов на их разность. А что в правой части? Общий множитель "бэ", который мы выносим за скобки. Преобразуем уравнение. Получается...

Он написал: (a + b) (a — b) = b (a — b).

— Понятно?

ДальшеСвернуть )

Почему не надо читать Маркса
lex_kravetski
Вопрос, который мне часто задают. С добавкой спереди «почему ты считаешь, что…». Краткий ответ «потому что незачем» людей по неясной мне причине не устраивает и я уже задолбался персонально объяснять, почему я считаю так.

Прежде всего надо понимать: я не против марксизма, я в основном за марксизм. Но основная беда марксизма — он содержит в своём названии фамилию. Большая ошибка. Не надо называть учения по фамилиям. И, тем более, не надо называть по фамилиям науки. Назовите квантовую механику «планкианством» и сразу получите толпу «учёных», верующих в абсолютную правоту Планка, безошибочность каждого его слова и непревзойдённость Его в веках. Настоящие Знатоки будут выяснять, кто из них больше ку Светоча, кто его сильнее читал и кто чаще цитирует. Любой не читавший Планка да объявится нефизиком и предастся анафеме.

При этом Планк — практически наш современник и мы с ним ещё горя не особо хлебнём. Но зато, например, с галиллеизмом уже всё как надо будет. Полный комплект. С молениями и камланиями.

Маркс как основоположник и основной вкладчик учения — прекрасен. Назвавшие учение фамилией Маркса — заложили под будущие поколения мину. Теперь навсегда Маркс останется основным вкладчиком, ведь как могут хоть даже все остальные вместе вложить больше, чем тот, чьим именем названо? Хрен там, а не «марксизм имени Ленина».

Фамилия в учении рождает целую плеяду предрассудков и со временем сводит на нет всю ценность начинания, ведь причастным к офамиленному учению является прикоснувшийся к Писанию, а не разбирающийся вплоть до способности развивать. Физик и математик определяются именно этой способностью. Кроме того, в физике и математике нет ничего окончательно и бесповоротно принятого. Гипотетически можно запросто выкинуть из физики вообще любой закон, буде обнаружиться на эксперименте его невыполнение. Гипотетически можно хоть даже все законы переписать — она всё равно останется физикой. Не менее научной, чем раньше. Но нельзя из ньютонианства выкинуть ни слова, написанного Ньютоном. Тем более, нельзя выкинуть всё им написанное.

С марксизмом — аналогично. Помысли, что Маркс где-то не был абсолютно и окончательно прав, как цепочка рассуждений через возможность его неправоты в каждом отдельном месте приведёт тебя к гипотетической возможности выкинуть из марксизма всего Маркса целиком. Но, чёрт побери, — кричит подсознание, — не может же такого быть!!! Не может быть марксизма без Маркса!!!

И оно, подсознание право́. Для научности подхода важно ведь не чтобы каждый тезис был верен, а чтобы каждый тезис мог бы быть гипотетически неверен. Только в этом случае принятое нами как действующая модель — не догмат, но научная теория. Для научности марксизма Маркс должен быть гипотетически неправым в каждой своей строке. То есть, должен мочь оказаться неправым. Но его имя в названии побуждает считать, что «в главном он несомненно прав». Вот это вот «несомненно» делает положение таким, какое оно есть.

А именно подавляющее большинство «усиленных читателей Маркса» реально Маркса не читает. Оно припадает к Священному Писанию. Я имел радость общаться с несколькими десятками приверженцев непреходящей необходимости чтения и каждый раз сценарий был примерно один и тот же: человек яростно доказывал некий тезис особо напирая на то, что я, не читавший Маркса, не имею права высказываться по этому тезису, поскольку не читавший Маркса заведомо неправ. Я, правда, читал Маркса — половину первого тома «Капитала», про что скажу чуть позже, однако не сопротивлялся и признавал, что Маркса я не читал.

Когда особо грамотный оппонент задалбывал окончательно, я всё-таки лез в Маркса проверять и каждый раз обнаруживал, что либо я, злостно не читавший Маркса пересказал вопрос аналогично Марксу, а грамотный оппонент — нет, либо же находил ошибку в рассуждениях Маркса, что, впрочем, ситуацию не меняло — оппонент-то всё равно говорил нечто, от Маркса отличное. Первое случалось где-то так в 95% случаев, второе — где-то так в 5%. При этом даже если предположить, что все найденные мной ошибки были мнимыми или моими, а не Маркса, на самом деле, то оставшиеся 95% всё равно как бы намекают, что чтение Маркса ни фига не помогает понимать или хотя бы просто помнить им написанное.

И это без балды легко проверить — попросите активного проповедника необходимости чтения Священных Книг повторить какой-то тезис Маркса и его, тезиса доказательство, подгадав момент, когда у того нет возможности воспользоваться текстом Маркса. Задайте несколько уточняющих вопросов — если не само воспроизведение, то вопросы довольно быстро поставят адепта в тупик и он разразится очередной серией рекомендаций срочно прочитать Маркса, потому что у того «есть все ответы».

И тут никакой мистики: оно давно известно, что прочитанное, но не проделанное самостоятельно, весьма быстро забывается. Причём, забывается так хорошо, что память может даже в последствии выдавать ложные воспоминания.

Читавшие Маркса реально не помнят, о чём тот писал. А обрывки воспоминаний трактуют неправильно. Из нескольких десятков встреченных понимание наличествовало у двоих-троих, причём, они-то как раз Маркса практически не цитировали, но говорили своими словами, да и рекомендациями непременного прочтения не особо докучали.

Остальные несколько десятков по ощущениям сами вообще не читали, но всё время собираются, поэтому другим рекомендуют. Самое интересное, некоторые таки читали, но настолько не помнят, как там и про что, что очень многие заведомо нечитавшие понимают тезисы Маркса лучше. Иногда даже не подозревая, что это — тезисы Маркса.

Зато у читавших, несмотря на непонимание и неспособность вспомнить, постоянно присутствует ложное ощущение собственного могущества, поскольку они читали Священную Книгу. Это полагается как доказательство самому себе мощи и несокрушимости собственных знаний. Но эти знания — искажённые обрывки превратно понятого изначально не совсем совершенного. Цель любого обучения — не зазубрить, но научиться воспроизводить самостоятельно. Мощь интеллекта в этом и только в этом.

ДальшеСвернуть )

Мы будем уходить через горы
lex_kravetski
Si vis pacem para bellum
Хочешь мира — готовься к войне
(латинская пословица)


Для начала процитирую аж двоих авторов. Первый их них — Истинный Учитель Истины.

Лишь XXI век дал нам легион личностей, гордящихся не тем, что ими сделано, а напротив — тем, чего они героически не натворили. Подобное основание для самоуважения в более буквальные века было бы дико: наши тёмные предки не имели иллюзий в отношении собственной незапятнанности. Зная о том, откуда у них что берётся, они постоянно просили у неба прощения за свои недоработки, «вольные и невольные» — и, как умели, пытались их восполнять.

До новейшего времени самоутверждение через отрицание было свойственно разве что особо трудновоспитуемому контингенту исправительно-трудовых учреждений, где их, собственно, и именовали «отрицалами». В широкие массы законопослушных граждан их идеология попала уже в наше время – пастеризованной и обезжиренною, но куда более вредоносной. Ибо вместо десятков тысяч несгибаемых паразитов со звёздочками, вытатуированными на коленках, мы получили миллионы исправных соучастников действительности, убеждённых, что они ей ненасильственно противостоят. (источник)


А второй автор — я. Про Космические Цивилизации у меня не так хорошо получается, однако и я тоже кой-чего замечаю. Хотя в данном случае и с подачи дорогого товарища dargot-а.

Если не работать, не растить детей и вообще быть полной свиньёй, то, конечно, мало что получится. Однако если заниматься одним только этим, то не получится вообще ничего. Сколько бы овцы ни щипали травку, сколько бы ни ходили строем, сколько бы ни выполняли подобострастно все команды пастуха, а всё одно – обреют. И хорошо если только обреют. Ни одной отаре овец не удалось что-то изменить таким вот способом. (источник)

В цитатах вроде бы про разное, но на самом деле примерно про одно и то же — про борьбу со злом за добро. Точнее, про превратное понимание оного. Нет, конечно, не участвовать напрямую во зле и делать своё маленькое добро весьма полезно. Более того, сиё — залог успеха, в общем-то. Одна беда, эти два подмножества деяний суть не достаточные условия, а необходимые. Ну, для торжества доброго над злым, в смысле.

Зло не будет повержено, если ты просто не будешь в нём участвовать. И не будет повержено, если будешь творить своё локальное добро. Для устранения зла с необходимостью следует делать ещё и третье (оно же — главное): творить свою маленькую борьбу со злом. Да-да, все три штуки надо: творить добро, во зле не участвовать и регулярно с ним бороться. Тогда выйдет. Иначе — нет.

Тебе мыслится как: ты, значит, будешь взращивать свой сад и одновременно не работать на фирму, которая сады превращает в казино и наркоманские притоны. И вот если такое начнут вдруг делать все… Кстати, если начнут, то всё сработает. Сто пудов. Одна только проблема: все не начнут. До тех пор пока есть желающие поиметь свой нехилый гешефт с наркоманских притонов, эти притоны будут строить. Причём, тем больше, чем больше сограждан самоустранится от «грязного дела политики» и так далее. Оно гораздо проще — мечи с оралами на фишки для покера перековывать, когда большинство занято культивированием цветочных клумб у себя на огороде.

Положительный пример, он действует на тех, кто ещё не определился. А кто уже, тому твои примеры на руку. Особенно примеры самоустранения от всего подряд. И буде самоустранятся почти все, как ты о том мечтаешь, к ним в регулярном порядке будут заходить куда надо определившиеся ребята и прямо посереди их клумб разбивать такое, чего сейчас даже по телевизору не показывают. А попутно ещё и физиономии самоустраненцам — сосед ведь тоже самоустранился, поэтому на помощь не прибежит.

Офигительного размаха пассивность развилась на просторах нашей родины. Что ни порядочный человек — ни тебе в Джеки Чаны, ни в Красную армию. Только сидит себе и самоустраяется, приговаривая под нос «а я вот вчера пыль на подоконнике вытер, чем слегка, да взрастил себе садик». Скажешь ему «пора бы уже и следующий шаг делать» — он только плечами пожимает. «Зачем мне это?». «Политикой пусть политики занимаются. А я такой весь из себя хороший, что очень конфликты не люблю».

И политика для него — вообще всё, что хотя бы теоретически конфликт может за собой повлечь. Оно понятно, когда гражданин не лезет в драку с толпой гопников в тёмном переулке, но этот же гражданин пятилетнему, который в его подъезде на стенах неприличное пишет, слова не скажет. Казалось бы, тут пальцем шевельни и мини-победа над злом у тебя в кармане, но нет — «а ну как чего?».

ДальшеСвернуть )

О тривиальных причинах
lex_kravetski

Я вообще сходу так не смог подобрать название к тому явлению, которое собираюсь описать. Не исключено, оно есть, а я просто затупил и поэтому вспомнить его не смог. Однако не суть — то есть, наоборот, суть я разъясню, а название — дело десятое.

Для краткости навскидку назовём таковое «тривиальной причиной». Не в смысле «банальное», а по аналогии с «тривиальным решением» из матанализа и прочих дифуров. В общем, там бывает так, что некая система хитровывернутых уравнений имеет более одного решения. При этом одно из них сразу очевидно и, что немаловажно, подходит чуть ли не ко всем уравнениям такого вида. Ну не ко всем, быть может, но ко многим. Обычно это «x = 0».

В чём, собственно, корень зла и почему такое решение даже специальным образом обозвали. Обозвали его так потому что это решение зачастую не несёт информации. То бишь, его физический смысл сводится примерно к «если тело покоится, то оно покоится». Другие решения при этом полезны для практики, поскольку интересует-то обычно не покой, а особый режим движения. Тривиальный случай, стало быть, вполне себе верен, но не интересен.

Так вот, к чему это я: существует такая вещь как «тривиальная причина» — подходящая под условия, зачастую не опровергаемая в принципе, универсальная для всего класса явлений, однако не несущая никакой информации. И сию причину то ли по недомыслию, то ли для намеренного запудривания мозгов пытаются выдать за единственную. Или, скажем так, за ту причину, дальше которой копать не надо, а напротив ей следуют довольствоваться.

Есть, например, тривиальная причина «на всё воля Бога». Фраза, которую нельзя ни доказать, ни опровергнуть, однако действительно подходящая для «объяснения» чего угодно. «Почему подводная лодка затонула?» — «Ну, воля Бога на то была». «Почему рухнуло здание» — «Бог так хотел». Не придерёшься. Не опровергнешь. Хотя и не докажешь, конечно.

Однако в таких случаях мне вспоминается анекдот:Анекдот и развитие темыСвернуть )


Не понимаю
lex_kravetski

Так назывался старинный монолог Задорнова, в котором он делился своими обширными непониманиями. Непонимания были преимущественно риторическими, хотя изредка встречались и те, которые проистекали из определённой узости кругозора сатирика.

Как бы то ни было, но другой мастер сатиры — я, тоже временами кой-чего не понимает. И хотя предположения насчёт причин, вызывающих не понимаемые мной явления, у меня имеются, сии причины в своём предположении настолько абсурдны, что я просто не могу поверить, что кто-то на полном серьёзе именно так мыслит и именно такими соображениями руководствуется. Поэтому я знаю ответы, но не обладаю способность «почувствовать» их.

Не понимаю, зачем граждане (в основном тётеньки средних лет) ставят сумки на сидения в общественном транспорте. Неоднократно спрашивал и получал в ответ «а мне не тяжело потому что» или прямо сразу поток слабозамаскированной брани. Я, собственно, в принципе не против, чтобы вещи на сиденье ставили. Однако во-первых, вещи незадолго до постановки на сиденье стояли на земле, а, во-вторых, тётенька таким образом занимает в транспорте не одно, а сразу два места: одно стоячее и одно сидячее. Когда транспорт пустой, всё нормально (если абстрагироваться от предварительного пребывания сумки на сырой земле), но тётеньки и в полном транспорте тоже так же делают.

Предположительная причина: тётенька таким образом стремится показать окружающим, что она ещё сильная и совсем «не как эта ваша молодёжь, которая сразу норовит сесть». Тётеньке, дескать, и постоять не тяжело, только вот, блин, сумка у тётеньки тяжёлая. В общем, восхищайтесь крутизной тётеньки.

Не понимаю, что побуждает граждан говорить друг другу (и, соответственно, делать так) «да ладно, через одну выходим — не имеет смысла садиться». Причём, даже в совершенно пустом вагоне. Оно понятно, когда просто хочется постоять — ну так бы и сказали. Вместо этого идёт совершенно неясная отмазка «не имеет смысла». Вроде как рассудительно, но при этом совершенно бредово — граждане в большинстве своём не инвалиды, поэтому процесс посадки не должен быть особой проблемой. Времени он тоже не отнимает, да и трата сил при нём явно меньше, нежели при пятиминутном стоянии в движущемся транспорте.

Предположительная причина: как и тётеньки из предыдущего пункта граждане хотят продемонстрировать свою молодость и полноту сил. Им, дескать, не тяжело и постоять, поэтому садиться на две остановки — «ниже их достоинства». То есть, сиё — показное. «Просто не хочется садиться» — отличная причина. Хочется, но «не тяжело и постоять» — показуха. Будто бы гражданам больше и гордиться-то нечем.

Не понимаю, зачем граждане, которым до работы на общественном транспорте сорок минут, едут до неё на машине два часа. Нравится ездить на машине — понятно. Процесс самоценен. Но есть граждане, для которых удовольствие от поездки на машине примерно такое же как для меня от поездки на автобусе — никакого (в том смысле, что удовольствие от процесса отсутствует, а не дискомфорт в наличии). И эти граждане всё равно упорно ездят на машине. Простаивая в пробках, матеря всю дорогу нарушителей правил, конфликтуя с гаишниками и периодически тратя время на ремонт с обслуживанием. Быстрее в разы — я бы понял. Сам процесс радует — тоже. Намного комфортнее — всё логично. Однако ничего такого у многих нет, но ездят. Зачем?

Предположительная причина: автомобиль для них — статус, а не средство передвижения. Поэтому хоть в сто раз напряжнее будет, но всё равно только на автомобиле. А то вдруг кто подумает, что у них жизнь не удалась. Что бабла на покупку машины нет. Что они как лохи с другими лохами на метро ездят. При этом ездить в час пик на работу — это «жизнь удалась». Пусть даже ползарплаты уходит на обслуживание автомобиля и остаётся в результате меньше, чем у «лохов» в метро. Пусть даже один выходной из трёх тратится на поездку в гаи / в ремонт / за шинами. Но зато не «как лохи». Которые, например, договорились о свободном графике и ездят на работу на два часа позже в пустых автобусах — такие, конечно, в жизни не состоялись.

Ещё один вариант объяснения — сила отвычки. Человек настолько отвыкает от общественного транспорта, что напрочь забывает, как им пользоваться, поэтому в его воображении поездка на метро предстаёт по сложности чем-то вроде путешествия Тура Хейердала.

Не понимаю, почему граждане (преимущественно женского пола) для получения чаемого пытаются выпросить его намёками, когда прямым текстом на два порядка быстрее и надёжнее. Религия что ли запрещает? Или им кажется, что если некто догадался не сам, то услуга уже не услуга?

Например, в том же самом транспорте тётеньки предпочитают не сразу попросить уступить им место (и, соответственно, сразу его заполучить или же сразу узнать, что уступать им не будут), а вместо этого нависнуть над его занимающим и тяжко дышать, корча при этом страдальческие рожи. Тётенька, типа, слишком гордая, чтобы просить, понимаю. Но ведь все эти кривляния наносят её гордости гораздо более сильный ущерб, нежели стоическое превозмогание отсутствия места или же даже прямая просьба его уступить.

В быту всё ровно так же: надо бы прямо сказать «хочу вон то», нет, надо постоянно «заходить с тыла» — говорить недомолвками, кривить лицо, рассуждать о чём-то близком, но не о том, что надо. И в результате ещё ни фига не получить.

Предположительная причина: извращённые воспитанием (родительскими советами и культурными стереотипами) представления о гордости и достоинстве. Равно как и о радости от пребывания в человеческом общежитии. Конечно, когда человек сам делает что-то тебе полезное, оно и приятнее и удобнее. Хочется чтобы было так. Но так не происходит, поэтому возникает навязчивая идея желаемое сымитировать. «Это ж не я попросила, это ж они сами догадались и сделали». «Я просьбами не унижалась» — да-да, ты вместо этого унижалась кривляниями. Молодец.

Не понимаю, что побуждает людей постоянно говорить что вроде «это блюдо принято подавать с XXX и YYY». То есть, в оригинале фраза понятна: она — изложение нюансов рецепта. Неясно только, зачем её произносить, когда некто утверждает, что ингредиент, например, XXX ему не нравится. «Мне этот салат без укропа» — «но этот салат принято делать с укропом». Ментальный коллапс. Если укроп не нравится, то ты вообще не имеешь права кушать этот салат. Потому что его делают только с укропом. Есть его без укропа наверно преступление против человечества.

Итальянцы «не едят кетчуп». Они добавляют соус из помидоров (не кетчуп — другой). Поэтому если ты хочешь итальянские макароны, но с кетчупом, ты — наверняка гад и подонок. Тебя надо ненавидеть. И уж точно тебе нельзя давать макароны, поскольку «ты всё равно ничего не поймёшь».

Предположительная причина: произносящий фразу в изложенном контексте — сноб и долбаный эстет. Основной повод для гордости у него не простое знание рецептов, а классификация окружающих по признаку неукоснительного следования им. Если окружающие не понимают, что «рыбу едят с белым вином», то они автоматически отстают от эстета по степени своей утончённости, а потому заслуживают презрения. Которое, конечно, ни что иное, как закамуфлированный способ тешить чувство собственного эстетского величия. Вокруг эстета одно только быдло и жлобьё. Поэтому эстет по определению неимоверно велик и крут. Умение использовать во время трапезы все три даденых ножа и все три вилки затмевает любые знания и умения того, кто употребляет пищу при помощи только лишь одной вилки и одного ножа, не смотря даже на то, что знания и умения этого человека могут быть на два порядка полезнее обществу, нежели трёхвилочный эстетский метод поедания пищи.

Вообще все эти трапезные фокусы в большинстве своём просто один из методов поднятия своей самооценки на ровном месте. Умение хорошо готовить — огромное достоинство. Умение использовать три вилки — занимательное знание. Которым можно две-три минуты неплохо так развлекать собравшихся. Но вот требование неукоснительного соблюдения рецептов и способов употребления пищи — пустое позёрство для тех, кому больше выделиться нечем.

Метки: