Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Чисто для пафоса

Вы знаете, в математике всё точно и строго — там не любят дешёвых сенсаций.

Ну, в теории. Поскольку на практике у меня складывается впечатление, что там временами чуть ли не половина риторики заточена под создание этих самых сенсаций, причём вообще из любой мелочи.

Методика создания этих сенсаций, что характерно, ровно как в заголовках жёлтой прессы полудикой провинции отсталых стран Африки и Азии или на российском центральном телевидении: формально вроде бы нигде не наврали, однако по заголовку сумеет понять, что произошло, примерно ноль человек из всей ознакомившейся аудитории.

Типичный случай, это когда есть некий хитровывернутый процесс, для которого можно подобрать параметры так, чтобы в одном состоянии из бесчисленных охуилиардов оных там получалась какая-то неприятность. Причём не вообще неразрешимая, а неразрешимая, если наложить ещё один охуилиард крайне суровых условий в качестве «правил игры», по сути, сводящихся к «нельзя исправлять эту неприятность», что будет замаскировано кучей особо научно звучащих терминов.

Грубо говоря, вообще все числа подходят, но с одним единственным в формуле получается деление на ноль. Что можно было бы легко исправить оговариванием особого значения в этой точке (и это, не исключено, даже совпадало бы с реальным поведением процесса), однако специально говорится «доопределять нельзя». И упрощать формулу тоже нельзя. И вообще ничего нельзя, кроме того, что необходимо, чтобы в этой точке произошла фигня.

Так вот, вы думаете, что в точной и строгой математике статья или «закон», повествующий об этом, будут называться «При наших мега-строгих правилах и очень особом наборе параметров есть одна точка из числа сколько угодно оных, где по этим нашим правилам происходит херня»?

Нет.

Статья будет называться «Такой-то процесс невозможен». Или «В процессах типа А повсюду херня». Или «Доказательство того, что всё пропало, поэтому можно даже не пытаться».

Причём спроси типа понимающих математику — девять из десяти будут уверены, что действительно всё невозможно, пропало и херня. Ведь математика — строгая и точная. Да, они читали статью. Да, они поняли, что именно доказано в доказательстве. Нет, правда всё пропало. Ведь формально в заголовке не наврали: формально формулировка верна, хотя ни один человек не трактует её в том ключе, в котором она верна. Все обобщат до «всё пропало», но всё равно всё точно, строго и правильно.

Да, вот так оно. Вы нашли в некоторой книге две опечатки во вводном слове, которое написал даже не автор книги. Однако утверждение «в этой книге есть ошибки» с этого момента формально верно. Каждый, услышавший эту фразу, разумеется, будет трактовать её как «в этой книге принципиальные вещи изложены с критичными ошибками, а потому ей пользоваться нельзя», но это как бы его проблемы: вы-то всё честно сказали — ведь ошибки в книге действительно есть. А то, что они критичные и в чём-то принципиальном, это он уже сам додумал. Ну, этот самый «он» — то есть вообще каждый прочитавший вашу фразу.

В это время где-то по соседству может лежать статья, не исключено, даже того же автора, где, наоборот, доказано, что если подобрать в некотором процессе очень определённые параметры, то в очень особых областях значений переменных для уравнений, его описывающих, существует решение. Которое никто не знает, как найти, и которое очень неустойчиво, а потому численные попытки будут давать радикально разные результаты при мельчайших отклонениях, но это уже, разумеется, детали, которые можно оставить за кадром, чтобы не портить ещё одного формально верного утверждения, кое каждый его читатель снова трактует в том смысле, в котором принято трактовать подобные утверждения в нормальной человеческой речи.

Казалось бы, это ведь гораздо больше похоже на «всё фигня, пропало и невозможно». Но нет, вот тут как раз в качестве названия будет «Ура, решение существует!». Не «При очень особых параметрах гипотетически можно получить какой-то ответ неизвестным на данный момент способом», а «Тотальный и решительный прорыв — абсолютно всем с этим связанным можно пользоваться уже прямо сегодня вечером!». Но, разумеется, и тут тоже всё точно, строго, правильно и без накруток.

Примерно в ста процентах случаев обе две статьи/закономерности/рассуждения будут использоваться для обоснования чьих-то личных и вполне практических воззрений. Кто-то боится вытеснения людей машинами, поэтому этим будет обосновывать, что компы — говно, и с ними ничего у вас не получится. Кто-то другой любит какую-то политическую систему, поэтому на базе этих точных и строгих доказательств втопит за то, что только так-то и можно. Кому-то просто хочется прославиться. Кто-то прётся, когда всё выглядит сложным и загадочным.

И какой бы из этих или иных вариантов ни реализовался бы в каждом частном случае, можно гарантировать одно: иного практического применения у этой раздутой закономерности не будет никогда. Оно всегда будет существовать только для того, чтобы демонстрировать, что, во-первых, «понимающие» не быдло, а во-вторых, то, что им не нравится, невозможно, а то, что нравится — возможно.

Из-за порождённого раздутой сенсационностью чувства «это очень важно, а потому его должен знать каждый» сие даже, не исключено, включат в образовательные программы. Но чудесным образом эта ветка будет обрываться в лучшем случае обсасыванием всех натяжек в доказательстве с целью обоснования того, что «в формулировке не наврали», а в худшем — разбором и заучиванием примерной схемы этого доказательства.

Вы не увидите результатов сей закономерности в инженерных расчётах или, тем более, воплощения в реальных девайсах. Вы не увидите софта, в котором разработчики пользовались этим «открытием». Вы даже не увидите следующего этапа образовательной программы, прочно опирающегося на этот очень важный закон. Всё, для чего эта сенсация будет использоваться — обоснование других таких же. А в ряде случаев она не будет использована даже для них.

Чисто для пафоса.

Но, конечно же, всё равно всё строго, точно и без балды. Математика же.



doc-файл


Tags: контрманипуляция сознанием, философия
Subscribe

  • (no subject)

    После трёх дней занятий эсперанто прочитал список из 617 слов и словоформ, которые встречались в упражнениях. Не смог вспомнить значения всего двух…

  • Небольшая проблемка в анализе музыки

    Многие люди уверены, что в минорной тональности — минорные аккорды, а в мажорной — мажорные. Не, ну логично ведь: «оно называется “мажорным”, а…

  • Бинарный культурный детерминизм

    Один из главнейших мета-вопросов, терзающих изрядную часть русскоговорящих: «почему до сих пор всё ещё не запрещены те штуки, которые кажутся мне и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • (no subject)

    После трёх дней занятий эсперанто прочитал список из 617 слов и словоформ, которые встречались в упражнениях. Не смог вспомнить значения всего двух…

  • Небольшая проблемка в анализе музыки

    Многие люди уверены, что в минорной тональности — минорные аккорды, а в мажорной — мажорные. Не, ну логично ведь: «оно называется “мажорным”, а…

  • Бинарный культурный детерминизм

    Один из главнейших мета-вопросов, терзающих изрядную часть русскоговорящих: «почему до сих пор всё ещё не запрещены те штуки, которые кажутся мне и…