Творчество работает не так (часть 2)



Элементы творчества



Для начала отмечу, что, хотя разные виды творчества кажутся буквально разными — совсем, все они содержат множество сильно похожих составных элементов. Причём, что ещё интереснее, аналогичные элементы есть также в инженерной и — отчасти — в научной деятельности.

Пример того — «итеративное наращивание» — уже фигурировал в предыдущем разделе, однако таких примеров столь много, что можно было бы сказать: «практически нет примеров иного» — то есть ни в каком творчестве нет таких методов, которых не было бы в других.

Прямо вообще про все области я, конечно, всё расписать не могу, поскольку это будет запредельно долго, да и всё-таки не во всех из них я разбираюсь, поэтому остановимся на нескольких: писательство художественной литературы, сочинение и исполнение музыки, рисование, программирование и инженерное проектирование девайсов. Между делом — к слову — будут упоминаться и другие области, но это уже опционально.

Легко видеть, что перечисленное, как многим кажется, настолько разное, что «как вообще можно тут найти что-то общее, кроме гениальности корифеев?!»

Но нет, оно-таки можно. И хотя в одних областях надо что-то делать руками, а в других можно вообще отрываться от разглядывания содержимого собственной головы, только чтобы надиктовать секретарше следующую главу, составные элементы удивительным образом совпадают, хотя и выражаются в совершенно разных формах.

Читать целиком

Новые прогрессивные правила

В связи с тем, что возросло количество комментаторов, которым лень читать статьи, но всё равно хочется задать вопрос, на который есть ответ в статье, её частях, разнесённых по отдельным постам или в других статьях, легко обнаружимых кликом по относящимся к теме статьи тэгам прямо под ней, или поспорить с содержимым статьи путём приведения аргументов, подробно разобранных в каком-то из упомянутых ранее мест, а препирательства и глумление в комментах уже почти не развлекают, в данном блоге вводятся новые прогрессивные правила.

А именно, комменты, в которых есть что-то из перечисленного или ему аналогичное, будут просто игнорироваться напрочь. Ни ответов, ни ссылок, ни даже намёков о прочтении данного коммента — поскольку лично я теперь прекращаю читать коммент, как только что-то подобное в комменте встретится. Ибо из многочисленных экспериментов вполне понятно, что, если человеку настолько пох содержимое статьи, что он её решил даже не читать, то к любым разъяснениям по данному вопросу отношение у него будет аналогичное.

Желающие, тем не менее, всё ещё могут скачать себе соответствующую медаль самостоятельно и ей довольствоваться, но уже без моего участия.



При попытках повторно перепосчивать проигнорированные мной по означенной причине вопросы и прочие типа возражения (особенно в разные ветки и в больших количествах) делающие сие будут отключены от комментариев.


Творчество работает не так (часть 1)



Хотя вы пока ещё не в курсе тезисов этого текста, я несколько забегу вперёд и отвечу на весьма вероятный вопрос: «А с чего ты всё это взял?» «Имеешь ли ты право говорить об устройстве творчества, и кто тебе такое право дал?»

Дело в том, что где-то так лет с восьми меня очень сильно интересует, как и что устроено. Особенно то, что связано с творчеством и инженерией, кою я — по собственному опыту — полагаю разновидностью творчества, с тем отличием, что результат деятельности инженера обычно не только самоценен, подобно картине или песне, а ещё и имеет практическую пользу.

Соответственно, я десятилетиями разбирался в устройстве тех или иных направлений, параллельно пробуя их на практике. Какие-то области больше, какие-то меньше, но я попробовал и в той или иной мере понял устройство почти всех наиболее масштабных из них — писательства, стихосложения, театра/кино, музыки, живописи, фотографии, трёхмерной графики, анимации, программирования, некоторых разделов инженерной деятельности (механики, проектирования/конструирования и инженерных исследований), а также ряда направлений науки.

Кроме того, во всех из них, кроме, пока что, живописи, я пробовал создавать какие-то произведения. Опять же, в одних областях — на порядки больше, чем в других, но всё-таки везде, кроме, на данный момент, живописи, пробовал и весьма изрядно.

Этот мой интерес, разумеется, приводил меня в соответствующие тусовки, что давало мне возможность ознакомиться с впечатлениями других людей, занимающихся теми или иными творческими или инженерными направлениями, и сравнить их с собственными впечатлениями.

Читать целиком



Из мира сказок на грешную Землю

В комменты к статье аж 2011-го года зашёл какой-то очередной нахамил и был как всегда ни за что забанен.

Ну это-то не новость.

Не новость даже то, что вокруг нас до сих пор живёт множество попаданцев из прошлого, в мире которых до сих пор компьютер никогда не обыграет человека в шахматы, цифровые фотоаппараты до сих пор уступают плёнке по разрешению и цветопередаче, а полушария мозга до сих пор уверенно разделяют между собой творческие и логические функции.

Однако попаданцы из прошлого всего лишь неосведомлены. Их мнение вызывает всего лишь некоторое недоумение и лёгкое раздражение: как можно было пропустить половину современности и остаться в неведении?

Но в какой-то момент отдельным их представителям удаётся достичь той степени накала апломба, когда вот это «всего лишь неведение» обращается в своеобразный воображаемый параллельный мир, а попаданец из прошлого, в свою очередь, начинает казаться оппозиционером реальности, пришедшим сюда из какой-то альтернативы, больше похожей на сказку в стиле, быть может, стимпанка.

Collapse )

Никогда не хвали дракона

Лет пять, а то уже и десять, набирает силу странное и очень опасное ментальное течение в умах части сограждан (впрочем, за границей такое тоже местами наблюдается).

Стоит кому-то пострадать из-за чего-то социально опасного — из-за теракта, из-за нападения на него кем-то подосланных бандитов, из-за циничного нарушения закона кем-то из тех, кто его обязан защищать, в общем, чего-то, что на самом деле однозначно должно устраняться, — некоторые люди почему-то первым делом выясняют, какие у пострадавшего политические/религиозные/культурные взгляды, сопоставляют их со своими и в случае несовпадения тут же разражаются постами и комментами в стиле: «так ему и надо, жаль, что мало».

«Он-де либерал/коммунист/охранитель/атеист/и т.п., а потому чего его жалеть?». Причём так происходит, даже если вся либеральность или охранительность человека сводилась лишь к каким-то его словам где-то в интернетах.

И таких людей, судя по масштабам проявления оного, год от года всё больше.

А судя по тому, что массовое «не жалко» раздаётся в адрес представителей каждой из вышеперечисленных мировоззренческих групп без исключения, не застрахована ни одна из них.

Collapse )

Как готовить еду

Статья навеяна случайным прочтением очередного текста с потоком жалоб на то, что «не все люди мира приспособлены боженькой для готовки», и не намекает вообще ни на кого из моих нынешних друзей и знакомых.

В детстве я ненавидел есть у своих товарищей, ибо, как правило, приготовленное их родителями есть было близко к невозможному. По этому поводу у меня вопросов было много, но особый интерес вызывали два из них.

  1. Зачем люди в регулярном порядке питаются говном?


  2. Как можно из точно таких же продуктов, что и в нормальной еде, приготовить такое говно?


Первый вопрос может показаться риторическим, однако за ним стоит глубокая философия.

Понятно, что шит может просто хэппенс, но кушать всё равно хочется. Понятно, что готовить умеют не все, поскольку сие — не врождённое. Понятно, что, если человек в принципе не особо различает вкусы или не считает вкус еды чем-то важным, то и как-то особенно наяривать на готовку еды ему нафиг не надо.

Однако проблема в том, что многие мои тогдашние ровесники плевались о той еды, которой их кормили дома. И их родители тоже от неё плевались, хотя зачастую и стеснялись в этом признаться. Однако это было отлично видно по разнице в их настроении и энтузиазме, когда они ели свою хреновую еду или не свою хорошую.

Чтобы не показалось, будто бы это я таким странным образом косвенно возвышаю свою семью, замечу, что и у меня дома в те времена еда была не фонтан, но некоторые блюда оказывались терпимы, а отдельные даже хороши.

То есть, хоть я и допускаю, что некоторой доле было правда пофиг, основной массе было не пофиг — они, как максимум, просто иногда делали вид, что им без разницы.

Тем не менее, в какие-то моменты на некоторых из них по разным поводам накатывало философско-нравоучительное настроение, и они излагали набор идей и концепций, лежащих в основе каждодневного поедания говна.

Магистральных направлений в этих концепциях было два, и, как правило, присутствовали оба.

Первое из них, это что-то вроде идиотского варианта «скромности». Людям реально казалось, что вкусную еду надо есть только по праздникам, а в будние дни следует питаться полной хернёй. И нет, это не было связано ни с недостатком денег, ни с нехваткой времени, поскольку на праздники основная масса еды готовилась из ровно тех же ингредиентов, что и в будни, а по времени приготовления праздничные блюда в среднем наверно даже выигрывали у будничных (другое дело, что их готовилось больше).

Нет, тут именно что доминировало какое-то ощущение «греховности» каждодневного употребления вкусных блюд. В бога многие из этих людей не верили, но «грех» всё равно ими воспринимался в явно религиозном смысле.

Причём зачастую даже более религиозном, чем у верующих, ведь можно было бы это представить так, что Вселенная лично за ними наблюдает с пристрастием, и потому кара за нормальное питание вкусной едой неминуема, однако обычно у них не было даже страха некой неясной «кары». Вместо него было интуитивное, но явно где-то приобретённое, ощущение, что это просто «плохо». Плохо на уровне, я не знаю, законов природы — если бы какое-то «плохо» было бы в них вписано.

Ну, вот, у большинства есть чувство, что убивать других людей — плохо. Не потому, что за это посадят, а как бы «вообще». Вот так и с едой: вкусную еду каждый день есть просто плохо. Вообще.

Аналогично, например, иной особо «идейный» коммунист может сообщить вам, что плохо носить красивую одежду. Даже если она дешевле некрасивой — всё равно плохо. Плохо «по природе вещей», плохо «вообще», вот так вот.

Всё это усиливалось второй концепцией — концепцией «преодоления». В праздники, кушая что-то вкусное, ты расслабляешься, в остальные же дни надо как бы не расслабляться, а преодолевать. Это — как бы залог некого «личностного роста».

Кто-то пытался в своих рассуждениях это «рационализировать», сообщая, что это он таким образом «тренируется на случай катаклизмов, когда придётся жрать говно», однако сие мне очень сильно напоминает рассказ моего приятеля о том, почему он забил на занятия боксом. «Понимаешь», — сказал он мне, — «я вдруг понял, что пошёл на бокс, чтобы когда-нибудь не получить по рылу в подворотне. Однако в какой-то момент осознал, что ради того, чтобы избежать гипотетического получения по рылу в будущем, я совершенно реально получаю по рылу в настоящем, сеансами по три раза в неделю».

Вот и тут так же: для того, чтобы подготовить себя к гипотетическому поеданию говна, люди всю жизнь едят его по-настоящему.

Collapse )