Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Что не ладно в Датском королевстве

Много и неоднократно уже писал, что мне нравилось и нравится в СССР. Пора бы уже написать о противоположном. Не с целью, конечно, доказать, что СССР – суть явление неправильное и вредное, а чтобы впредь таких ошибок не повторять.

Не нравились существенные провалы в области идеологии и около неё. Например, крайне топорно боролись с самиздатом. Причём, бороться-то с ним надо было, – спора нет, – но зачем же избирать заранее проигрышную стратегию? Книги просто запрещали и пытались изымать из употребления, а распространителей и частично читателей в разной степени репрессировать. В результате вокруг всего этого вырисовывался эдакий терновый венец, вкупе с распространением аромата запретного плода.

Я уже предлагал более радикальный способ: выдавать диссидентские книги в нагрузку вместо сочинений партийных руководителей и прочих теоретиков. Ненависть к этой литературе возникла бы очень быстро. Но на целостную систему данный метод не тянет. Поэтому, расскажу подробнее, что надо было бы сделать.

Во-первых, оставить некоторое количество полукоммерческих издательств. Чтобы, типа, не за государственные деньги издавали желающих, а за их собственные. Тогда бы любой сто раз подумал, прежде чем свои писания издавать. Но, предположим, подумал он в неправильную сторону и решил-таки свои вирши напечатать. В этом случае следует воспользоваться мощным механизмом государственной сертификации. А именно, оставить за государством право определить жанр, возрастной ценз (последнее, кстати, во всех демократических странах нормально себе определяется, причём, совсем даже не самим автором) и правдоподобность книги. Более того, государство вправе написать свои комментарии к книге и разместить их прямо в ней. Пишет, скажем, Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ», а на него перед изданием лепят бирочку «ненаучная фантастика» и пишут в комментариях «наврал, дескать, Солженицые», с цифрами, само собой, и с правильными рассуждениями. Читатель книгу ведь сразу по-другому начнёт воспринимать, а Солженицын и вся мировая общественность даже пикнуть не смогут – книгу-то издать разрешили. Бычить, конечно, же будут, несвобода, все дела, да кто им в этом случае поверит? Факт издания налицо, а право государства изложить своё мнение большинством населения воспринимается как совершенно справедливое. И в конце концов, не в текст же поправки вносят.

Далее. Идеология дело важное, понимание чего в СССР в какой-то момент безвозвратно утратилось. А из того, что это дело важное, следует, что не стоит его поручать идиотам и недоучкам. Написанием комментариев и прочим должны занимать умные и квалифицированные люди. А то получается, что в КГБ, который тоже напрямую с безопасностью связан, набирали элиту, а в идеологи – идиотов, типа, основной массы современных журналистов.

Из этого всё и проистекало. Какую цель, например, преследовали запреты иностранной рок-музыки? Тем более, запреты районного масштаба? Типа, обезопасить детей от тлетворного влияния Запада? Но кого и когда таким способом удавалось обезопасить? И в чём тлетворность влияния-то? Зачастую эти запреты выходили из-под пера людей, которые были даже не в состоянии тексты песен понимать, а базировались на личном эстетическом восприятии запрещающего. В народе по этому поводу, вместо безопасности, возникал смех. В основном над идиотами-чиновниками. Которые, кстати, идиотами по жизни, может, и не были, просто поддавались соблазну полезть в дело, в котором не разбираются.

Тут, наверно, должен возникнуть вопрос, а как же бороться с иностранной рок-музыкой в социалистическом государстве. Ответ простой: никак. Поскольку смысла оно не имеет. Свою музыку или, там, классику, пожалуйста, можно пропагандировать. Так же как пропагандировать можно и хорошие (в том числе, полезные с идеологической точки зрения) книги или фильмы. Остальные же не трогать, ограничиваясь комментариями. Дабы альтернативно одарённые не восприняли их как руководство к действиям.

В этом плане можно показывать в отдельных кинотеатрах хоть даже фильмы про Рэмбо во Вьетнаме, предваряя эти фильмы киножурналами на тему, как там себя американцы в этом Вьетнаме на самом деле вели, и не забывая сказать, что сии фильмы – суть западная агитка, а не суровое историческое исследование.

В конце концов, понимание того, что Резун пишет бред, пришло к народу вовсе не по причине запретов, а после издания книг «Антирезун». И фильм Рэмбо, если его просто запретить, будет восприниматься, как утаённая правда – такова психология. Запреты в сфере культуры вообще ничего, кроме злости на власть, не вызывают.

Недопонимание всего этого и связанные с недопониманием действия – основная моя претензия к советской власти. Не в последнюю очередь и потому, что советскую власть оно самое и пошатнуло. И даже уронило в конечном счете.

В новом же социалистическом государстве сего быть не должно. Пропаганда своего не должна сопровождаться запретами на чужое, хотя чужое и может быть подвергнуто суровым комментариям и в среднем должно быть исключено из производства за государственный счёт.

Что касается самой идеологии, повторю важную мысль: нельзя её поручать проходимцам, идиотам и недоучкам. Какой толк с преподавателя марксизма-ленинизма, если он сам не понимает то, что преподаёт? Тем более, если разработчики программы так и не определились, что именно учащимся должно дать это преподавание. Тут надо поставить чёткую цель: результатом всех политических предметов должно быть глубокое и подробное понимание преимуществ социализма над капитализмом. Не вызубривание ритуальных фраз, не нечто размыто-неопределённое, а совершенно чёткое и научно обоснованное понимание. Это практически не достигалось, да и цель такая в какой-то момент уже не ставилась. Результат налицо: огромное количество народа перестало понимать, что бесплатное жильё, медицина и образование, индустриализация и доступность культуры – заслуга социализма, а вовсе не проявление вселенской природы вещей.

Особо полезно было бы в этом плане, разрешить турпоездки в капстраны, но показывать не только красоту природы и архитектуры, но и социальные болезни, в СССР отсутствующие. Показать, например, китайское общежитие в США, где двадцать человек живут в одной комнате – кто тогда скажет, что хрущёвка это плохо? Другие страны несомненно показывать всё это не дадут, но сиё можно повернуть в свою пользу: скрывают, гады. И в сознании советского человека уже не «СССР что-то там скрывает», а напротив даже вожделенный для многих Запад. Потому что новости это одно дело, а другое дело – своими глазами посмотреть. Вот так, дорогие товарищи, Железный Занавес не с нашей, а с их стороны. Что в психологическом плане гораздо полезнее.

Делалось бы это всё – огромное количество претензий к СССР бы просто не появилось, и ещё не известно, кто победил бы в Холодной Войне.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments