Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Опрос про надписи на футболке

Макеты будут для всех надписей. Однако хочется выяснить, которые гражданам кажутся наиболее удачными.

Про тираж, где купить и как записаться, товарищи, я не знаю. Я даже не в курсе, будет ли тираж. Спросите товарища _lord_-а. В комментах к его статье.

В любом случае, можно взять макет, пойти с ним в спец-типографию и самостоятельно там отпечатать. Стоит порядка четырёхсот рублей за штуку, если не оптом заказывать.

Желающие отпечатать оптом и распространять — сообщайте. Мы не против, однако наше единственное требование: никаких названий партий и организаций на футболке. Это — общая символика, для всех, а лично не вашей локальной группы.

Если какие-то ещё надписи придут на ум — сообщайте. Попробуем подключить к опросу.

Надписи — конкретно к футболке с портретом (сделаем варианты для обоих у нас сейчас имеющихся). За исключением «меняю двойной ВВП, на одинарного ИВС» — к этой, возможно, картинку придётся слегка доработать. Другие картинки не отметаются, просто опрос именно про эту.

Заславшим предложения по надписям выражается огромная благодарность.


Мне нравится надпись

Был культ. Была и личность.
Курение и капитализм вредят вашему здоровью
Хочешь стать вождём? Спроси меня как.
Сталина на вас нет. А на мне — есть.
Хороший план — залог победы
Сталин не ушёл в прошлое — он растворился в будущем
Кадры решают всё
I'll be back
А победил всё равно я
Меняю двойной ВВП на одинарного ИВС




Перейти к результатам

Про футболки со Сталиным

Прочитал ряд пожеланий о футболках. Тщательно законспектировал вменяемые.

Пожелание про ассоциацию Сталина с Победой — понятно. Однако эта ассоциация уже и так есть. Сейчас нужна следующая: под руководством Сталина не только победили в войне, но и вообще он много всего полезного сделал. В этом плане предложение про сочетание портретов Сталина и достижений СССР — очень хорошее. Надо обдумать детали.

Сталин положительно воспринимается минимум половиной населения. Однако нам нужно закрепить его положительный образ, особенно среди молодого поколения. Тут надо понимать, что малая часть молодого поколения наденет на себя футболку, где сухим языком излагаются основы марксизма (правда, про это дело я уже тоже думаю — как изложить).

Есть, вот, портрет Че Гевары. Известный портрет. Его, само собой, — как это твёрдо знают наиболее упёртые партийные функционеры, — взяли в оборот предприимчивые буржуи и превратили в гламур. Теперь, значит, про Че Гевару не читают, а просто его на себе носят. Однако, скажу я вам, благодаря всему этому непотребству Че Гевара остался в памяти очень надолго. Причём, образ его — положительный. Не все про него читают, но кто-то всё-таки читает. Без популяризации образа не читал бы почти никто. А так — даже, вон, выставка в Москве про Че Гевару была.

Так вот, предложенные здесь портреты Сталина — не для партийных функционеров. Они для юных граждан. Юные граждане готовы воспринять далеко не любой образ. Не любую футболку они на себя готовы надеть. Поэтому портреты — вот такие. И вот такие подписи.

Хотя конкретно подписей можно понапридумать ещё. Кто имеет подходящие идеи — сообщайте. Однако помните, что мега-идеологически-правильная и очень пафосная надпись востребована будет только лично вами. Для массового распространения надпись должна быть афористичной и отчасти, быть может, хулиганской.

Для картинки с юзерпика Социализм-2.0 пока есть подпись: «чтобы стать ближе к звёздам, достаточно подняться с коленей». Сюда тоже можно предлагать варианты.

Как стать знатоком живописи за 5 минут

Один из самых блестящих культуро-юмористических текстов среди мной виденных. Автор не я. Вот источник.

А то, что ты, дорогой друг, этот текст уже видел, никак не свидетельствует, что его видели все.


Давным давно, на первом курсе ещо, была у нас история искусств. сам предмет — жутко интересный, но препод — говно,какое днем с фонарем не отыщешь. насколько я знаю,нет ни одного студента, которому бы он нравился. Лекции он проводил в субботу, в 8 утра и с без пяти стоял у двери, а потом закрывал ее на замок. и все. не успел до восьми — пропуск. А много пропусков — большое горе. Цас расскажу почему. Весь год он показывал нам слайды картин, скульптур, мозаик и прочего-прочего, начиная от наскальной живописи и заканчивая русскими художниками 80х годов. И все эти слайды были у него в виде открыток. Вот такенная пачка. А в конце года, как водится, экзамен. Сначала два вопроса, а потом доп.экзекуция в индивидуальном порядке. По количеству твоих пропусков за год (!) он доставал из пачки открытки. В разнобой. И надо было назвать автора и название или хотя б автора ну или хотя б название. Мону лизу и еще парочку все запомнили быстро. А с остальным мульёном надо чето делать. Особенно потому, что все сходили на пересдачу уже по разику. И вот, для угадывания автора мы в группе вывели классификацию. и знаете, в 97 случаях из ста – оно работает! До сих пор!

Запомнив несколько нехитрых пунктов, в компании не слишком близкой к изо, вы сможете прослыть знатоком и вообще.

Итак: Collapse )

Об искусстве и настоящем

Дорогой товарищ guardian_co написал статью про искусство в целом и музыку в частности. Статья хорошая и правильная, поэтому рекомендую зачитать. Однако данная статья вызвала во мне неудержимое желание срочно развить тему, чего я немедленно и воплощу в жизнь.

Про термин «искусство» весьма много копий сломано. Что им называть, только «сурьёзное» или всё подряд? Или самых достойных в классификаторы назначить, пусть они решают? Или как?

Есть мнение, разговоры сии — часть, скажем так, маркетинговой политики. С их помощью, утерявшие аудиторию пытаются отспорить себе часть денюжек у тех, кто аудиторию захватил. Дескать, «у этих не искусство, искусство у нас, но всякое быдло ходит на них, поэтому давайте нам выдадим денюжек из бюджета». При этом и те и те к искусству относятся в одной и той же мере. Поскольку…

Искусство — это разновидность самоценной деятельности. Если в иных областях что-то делается как средство для удовлетворения неких иных потребностей (комбайны, например, чтобы в конечном счёте накормить людей), то искусство удовлетворяет потребность в себе же. Человек не забивает картиной гвозди — он смотрит на неё и от того сразу получает отклик. Поэтому то, что нравится само по себе и что сделано с целью нравиться как самоценность, искусство и есть. Ну или содержит его элемент — если для неких утилитарных целей его всё-таки можно приспособить (например, военный марш для синхронизации движения солдат).

И тут не надо вилять: если оно кому-то понравилось само по себе, то это — искусство. Одному человеку или миллиону — неважно. Количественная мера задаёт отношение данного экземпляра искусства к массам, но не сам факт принадлежности оного экземпляра к искусству. Собственно, какая-нибудь хитровывернутая хирургическая операция не нужна большинству людей, но из этих соображений мы не называем такие операции ненужными. И не сравниваем их с нужным всем лечением зубов. Сиё — разные вещи просто.

Но. Но. Что важно. Искусство — это то, что сделано, чтобы само по себе понравится, и в конечном счёте только с этой целью. Человек может возжелать получить за это денег. Ряд граждан утверждает, что сиё разрушает искусство. Другие напротив приводят примеры случаев, когда клёвые произведения были сделаны на заказ и автора обогатили. Временами даже сильно. По этому поводу тоже возникает целый ряд споров. И споры эти, на мой взгляд, вращаются вокруг вопроса, который смежен с данным, но им не является. Деньги за искусство — это как деньги за медицинскую помощь. Её ведь тоже оказывают и за деньги и забесплатно. Но в обоих случаях она остаётся медицинской помощью. Ибо важен факт, а не его оформление. Оформление, оно несколько про другое — этику, целесообразность, доступность и так далее. Как бы то ни было, никому не приходит в голову называть «настоящей медицинской помощью» только один из вариантов оформления. При этом сплошь и рядом слышишь про «настоящее искусство». И рядом с ним про «ненастоящее», само собой.

Дабы не пытаться определить неопределимое, следует заключить: оценка искусства субъективна. Количество людей, которым оно понравилось — объективный факт. Однако он не делает что-то «настоящим» или «не настоящим». Лечение зубов ни чуть не менее настоящее, чем лечение редкой формы редкой болезни. С искусством ровно так же. Чувак, собирающий своей попсой стадион, занимается искусством ровно в той же степени, что другой чувак, исполняющий песню собственного сочинения для пары своих приятелей. Вообще говоря, если он даже сам для себя её исполняет и ему нравится — оно уже искусство. Невостребованное, возможно, это да, но искусство.

Collapse )

К чему приводит заимствование идей

Товарищ yggaz в процессе напряжённого обсуждения всяких там заимствований, неожиданно бросил в народ вызов: дескать, если кому-то кажется, что по готовой идее вот всё так просто написать, то пускай этот кто-то и напишет. Я, конечно, сразу вызвался добровольцем, но потребовал деньги вперёд: написать-то я стопудняк могу, только пишу обычно для удовольствия. Если же по заказу — пускай платят.

Идея, надо сказать, по контексту была примерно такая: британские учёные нашли мальчика, выращенного сталактитами астронавты нашли мальчика, выращенного инопланетянами. Ну и с мальчика всю книгу пёрлись.Это, конечно, не столько идея, сколько самая общая канва повествования, но не суть.

Главное, как человек грамотный, я знаю, что чем у́же область поиска — то есть, чем точнее сформулированы все ограничения и чем их больше, — тем сильнее творца озаряет. В идеале надо запретить вообще почти всё, тогда гарантированый шедевр будет через пять минут — я проверял.

В общем, внутренний голос мне подсказывал, что предоплаты не будет. Однако товарищ yggaz — товарищ доблестный и надёжный. А ну как скажет: «плачу́ — везите пишите»? Мне ж тогда писать придётся. Поэтому я коварно начал обдумывать коварный сюжет шедевра, для которого идея позаимствована. Потом подумал: а чего так мелко? Гораздо же круче, чтобы идея была позаимствована, но как бы вскользь. То есть, чтобы эффект некоторого узнавания имел место быть, но в целом — отдельное произведение.

Парень я умный, да и литератор видный, поэтому через десять минут всё придумал. Проверяю счёт — деньги не пришли. А все мега-сюжеты в голове уже. Думаю, дай запишу — один хрен, всё придумал. Ну будет рассказ на пару страниц, не пропадать же добру. Сел записывать и тут меня как накрыло: придумал столько всего, что страшно стало. Само собой, и написалось за один присест столько, что стало ясно: рассказа не будет. Уже пять страниц — а даже до сюжетного зачина не дошли. Тут повесть как минимум.

А идеи всё прут и прут. Вечером пошёл на концерт, слушаю музыку, идеи прут. Еду с концерта — они прут. Ночь вокруг смеркнулась — всё равно прут. Я уж забыл половину, но и оставшегося за глаза.

Вот так оно бывает, когда заимствуешь. Вроде ведь приколоться хотел.

Грани реальности

Третьего дня был на выставке «Лицо города — Лик деревни», проводимой (о, горькая ирония!) Московским Центром Фотоискусства. Правда, выставочная часть, относящаяся непосредственно к «ликам-лицам» была далека от того чтобы занять все залы этого необъятного помещения, но пускали в Центр по единому билету, поэтому, отсмотрев саму выставку, я посетил и другие залы (впрочем, их экспозиция со времён прошлого посещения ничуть не изменилась, поэтому и сказать о них особо нечего. МЦФ, как мне кажется, вообще нацелен на превращение самого себя в статичный музей).

Демонстрируемые на выставке полотна выполнены не без изящества и их философская подоплёка вполне читается. Хотя видно, что основной автор представленного — Белянский — чересчур увлекается некогда освоенным им шаблонным методом передачи контрастов. Чуть ли не 90% представленного по сути является вариацией одного и того же приёма: плавного перетекания городских кварталов в деревенские пригороды, заключённого в рамки полотна. Не скрою, в трёх-пятиметровых масштабах такое впечатляет. Прорисовано каждое здание, каждая ветка дерева, буквально каждая травинка — правда, последнее весьма непросто рассмотреть. Тёмные городские закоулки эффектно обыграны завышенной гаммой, а в их деревенских аналогах гамма наоборот занижена, что создаёт ощущение особой теплоты деревенского быта.

Но всё это приедается. Не удаётся современному искусству затронуть те струны, которые с лёгкостью зацепляли фотомастера былых дней. Погоня за технологиями выветрила из фотоискусства его сокровенное правдолюбие. По сути и сама приставка «фото» остаётся скорее по инерции. Она — привычка, а не содержание. В нынешнем «фото» никакого фото уже не осталось.

На выставке я надолго остановился перед полотном всего один раз. Оригинально скомпонованный диптих являл собой как бы отражение своей левой части в правой (или правой — в левой, зависит от личных взглядов зрителя). Молодая девушка сидит на подоконнике многоэтажного дома и сквозь открытое окно созерцает раскинувшийся перед ней, — даже нет, под ней, — город. Её зеркальное отображение — другая девушка, тем не менее, внешне похожая на эту как две капли воды и отличающаяся только взглядом, — точно так же сидит на подоконнике деревенского дома и смотрит на муравейник. Глубина диптиха в том, что взгляд деревенской девушки куда как более живой и в глазах её гораздо больше интереса к наблюдаемому, нежели у её городской близняшки. Но самое приятное, что диптих, несмотря на физически присутствующую трёхмерность, воспринимается всё-таки плоской своей проекцией — прямо как у мастеров прошлого.

Сначала я просто стоял и смотрел. Потом оценивал технику автора. Потом искал философский смысл произведения. И только в совсем отдалённом «потом» я начал думать, что же меня так привлекло в этой фотографии? И понял…

Ведь ещё в очереди за билетами я, чтобы скоротать время, рассматривал постеры с рекламой выставки. И на этих постерах, стилизованных под старину, были именно проекции. Сам того не понимая, я ожидал и на выставке увидеть всё то же самое — двумерные картины. Простую и естественную цифровую технику тридцатилетней давности. То самое, что наиболее подходило бы к выбранному направлению: поиску невидимых глазу аспектов души человека.

Я знаю, что подобных мне злопыхатели часто называют «олдфагами», то есть, пожирающими прошлое. Но такой термин неудачен и совсем не отражает сути — ведь не прошлое само по себе мне нужно. Мне нужна простота и естественность. Без лишнего и наносного, без нарочитой технологичности. Без максимализма, убивающего дух искусства. Я не отмахиваюсь от нового. Но только до тех пор, пока это новое не выхолащивает суть.

Ведь что может быть естественней уже позабытой цифровой матрицы? Свет, проходя через оптическую систему линз падает на двумерную цифровую пластинку, каждый сенсор которой честно передаёт то, что он почувствовал. Разве не так работает наш глаз? Разве не то же самое мы им видим? Но чего же нам тогда ещё надо? Форма и цвет — две составляющих чудесного среза реальности, представленной на фотографии. Форма и цвет — ничего лишнего. Остальное только портит впечатление. В реальной жизни мы, конечно, можем перемещаться вокруг объекта, но видимая нами картинка при каждом перемещении будет иной, не той же самой, что секунду назад. Роль фотохудожника — уловить эту картинку. Ту единственную и неповторимую. Тот локальный экстремум Прекрасного, который как раз и должен увидеть зритель.

Матрица, помещённая в корпус фотоаппарата, приправленная оптикой и максимально простой системой первичной обработки изображения — это кисть, которой старые фотографы рисовали свои шедевры. Наличие физически ощущаемого единого объекта — фотоаппарата, как бы являющегося продолжением глаза, заставляла их мыслить иначе. Совсем не так, как мыслят наши современники. Фотография отображала увиденное, а вся её постобработка сводилась лишь к тому, чтобы запечатлённое ещё сильнее совпало с реальностью. Именно поэтому при взгляде на старые фотографии так щемит сердце — мы ведь смотрим вместе с фотографом на кульминацию его наблюдений.

Многие даже не представляют себе насколько прекрасен каждый кадр на бумаге или на двумерном мониторе: эти вещи — удел редких уцелевших «олдфагов», всем же остальным подавай трёхмерные картинки, которые если и превращаются в двумерные, то только в результате проекции. Но проекция — это совсем не то. Ваши 3д-мониторы, господа, лишь жалкое подобие плоских. Вы говорите, что разрешающая способность полотен на два порядка выше старых цифровых изображений. Что глаз заведомо не способен различать цвета с сохранённой на полотнах точностью. Что 3д-монитор лишь чуть-чуть хуже передаёт зафиксированное на полотне — да и то, нужны приборы, чтобы обнаружить эту разницу. Что проекция по качеству передачи цветов на голову уделывает даже последние перед их окончательным исчезновением модели цифровых фотоаппаратов. Но в передаче ли цветов дело? В количестве ли точек на единицу объёма? Нет, разница в ощущении, господа. Современность технологически совершенна. Прошлое было совершенно духовно.

Collapse )

Правильное восприятие искусства

 

Сейчас по телевизору сюжет видел. В каком-то музее изобразительного искусства зрителям догадались повязки на глаза надевать. Говорят, акция такая по всему миру прошла. А то, говорят, посетители на баб заглядываются вместо того, чтобы на картины смотреть. Но выход есть: надо завязать глаза. Тогда посетитель на баб смотреть не сможет. На картины, правда, тоже, но это – несущественные детали.

Про картины ему всё рассказывает экскурсовод. А посетитель, соответственно, тренирует художественное воображение. Это не я придумал, это в том сюжете разъяснили.

В дополнение один из посетителей обязан снимать на кинокамеру толпу дебилов с завязанными глазами, зырящих нетривиальным образом на картины. Оператор, как легко догадаться, тоже снимает вслепую. Потом из этого делают фильм. Называется, должно быть, «Третьяковская галерея и ЛСД: найдите десять отличий».

Особенно тяжело, утверждают посетители, в залах с абстракционистами – и с открытыми глазами ведь ни хрена не понятно, а с закрытыми, так вообще что угодно можно воображать, а надежды на отгад никакой.

Следующим логическим шагом мне мыслиться: снять картины со стен (один хрен, их никто не видит) и убрать экскурсовода. Пусть посетители сами представляют себе содержимое музея. Надо только деньги на входе с них собрать, а дальше сами уже.

При этом можно знатно сэкономить на электричестве. И на уборщице тоже.

Что характерно, многие произведения искусства именно так и создаются. В начале девяностых, например, все фильмы снимались не только с завязанными глазами, но и без сценария. И без режиссёра тоже. Поэтому действительно наилучшее впечатление они производят, если смотреть их без изображения. И без звука.

Пресловутые залы с абстрактным искусством, обратно же, лучше всего посещать неглядя. А большинство радиостанций отлично слушаются с заткнутыми ушами. Поскольку музыку, которую там передают, писали, быть может, с ушами открытыми, но разницы вообще никакой.

 

Есть мнение, что деятели искусства не знают, как ещё выпендриться.

Граффити

(Почитайте и последующий текст)

 

Граффити не особо навороченное и совсем даже не красивое. Что привлекает внимание, так это надпись «СССР» с серпом и молотом над ней. Спрашивается, где на это некрасивое граффити с прикольной надписью можно взглянуть? Отвечаю: доезжаете до Флоренции, находите вот это замечательное здание. Прямо перед ним будет поворот направо. Дальше по улочке метров двадцать вперёд и на левой стене будет искомое.

Кстати, здание не является синагогой, несмотря на мощную звезду на фасаде. Это – католическая церковь, а звезда символизирует верность католиков Ветхому завету.

(no subject)

Ходил пару месяцев назад на выставку Уорхола и русского поп-арта заодно. Понятно, что поп-артовые художники тем и удивительны, что руками точно так же рисуют, но хотел всё увидеть собственными глазами, дабы, когда буду поливать их произведения тем, из чего они их обычно ваяют, мне уже не могли сказать «Пастернака не читал, но осуждаю». Теперь читал. Теперь осуждаю ещё сильнее.

Сам Уорхол. Это песня. Возможно даже с припевом. Самые замечательные произведения, – кроме шуток, – бутылка для кока-колы и банки для каких-то там бобов. То есть, это то, что во-первых, осмысленно, во-вторых, имеет хоть какую-то связь с искусством. В данном случае – с искусством дизайна. Всё остальное стоило бы назвать «баловство с фильтрами для Фотошопа». Видели, как люди, только что ознакомившиеся с этой программой, в первую очередь лезут пробовать все фильтры по очереди? А потом «мощно редактируют» ими свои фотографии и гордо показывают их друзьям? Фотошопа во времена Уорхола не было, поэтому осуществить всё то же самое даже в худшем качестве было делом совсем не пяти секунд. Но трудности совсем даже не оправдание для плохого результата. То есть, они не делают результат лучше, а оправдываться – воля автора.

Collapse )