Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Чем современные дети

Хотелось бы прокомментировать статью «Чем современные дети отличаются от школьников 1980-х: 10 пунктов учителя истории», заодно объяснив, почему «не то образование» сложилось не сейчас, а ещё до момента преподавания автора в школе. Причём на примере самого же автора.

«Я ни разу не видел на переменках, чтобы девочки играли в свои извечные девчачьи «скакалочки», «резиночки», а мальчики гоняли мячик. Никаких «казаков-разбойников» и «салочек»! В лучшем случае – бессмысленная возня и толкотня.

Но чаще всего, Его Величество МОБИЛЬНИК! Забывая всё на свете, не видя никого и ничего, дети тычут пальчиком по экрану. Они «играют» на мобильнике по дороге в школу, на перемене, играют на уроке, в туалете, играют по дороге домой.»


Автор незаметно для себя даёт ответ на вопрос «почему всё так хреново» прямо с первых абзацев.

«Дети тычут в мобильник». То есть это развлечение такое: «тыкать в мобильник»? Поди, они даже экран на нём не включают — просто в чёрный прямоугольник «тычут»?

Это, знаете, как некоторые сокрушаются: «раньше в метро люди книги читали, а сейчас все в мобильники уткнулись». Наверно они смотрят на их скруглённые углы и трогают их нежный пластик, так что ли?

Ты, блин, удивишься, но многие, «уткнувшиеся в мобильник», на нём именно что читают — книги и статьи. Кто-то, конечно, играет или смотрит фотки, но даже это как-то более интеллектуально, нежели просто сидеть, глядя в пол, чему в том самом «читающем метро» старого доброго прошлого предавалось примерно четыре пятых пассажиров.

Не, друг, это не «они деградировали», а ты от них отстал, если не в курсе, что на мобильнике большинство занятий довольно интеллектуальные, причём львиная их доля включает чтение. Они, вот, в курсе и видят в них интерес, а ты — нет.

Впрочем, судя по тексту, для тебя всё ещё топчик игр — «салочки» и «резиночки»: о существовании других игр ты, несмотря ни на что, не знаешь. Тогда как даже в те самые восьмидесятые «салочки» были игрой для наименее развитых, а более развитые уже играли в «народный вариант» Го, называемый «точки», крестики-нолики на условно бесконечном поле, в шахматы, в «контакт», в «банки» или, блин, хотя бы в импровизированный футбол ластиком.

Но более показательно то, что, с точки зрения учителя со стажем, учителю вообще не надо знать и понимать, чем увлекаются современные ему дети. Дети — это ж неполноценные люди, да? Это они обязаны заглядывать тебе в рот, когда ты рассказываешь им про «правильные увлечения», а ты можешь положить болт на то, что интересно им? Такие, вот, двойные стандарты.

«Играют на мобильнике», блин. Не задаться ли вопросом: «а во что они там играют»? А ну как игры твоего детства вида «кинул кубик — механически передвинул фишку» были чуть–чуть тупее современных, задействующих реакцию, комбинаторное и стратегическое мышление, способности к планированию и умение решать головоломки?

«Начало урока, для детей всегда мука – ведь зловредный учитель требует спрятать мобильник с недоигранной игрой!»

Действительно, странно, чего это они?

Хотя, постойте, а, быть может, попробовать рассказывать на уроках что-то, что сравнимо по интересу хотя бы с самыми примитивными компьютерными играми? Что хотя бы на этом уровне задействует мозг и внимание, вызывая одновременно с тем интерес, а не просто требует тупого запоминания бессвязных и бесполезных, с точки зрения слушателя, фактов?

Быть может, попробовать показать хотя бы схематичную анимацию того, как какие-то армии куда-то там шли, вместо того чтобы рассказывать об этом в привычном формальном ключе «такого-то числа они были вот там, а такого-то — вон там»? Не, ну на компе-то очень многие смотрят на такое совершенно добровольно и часами, а ты даже кружочками на доске своё повествование проиллюстрировать не можешь. Не ровён час разработчики компьютерных игр справляются с преподаванием истории лучше, чем учитель со стажем, нет?

Быть может, заслуженным учителям и минобру как-то децл напрячься и сделать всё-таки визуальное сопровождение на современном уровне — ну, во времена, когда даже видеоблогеры–одиночки с ним, не особо-то напрягаясь, справляются?

Это ж трэш и угар: у людей без официальных регалий и статусов видеолекции по истории на три порядка лучше, чем у всей этой вашей замечательной системы. И что-то им не мешает увлечённость людей «тыканием в мобильник» — у их лекций миллионы и десятки миллионов просмотров.

Может быть, дело всё-таки не в «мобильниках», а в том, что это вы не можете дотянуть даже до самого низкого уровня современных технологий, воплощённого в этих самых мобильниках?

«Современные дети очень быстро устают, теряют внимание и концентрацию. Я ещё помню уроки по 45 минут. Но сегодня они длятся 40, и даже этого получается много! Современный ученик уже через 20 минут практически неработоспособен, он уже не в состоянии следить за речью учителя.»

Вот ведь странно: а сабжевые видеолекции и на два часа бывают. И почему-то «современные дети» их осиливают. И с кином на много часов тоже почему-то у них нет проблем.

Не, ну серьёзно: «Возвращение короля», вон, за четыре часа в режиссёрской версии. И — ну надо же — тем же самым детям чудесным образом удалось удерживать внимание все четыре часа. А за твоей речью они не могут следить двадцать минут. Проблема точно в детях?

Возможно, это заговор, но я делаю ставку на то, что даже местами занудный фильм Питера Джексона — гораздо более цепляющий, нежели лекции заслуженных учителей. И дело не только в том, что там есть «махач»: основную часть фильма составляет история. Причём не только история персонажей, а заодно ещё и история всего этого мира.

Да, она вымышленная, но и Толкин, и съёмочная бригада изрядно опирались на историю мира реального. Только они, в отличие от заслуженных учителей, осилили её подать так, что смотреть на это интересно.

А некоторым даже интересно про это читать.

«Игру престолов» до скатывания в странное оно смотрели десятки миллионов человек. И книжку читали немногим меньше. А что там? Там тоже, блин, история. Изрядно замешанная на реальную историю Англии с примесью некоторых других европейских.

Сколько вы там на уроке лекцию читаете? Означенные минут двадцать? Так вот, этот сериал по суммарному времени получается, как все ваши лекции по истории за всю школу. И, приколись, многие из этих невнимательных людей современности не только смотрели это целиком — причём, иногда «залпом», часов по двенадцать подряд — но ещё и отлично запомнили, кого там как зовут, кто что кому сделал и почему, кто куда армию повёл и чуть ли не кто во что одет.

Как же так вышло-то? Вдруг всё дело в том, что вы про точно такие же события не можете нормально рассказать?

Да не, не может быть: это люди теперь невнимательные, а с вашей системой преподавания всё отлично.

«Современные дети с рождения усваивают массу информации, но вся эта информация, как правило, мало связана с обыденной жизнью…»

…авторитетно сообщил человек, не особо понимающий, зачем его современники в современной обыденной жизни «тыкают в мобильник», и не сумевший усвоить информацию о том, как с помощью мобильника получать информацию.

«Рассказываю на уроке о крестьянском труде, о подсечно-огневом земледелии. Тут понимаю, что дети вообще не ориентируются, что такое плуг, зачем нужна борона, как сеют и выращивают хлеб! Недоумённо хлопают глазами.»

Если уж мы про современность, то давайте проверим, знает ли учитель, что такое «графический движок», что такое «система компьютерной алгебры», каких жанров бывают компьютерные игры или хотя бы как про всё это загуглить.

Внутренний голос мне подсказывает, что если я сейчас начну ему излагать, какой язык программирования какие конструкции взял из какого другого языка программирования, то он тоже будет «недоумённо хлопать глазами». Хотя всё это к современнику куда как ближе, чем подсечно-огневое земледелие.

Подозреваю, даже если я попытаюсь рассказать о роботах, применяемых в земледелии современном, о производстве удобрений и инсектицидов, и о связанной с этим логистике, то и тут он будет «недоумённо хлопать глазами», а вовсе не тут же подхватит беседу.

Дело в том, что про «подсечно-огневое» он уже знает, а потому полагает его «главным и необходимым», но вот про современность ему в педвузе не рассказали, а поэтому она побоку — он про неё даже ради интереса и поверхностного ознакомления за всю свою карьеру не прочитал. Ведь что лично ему рассказали, то и важно. А что там интересует других, как уже говорилось выше, не важно совсем. Дети обязаны заглядывать ему в рот, при том, что он скорее всего даже пальцем не шевельнул, чтобы ознакомиться с интересным им или кому-то ещё. Равно как и с той частью истории земледелия, которая не вошла в программу педвуза. Равно как и с современным земледелием. Равно как и вообще с современным.

Но это только половина рассказа.

«В старое время советские дети получали много информации из мультиков. Помните? Кошечки и собачки пекли хлеб, Фока на все руки дока ковал подковы в кузне, персонажи народных сказок из советских мультфильмов много и трудолюбиво работали. В современных мультиках разнообразные супергерои не работают вообще.»

Тут как бы одновременно целый букет.

Во-первых, человек на полном серьёзе считает, что вся современная мультипликация — про супергероев. То есть, как уже дважды говорилось, пальцем не шевельнул, чтобы с ней ознакомиться. Даже в тот момент, когда решил о ней порассуждать.

Во-вторых, он уверен, что дети смотрят только мультики. Ну да, говорилось уже трижды, а теперь скажем четвёртый раз: даже пальцем не шевельнул, чтобы что-то узнать про увлечения современных детей.

В-третьих, вы серьёзно? В советских мультиках все работали? Заслуженный учитель ещё и советские мультики, которые нахваливает, не стал смотреть?

Кто там, блин, пёк хлеб? Не, я допускаю, что в какой-нибудь говносказке о Колобке, которую все в гробу видали, упоминается выпекание хлеба. Но что, реально, дофига советских мультиков всесторонне раскрывали технологию, а не показывали это дело чисто символически?

Да там, извините, все клали болт не только на технологию, но и на реальное положение вещей, предпочитая крайне важной для мультфильмов фактической информации потакание стереотипам. Там, блин, ёжики в 90% случае себе на иголки грибы накалывают, хотя их реальные прототипы питаются насекомыми. Там, блин, бобры строят плотины, чтобы рыбу ловить, хотя реальные бобры не едят рыбу, а питаются древесиной. Там, блин, сабжевые кузнецы девять раз из девяти куют эти ваши подковы и мечи, чудесным образом выплавляя сталь на открытом огне без использования мехов.

Кто, блин, там «постоянно работает»? Царь Салтан? Емеля и его щука? Винни-Пух? Маугли?

Не, я помню, что старик закидывал невод, трое из Простоквашино доили корову, а почтальон Печкин развозил почту. Но этому посвящено три секунды экранного времени. Про какое «там все много работали» мы ведём речь?

Или за три секунды закидывания невода дети прошлого всё понимали про рыболовство, а за три секунды лошадки с плугом — про земледелие?

Хотя тут не поспоришь: если хотя бы так показать, то человек поймёт всё гораздо быстрее, чем в вашем корявом устном пересказе.

Ну так, может, того, школьным учителям им это и показать? Ты ж — учитель истории, нет? Найти какое угодно видео сейчас может любой ученик из твоего класса, отчего же зачипатая система образования, с её глубоко продуманными подходами к обучению, этому так и не научилась?

Попробуй, блин, при рассказе про плуг и борону хотя бы фотку плуга и бороны показать. Не, я понимаю, в педвузе столь высоким технологиям не учили, но спроси хотя бы у «уткнувшихся в мобильники» детей — они тебе, заслуженному, подскажут, как загуглить наглядные материалы.

В упомянутом Советском Союзе даже полвека назад как-то справлялись с изготовлением документального и образовательного кино. Как так вышло, что система школьного образования за всё это время сумела воспользоваться этим ценным навыком только эпизодически, а на реальных школьных уроках обычно не использовали даже то, что под это дело отсняли? И как лично ты вообще целиком пропустил этот чит-код? Можно, блин, просто взять и проиллюстрировать то, о чём рассказываешь, а не надеяться, что кто-то это заранее подсмотрит в художественном мультипликационном фильме.

«Дети не читают, т.е. совершенно! Вообще!!!»

Ага. Они «тычут в мобильники». В которых, разумеется, только картинки — как ещё-то?

«Успешное преподавание истории обязательно базируется на тех историко-приключенческих романах, которые подросток «проглотил» к средней школе. Помните, у Высоцкого: «Значит, нужные книги ты в детстве читал!» Сейчас не читают никаких книг…»

Но заслуженный учитель ведь читает. Поэтому он нам сейчас запросто расскажет, что связывает Кейтилин Старк и Петира Бэйлиша, какой предмет преподавал Римус Люпин, сколько детей было в семье мумми-троллей или, ну ладно, хотя бы куда именно ехали Гекльберри Финн с Джимом.

А не, постойте, речь же идёт про «нужные книги». А «нужные» — это те, которые преподавали в педвузе, включили в школьную программу или, с натяжкой, которые читали люди в те времена и в том месте, где жил сабжевый автор. Остальные — не нужные. Поэтому, если люди их читают, то это всё равно что «не читают вообще».

Поэтому учитель совершенно не сокрушается по поводу того, что он, в отличие, кстати, от многих «вообще не читающих» детей, не читал популярное у нынешних детей или у детей прошлого.

Вы не понимаете, это — другое. Одно дело другим не читать то, что читал он, а другое дело ему не читать то, что читают другие. И даже не смотреть. И даже вообще не знать, про что оно.

Ведь вполне понятно, что его — главнее, чем не его, поскольку он — Учитель. Поэтому именно это все и обязаны прочитать. Например, Пушкина, поскольку он в школьной программе. Но вот Арбенина, у которого стихи на три головы выше, чем практически у любого из включённых в школьную программу, читать совершенно необязательно. И тот, кто знает стопицот стихов Арбенина — пусть даже из песен — всё равно дикарь, а вот учитель, который не знает, всё равно молодец.

Причём, ладно ещё Пушкин, но что же заслуженный учитель считает необходимым для современных детей?

…барабанная дробь…

«И вот стою я перед классом, весь такой красивый и самонадеянный, рассказываю об истории Франции XVII века и наивно вопрошаю: «Помните, как д'Артаньян приезжает в Париж?» И вижу огромные недоумённые глаза детей!

Оказывается, из четырёх средних классов, роман «Три мушкетёра» читали лишь ТРИ человека!!! Но я такой старый, что ещё помню, как это произведение читали буквально ВСЕ, потому что не прочитать его считалось позорным и неприличным!»


Недикари должны прочитать «Три», сцуко, «мушкетёра»! Приключенческий роман середины девятнадцатого века! Граничащий, сцуко, с бульварным чтивом! Написанный примитивным языком с глубиной интриг и характеров, уступающей даже самым примитивным современным комиксам про супергероев.

«Хранители» даже в виде комикса на две головы выше по художественной составляющей, чем «Три мушкетёра». А «Гарри Поттер» — вообще просто недостижимая вершина. Про этих всех, разумеется, учителю знать не надо — они ведь не считаются, но вот «Три мушкетёра» — это да, это обязательно для современных детей.

Хочется спросить: а где обычно упоминаемые за компанию Майн Рид и Фенимор Купер? Ведь сверстники сабжевого автора, которые последний раз что-то читали в том самом своём детстве в той самой стране, обычно рекомендуют ещё и их: всё более современное или не имевшее распространения тогда в тех местах — это лишнее, а вот Дюма, Рид и Купер — топчик на все времена. Высокая литература, чего там! Позорно и неприлично её не читать: наверняка с тех пор ничего не изменилось, а в те времена нигде не было как-то иначе.

Вы не понимаете, искусство в какой-то момент навсегда остановилось, поэтому полу-бульварные романы девятнадцатого века навсегда остались Топчиком. Никто не научился писать лучше, интереснее, умнее, точнее, историчнее, глубже, продуманнее.

Как проверить? Так очевидно же как: раз учителя ничего больше не читают и не смотрят, то ничего больше и нет. Если закрыть глаза, то кругом пустыня.

«Дети удручающе прагматичны, у них почти полностью отсутствуют романтические порывы. Они мало чем интересуются, кроме того, что относится к их «личному потреблению».»

А, так вот, что делают «уткнувшиеся в мобильники» дети — лично потребляют. И ни о чём больше не волнуются. Переписка в соцсетях, игра в игры, чтение и написание каких-то заметок и просмотр или даже съёмка каких-то роликов — это ведь «личное потребление». Наверно даже, чего там, «потребление материальных ценностей», как следует из «удручающей прагматичности» в соседнем предложении.

Не смотри, что игра и общение — это однозначно нематериальное и обычно подразумевает наличие более одного участника. Учитель, как мы уже многократно выяснили, не представляет, чем занимаются все эти дети, и не собирается узнавать, но, конечно, это именно они, состоящие друг с другом в непрерывной переписке, зациклены строго на себе, а вот учитель, которому лень хоть что-то узнать о жизни и увлечениях его учеников, да и львиной доли своих современников, конечно, романтичен и высокодуховен. Ведь он читал «Три мушкетёра».

«У меня есть небольшая коллекция предметов, привезённых из археологических экспедиций. В былые годы, демонстрируя на уроках истории обломки древнегреческих амфор, орудия труда первобытного человека, многотысячелетнюю керамику со следами пальцев давно истлевшего гончара, я с удовольствием наблюдал горящие глаза детей, которые страстно разглядывали все эти археологические чудеса, вырывали их из рук, засыпали меня вопросами…

Теперь же, попытка предъявить мою коллекцию ученикам, вызвала у них лишь вежливый интерес (у некоторых!). 25 лет назад это вызывало восторг... Сегодня это им НЕ ИНТЕРЕСНО! Переданное мною по рядам рубило каменного века, многие даже не рассматривая передавали дальше.»


Действительно, почему это детям, живущим в эпоху, когда этих обломков целые кучи даже в любом провинциальном краеведческом музее, а почти любой экспонат почти любого музея мира можно посмотреть в два клика — иногда даже вместе с фотками, а то и видеосъёмками того места, где это откопали — не интересно смотреть на такие же черепки, которые откуда-то привёз Сам Романтичный и Не Занятый Личным Потреблением Учитель?

Ведь учителю должно быть не надо даже рассказывать про контекст их обнаружения и восстановление быта людей прошлого на основе раскопок: должно быть достаточно самих черепков. Уже они должны всех поразить.

Что вы сказали? «Это как раз только совсем диких любые рандомные артефакты без сопутствующей им истории поражают»? Не, вы ошибаетесь, всё наоборот: чел, который в свои десять лет уже видел больше, чем полвека назад большинство пятидесятилетних, если он не дикий, всё равно должен поразиться стопицотому черепку.

В общем, кругом одна сплошная бездуховность. Эдак дойдёт до того, что пять раз побывавшие в Париже не будут поражаться рассказам учителя, который там никогда не был и даже гугл-мапнуть не пробовал, про его заочное восприятие архитектуры Парижа, построенное на базе фрагментарных рассказов других таких же, преподававших ему в педвузе.

«Я вообще был приучен к особому вниманию моих учеников, привык, что после урока возле учительского стола обязательно собирается стайка любознательных чудаков, засыпающих меня вопросами, доказывающих своё, особое мнение. Сегодня это невозможно.»

И я даже могу сказать почему: потому что этот профессиональный, очень опытный учитель сейчас тотально сливает даже заинтересованным в теме блогерам, не говоря уже про современных профессионалов, которые овладели современными же технологиями.

Скажи, учитель, а что лично ты сделал для особости внимания лично к тебе? Или ты думаешь, что оно причитается тебе автоматически — просто за факт твоего существования?

Ой, да, тогда всё очень плохо: не в ту эпоху ты сейчас живёшь, не в ту. Вот в девятнадцатом веке тебе было бы зашибись. И «Три мушкетёра» тогда тоже поражали воображение. В общем, сплошные плюсы. Встретится машина времени — соглашайся, не прогадаешь.

«У современных детей крайне низкая мотивация к успешной учёбе. Они вообще НЕ ПОНИМАЮТ, зачем им нужно учиться хорошо?»

Действительно, ведь и автор, и его коллеги каждый день своим примером отвечают им на этот вопрос: хорошо учиться под их началом надо для того, чтобы потом стать такими же, как они. То есть не разбирающимися в технологиях, не умеющими заинтересовать, навсегда застрявшими в конкретном месте конкретного времени, игнорирующими всё, что находится за пределами того, что им в том месте в то время предложили, не читавшими и не смотревшими то, что популярно среди тех, с кем они постоянно общаются, но требующими к себе автоматического внимания и уважения.

Как можно не хотеть стать такими же?

Как можно не хотеть, наполнить себя отрывочными, оторванными от практики, неинтересно поданными и в ряде случае устаревшими, ошибочными знаниями, вся суть которых сводится к сдаче контрольных и экзаменов? Как можно не желать пользоваться «проверенными временем» технологиями и методами полувековой давности, когда современные и превосходящие их на три головы, гораздо более интересные и полезные, прямо во время урока лежат в этой коробочке со сглаженными углами у тебя в кармане?

Куда, блин, катится мир?

«Столкнувшись с этим удивительным явлением, я поставил эксперимент: выложил на парты учебники, задал несколько вопросов и велел ученикам просто НАЙТИ И ВЫПИСАТЬ из учебников готовые ответы! В прежние годы, мне подобная профанация учебного процесса и в страшном сне бы не приснилась…

Эксперимент дал поразительные результаты. Многие ученики НЕ НАШЛИ ответов в указанном мною параграфе. Для них оказалось непосильной работой прочитать текст и выписать готовые ответы! Многие и не пытались этого делать. Их даже не соблазняла хорошая оценка. За десять минут до конца урока, мне сдавались листочки с несколькими случайно подобранными фразами, их же владельцы в ожидании звонка просто сидели, украдкой под партами играя на мобильных телефонах.»


Быть может, это результат того, что учителю своим примером им хоть что-то удалось передать?

Например, свою неспособность найти информацию, которая лежит прямо перед тобой — ну там, что люди делают в своих мобильниках, какие книжки сейчас читают, какое кино смотрят, какие экспонаты и лекции доступны, вот это вот всё?

Или свою неспособность испытать интерес к тому, чем ты не занимался в прошлом?

Или своё умение игнорировать всё то, про что тебе в прошлом не сообщили?

Ну да ладно, быть может, тут всралась ошибка: на самом деле учитель всё это умеет, а я не догадался.

Попробуем выложить на парту планшет с полным собранием Гарри Поттера и даже подключением к интернету, и предложим учителю ответить на вопросы вида «в каких отношениях такой-то состоит с таким-то». Наверняка, хотя он не испытывает к этому ни малейшего интереса, он без проблем всё это прочитает и найдёт ответы.

Ну ладно, это — художественная литература. Не образование. Давайте зададим учителю истории аналогичные вопросы по математике или физике. И тоже дадим ему учебник.

Хотя постойте, дайте угадаю: «он своё уже отучился и выпускные давно уже сдал, поэтому ему теперь не надо». Так оно ведь работает? Так ведь нам отвечали учителя, не способные ответить на наш вопрос по не своему школьному предмету? Им не надо, а вот детям, которые с ними и их такими же коллегами ежедневно общаются, конечно, должно быть надо. Ведь они своё ещё не отучились, поэтому всё забыть и ничего нового больше не узнавать им ещё рано — так делать они получат право только через семь–восемь лет.

Далее я проигнорирую изрядный фрагмент, посвящённый абстрактным стенаниям по поводу падения вообще всего на свете, упомянув лишь о том, что «небрезгливость» европейцев и современных детей вида «они кладут батон на сиденье» как-то больше похожа не на упадок представлений о гигиене, а на привычку жить в чистоте. Что на фоне многих наших давно уже взрослых россиян не особо-то и плохо.

В Европах, конечно, срачики тоже наблюдаются, однако за пределами некоторых районов Москвы и некоторых отдельных относительно крупных городов у нас срачик становится вообще повсеместным.

Кроме того, все эти «взрослые люди» умудряются разводить такие же срачики даже прямо у себя в квартире, что лично меня неизменно поражает: мусор валяется на полу, вперемешку с вещами, на столах и в раковине грязная посуда, ни одной свободной поверхности — везде какие-то бумажки, одёжки, объедки, вот это вот всё.

И, таки да, это про то самое поколение, из которого автор. С чего бы более молодым, которые всё детство провели вот с ними, стать более аккуратными, не вполне ясно. Разве что, «вы не понимаете это другое»: родителям убираться не надо, но вот их дети обязаны.

Если же таки поддерживать чистоту и порядок, то положить батон на сиденье куда как более безопасно, нежели его же, но на стол, где только что неделю пролежали объедки — шанс подцепить интересных инфекций в последнем случае куда как выше, но почему-то сограждан сие от последнего не останавливает.

В общем, тут тоже много вопросов, однако они уже не про образование.

Но, блин, последние абзацы данного произведения я пропустить никак не могу.

«Я всегда пытался пробудить у своих учеников стремление к Высокому духовному идеалу, воспитать уважение к духовным ценностям нашего несовершенного мира.»

Понимаете, в чём штука: «Высокий духовный идеал» — это то, что кто-то когда-то лично ему рассказал. Это те книги, которые лично ему дали почитать, это те мультики, которые ему когда-то показали, это те «духовные ценности», в которые когда-то поверил лично он. А вот до ценностей, интересов и устремлений всех остальных ему глубоко фиолетово: это они должны перенять всё то, что он когда-то получил, а ему про ихнее знать ничего не надо.

Это такая законсервированная духовность: «моя религия — единственно правильная, поэтому носители других — заведомо бездуховные еретики и дикари». Да, я ничего про их религии не знаю, но мне зачем? И так же понятно, что там ничего хорошего — один только вред, поэтому я даже и пытаться не буду.

И в любых изменениях тоже один только вред. Как во времена моей молодости считалось, так и правильно, а про новое я даже аргументов читать не буду — и так понятно, что оно всё порочное.

И в любых технологиях один только вред. Меня, вон, перестали уважать просто за наличие у меня статуса, а не как я надеялся: один раз в педвузе оттрубил, и всё — почёт на века. Совершенствовать методы преподавания не надо, учиться пользоваться современными технологиями не надо, даже корректировать свои знания не надо, не говоря уже о получении новых знаний. Все мне обязаны просто за когда-то выданный мне статус.

Автор один такой? О нет — в системе образования таких выше крыши. А не такие так стеснены ей, что зачастую вынуждены её наябывать, чтобы всё-таки передать небезразличным конкретно им ученикам то, что по идее должна им давать вся система образования.

Это общее место: учителям в среднем плевать на интересы учеников. Они в среднем не видят в учениках хотя бы в чём-то себе равным. Они в среднем не знают и не собираются узнавать хоть что-то, что выходит за пределы их предмета, причём взятого ровно в том виде, который они усвоили во время своего обучения.

Для учителей литературы вполне нормально не знать вообще никаких современных литературных произведений, а художественные фильмы или театральные постановки можно не знать вообще никакие. Про компьютерные игры, составляющие сейчас изрядную часть художественной культуры, и популярную музыку я даже не говорю: это с точки зрения среднестатистического учителя знать не только не нужно, но и даже вредно.

Учителям математики и физики в среднем кажется вполне нормальным вообще не уметь пользоваться компьютером, в том числе, для иллюстраций, расчётов и численных экспериментов.

Учителям черчения норм не уметь пользоваться никаким инженерным софтом, несмотря на то что лет двадцать уже никто в мире не чертит на ватмане.

Учителям истории вполне нормально излагать куцую и идеологизированную по самое небалуйся версию истории, тщательно исключая из неё всё то, что могло бы вызывать интерес. Странно, и почему это во время их докладов дети не могут удерживать внимание? Ну эта, вы взрослым попробуйте то же самое рассказать — они-то смогут?

Учителям географии нормально не использовать ничего из овердофига уже отснятого документального материала. И даже, сцуко, гугло-карты, где сейчас можно не только фотки со спутника посмотреть, но и фотки с местности, а в куче мест даже походить по улицам виртуальной камерой. В минобре про такое не знают, значит, и им не надо. Но «ни к чему нет интереса», конечно, именно у их учеников.

Учителям в среднем не интересно современное положение вещей. Им вообще важнее соблюдение формальностей, нежели объяснение закономерностей. Да, к этому склоняет программа и методология, но что-то не видно массового сопротивления учителей всему этому. Напротив, сплошь и рядом учителя сопротивляются корректировкам школьной программы в соответствии с текущим научным знанием, поскольку «это ж мне придётся переучиваться». Вот так оно: учитель готов рассказывать ученикам то, про что уже известна его ошибочность, лишь бы не потратить время на корректировку привычного ему изложения.

Опять же, замечу, это касается не всех учителей поголовно: но среднее, оно вот такое, как этот автор–учитель. «Сам ничего узнавать не собираюсь, но дети-то обязаны, причём ровно то, что знаю лично я, независимо от его актуальности».

Но вот с чем не могу не согласиться в данном тексте, так это с тем, что…

«…у каждого нормального человека должна быть в жизни Высокая Мечта.»

Вы знаете, у меня таких даже много. И одна из них: система образования должна дотянуть хотя бы до уровня интересующихся освещаемой ими темой блогеров. Отставать от современности хотя бы не больше, чем на пять лет. Состоять из людей, которым не плевать на всё, появившееся после их обучения в педвузе или за его пределами. Состоять из людей, которые видят в своих учениках людей же. Состоять из людей, которым интересен хотя бы их предмет, а потому они следят за его развитием, а ещё лучше и остальные направления знаний и технологий тоже. Состоять из людей, которые способны не только заставить учеников ознакомиться с тем, что лично они считают «положенным», но и сами тоже способны разобраться с тем, чем интересуются их ученики.

Ясен пень, я слишком многого от представителей системы образования прошу — такое ведь большинству из них явно не под силу, но на то она и Высокая Мечта.



doc-файл

Tags: контрманипуляция сознанием, образование, философия
Subscribe

  • Двусторониий статистический факап

    Наблюдая рассуждения части граждан по поводу вакцинации, я в полный рост вижу вторую сторону факапа, которая ранее была скрыта на фоне первой. Вот…

  • О чём должна быть реальная «информатика»

    Когда я был маленьким, персональный компьютер представлял собой девайс с шестнадцатью или сорока восьмью килобайтами памяти и где-то так четырьмя или…

  • (no subject)

    Чем дальше, тем сильнее меня преследует подозрения, что не только про математику, но и про программирование в определённых кругах существует очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 444 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Двусторониий статистический факап

    Наблюдая рассуждения части граждан по поводу вакцинации, я в полный рост вижу вторую сторону факапа, которая ранее была скрыта на фоне первой. Вот…

  • О чём должна быть реальная «информатика»

    Когда я был маленьким, персональный компьютер представлял собой девайс с шестнадцатью или сорока восьмью килобайтами памяти и где-то так четырьмя или…

  • (no subject)

    Чем дальше, тем сильнее меня преследует подозрения, что не только про математику, но и про программирование в определённых кругах существует очень…