Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Лажная дихотомия

Вы знаете, заговоры рептилоидов не могут сломить прямую демократию. И ловкие манипуляции ловких демагогов не могут. И даже то, что мы наверняка что-то не учли в каждом пункте её описания.

Единственное, что может если не сломить, то сильно притормозить оную, это специфический стиль мышления, на который я постоянно наталкиваюсь в беседах с соотечественниками из всех бывших советских республик.

Согласно этому стилю мышления, в мировосприятии каждого человека незыблемо стоит крайне важный вопрос: как правильно, поверить в какого-то эксперта, квалификацию которого ты даже не можешь оценить, а потом делать всё строго так, как он говорит, или же, наоборот, никогда никаких экспертов не спрашивать, ничего не читать, на примеры не смотреть, и на все вопросы давать ответ строго на базе текущего содержимого собственной головы?

Судя по всему, всё множество вариантов в области интеллектуальной (а быть может вообще всей человеческой) деятельности состоит из этих двух, а альтернативы им, как максимум сводятся к тому, что иногда, когда эксперт по техническим причинам недоступен, всё-таки можно самостоятельно чихнуть в локоть — но только на дому и при наличии оправдывающих обстоятельств непреодолимой силы, — либо же к тому, что иногда разрешается подсмотреть в книге пару буковок, но только при условии, что весь остальной ответ ты лично вывел у себя в голове на базе когда-то заученного.

Встретившись с данной дихотомией, я каждый раз недоумеваю. Лично мне, например, вообще очевиден осмысленный способ действий, и мне тяжело представить, что он кому-то не.

Если от моего решения по какому-то вопросу действительно что-то зависит, то сначала надо загуглить. Причём, даже если я уверен, что отлично знаю ответ.

Гуглить, разумеется, следует не непререкаемое экспертное мнение, а исключительно аргументы и, самое главное, разъяснения — как раз вот по разъяснениям и становится понятно, стоит ли тратить время на чтение аргументов данного «эксперта». И одновременно с тем по разным разъяснениям набирается хоть какое-то понимание данного вопроса, на базе которого можно проводить оценки аргументов и экспертов.

Если вопрос включает в себя какие-то практические реализации, то можно загуглить и их тоже — посмотреть, как они работают, попытаться понять, как люди такое вообще делают, что-то повторить в порядке эксперимента, почерпнуть каких-то методов и хаков, вот это вот всё.

Ясное дело, чтобы стать экспертом в этой области самому, понадобится время. Полгода, год, пять лет. В общем, много. Однако в ряде случаев личная экспертность во всей отрасли не нужна — достаточно понять, как там в целом всё устроено, и как там решается отдельно взятая задача, с которой ты сейчас столкнулся.

Эксперт хорош тем, что он знает одновременно про многие задачи отрасли, но невозможно лично стать экспертом во всех отраслях одновременно — на такое просто не хватит времени. Тем не менее, для оценки решений некоторое понимание всё-таки нужно, и вот гугление и чтение материалов — причём не за авторством кого-то одного (он ведь может оказаться идиотом или жуликом), а многих — как раз сему и помогает: понять устройство области и основные её положения настолько, чтобы хотя бы обрести способность оценивать предлагаемые решения. И таки да, оценивать и находить уже готовые и сформулированные решения гораздо проще, чем их строить. Времени на такое уходит гораздо меньше, но результаты при этом гораздо надёжнее, чем при слепой вере первому же самоназванному «эксперту» или, тем более, тому, кто пообещает пересказывать тебе слова «настоящих экспертов».

В общем, решение в конечном счёте принимают не эксперты, а я, однако те из них, которые правда эксперты, без балды оказываются отличным источником разъяснений, аргументов, примеров, готовых или полуготовых решений и всего такого прочего.

Эта очевидная модель поведения, тем не менее, в умах многих мной случайно встречных напрочь отсутствует. То есть значительные осложнения возникают даже не при попытках склонить их пользоваться оной моделью, а даже при попытках объяснить, про что эта модель вообще. Что так вообще можно. В ряде случаев блок настолько суров, что даже пошаговое зачитывание сего очевидного алгоритма приводит к визуально наблюдаемому перегреву шестерёнок адресата, в результате чего он каждый шаг пытается привычно подогнать под один из вариантов вышеописанной лажной дихотомии и выдать по этому поводу риторические выводы, которые в него заложил некий напрямую не называемый эксперт.

И я-таки даже знаю собирательное название этого «эксперта». Он, как обычно в таких случаях, называется «средняя общеобразовательная школа».

Вся система общего образования построена на заталкивании в голову двух концов этой дихотомии и подавлении любых её альтернатив.

Есть учитель, мнение которого абсолютно верно всегда. Ученик не выбирал учителя — ему его навязали, но он обязан считать каждое слово оного истиной в последней инстанции. Не то, что оспаривать, а даже подвергать сомнению исходящее от учителя нельзя. Равно как нельзя подвергать сомнению выданные школой материалы, предложенные ей методы, используемые в ней практики. Бывают, конечно, учителя, позволяющие некоторый либерализм, однако они это делают вопреки системе, по собственному желанию и зачастую постоянно огребают себе проблем от оной системы.

С другой стороны, время от времени в школе проводятся действа, фигурирующие под названием «контрольная работа», «экзамен» и «задание на дом».

В первых двух ты должен ответить на вопросы и сделать задания строго по памяти. Подглядывать в справочник нельзя — это сразу же провал. Консультироваться ни с кем нельзя — это сразу провал. Даже вот этого самого «эксперта» спрашивать нельзя. Нет, в момент практического применения — когда в реальности как раз нужнее и полезнее всего справочники, тьюториалы и экспертные мнения, поскольку именно в этот момент ты особенно хорошо понимаешь, к чему относятся все эти получаемые тобой ответы и рекомендации, — ты в рамках школьной парадигмы не имеешь права всем этим пользоваться. А если воспользуешься, ты — плохой. Жулик, читер, бездарь и неудачник.

Чувствуете, как уже проступают контуры второго конца дихотомии?

В «задании на дом» консультироваться всё-таки можно, хотя и нежелательно, однако то, что там предлагается решить, — чисто шаблонная хренотня, ответ на которую для сверки написан в конце задачника. Тут тренируются как бы сразу оба конца: с одной стороны, непререкаемый ответ, к которому надо прийти по непререкаемому шаблону, а с другой стороны, предположение, что ты это должен сделать как бы сам, никого не спрашивая, а то ты плохой. Благо, на это большинство учеников кладёт болт и спрашивает, а потому лажная дихотомия всё-таки проявляется не у 100% сограждан в 100% случаев, а лишь у 80% в 80%.

Но даже несмотря на эту отдушину, на примере которой наиболее смекалистые и наименее подверженные давлению авторитетов всё-таки имеют шанс понять, сколь деструктивны все остальные школьные «тренировки», остальная часть действ и методик никуда не девается, а потому даже те, кто ещё в школе догадался, что, таки да, так тоже можно, на всю жизнь приобретают хотя бы угрызения совести на те случаи, когда приходится оспаривать мнение самоназванного эксперта, и когда практика требует сделать что-то не «самому, с нуля, строго по памяти», а по справочнику, чужому примеру, после чьих-то разъяснений и так далее.

Система, таким образом, убивает позитивное с обоих концов и, наоборот, проталкивает негативное с них же.

Вместо использования чужих знаний и умений, как источника для развития собственных, для поиска решений, для усовершенствования уже существующих предлагается, во-первых, беспрекословно верить в готовый ответ, а во-вторых, заучивать его наизусть, поскольку «если подсмотрел, когда понадобилось, то несчитово». Оттуда готовность не задумываясь подпевать текущему Гуру и оттуда же неспособность загуглить даже тогда, когда комментишь в интернете, а потому доступ к оному у тебя точно есть.

Вместо «используй знания человечества, но принимай решения сам» — «используй только то, что заучил, а решения за тебя примет авторитетный дяденька».

Понятно, что у лажной дихотомии есть свои выгодополучатели. Однако выгодополучают они лично для себя, а вот всем остальным, как и совокупности этих всех остальных данный подход только всё портит, ничего не давая взамен (ну, кроме, разве что, радости постоянно чувствовать на себе крепкие бёдра горячо любимого наездника).

Причём даже та часть, которая «даёт небольшой шанс», — домашние задания — тоже портит как минимум столько же, сколько даёт в виде шанса чего-то понять. Поскольку в реальности вам нахрен не надо искать решение для того, к чему в конце учебника уже есть ответ. На самом старте — когда вы вообще по нулям в теме — такое упражнение с большими натяжками хоть чуть-чуть сойдёт, но даже совсем децл позже старта и оно тоже начинает закладывать совершенно деструктивное восприятие интеллектуальной деятельности. Вы как бы имеете право решать только уже решённое. Именно этот навык в вас как бы и прокачивали одиннадцать лет. Большего вы как бы недостойны — пусть авторитетные дяденьки этим занимаются. А вам даже скорее всего за всё время обучения не сообщат, что вообще можно решить ещё не решённое. Не говоря уже о том, как его решать.

Оттуда, собственно, к вышеприведённым неспособностям добавляется ещё одна: неспособность найти ответ даже тогда, когда он почти известен. То есть у вас есть почти весь материал для решения, но там небольшой пробельчик. Чтобы его заполнить, нужно минимальное напряжение ума. Ну да, у остальных людей как-то руки не дошли, чтобы выписать ответ и вот для этого случая тоже, и, вообще говоря, вы бы за полчаса смогли бы его выписать, однако сама мысль о том, что тут чего-то не хватает, вгоняет в такой ступор, что человек даже не пытается этот пробел заполнить самостоятельно. Вместо этого он опускает руки, отделываясь от окружающего мира чем-то типа «а вот тут условие не очень точное» или «а вот тут что-то не учтено» или, самое главное, «а меня этому в школе не учили». Пусть-де придёт Конфунций или Маркс и заполнит недостающее — я-то точно на сие не имею права.

Оттуда же в виде производной лажной дихотомии проистекает желание либо отвергнуть книгу/статью как бесполезную — из-за того, что она не отвечает на все вопросы разом, — либо же настаивать на том, что в твоей «библии» даны ответы на все вопросы, причём абсолютно полные и верные — ведь иначе же, по твоему разумению, её бесполезной тут же признают твои оппоненты.

И весь этот долбанный клубок проистекает из той модели мышления, которое одиннадцать лет к ряду прокачивает общеобразовательная школа, усердно при этом отвергая все остальные, реально работающие модели мышления.

Что же тогда надо делать в школе? Да то, что делают реальные учёные и инженеры. Учителя должны честно говорить про то, что они чего-то не знают. Они должны это подчёркивать и вместе с учениками на ходу с этим разбираться. Лишь малая часть задач должна быть «стартовой» — с готовыми известными ответами. На их примере можно проиллюстрировать какой-то конкретный ход и на этом всё: даже при решении задач с целью тренировки конкретные ходы должны быть замиксованы между собой и переплетены, условия задач должны быть неполными, а иногда даже противоречивыми, а часть информации должна отсутствовать в условии и даже в учебнике.

Кстати, да. В образовательных целях учителя должны специально имитировать несогласие друг с другом и друг другу противоречить — иначе человек просто не научится отделять годные аргументы от их имитации. В учебниках должны быть неверные сведения, попавшие туда не по ошибке, а намеренно. Учитывая же, что развитие технологий давно уже позволяет использовать электронные учебники, каждому ученику можно выдать свою собственную версию со случайным набором ошибочных фрагментов. Изрядную часть учебного времени следует посвящать поиску всех этих ошибок. Причём с живейшим участием коллег и преподавателей. Вот это — реальная тренировка и реальная прокачка интеллекта.

От идеи того, что «нельзя допускать ошибки» или, тем более, от идеи «на поиск пути к решению вам даётся ровно одна попытка» надо категорически отказаться. В реальности попыток всегда будет много, как и ошибок, а потому надо учиться не «делать с первого раза без ошибок», а делать что-то сложное и не до конца понятное, при этом отслеживая и исправляя неизбежные ошибки. Итеративно корректируя путь. Активно консультируясь с коллегами и потенциальными экспертами, но при этом всё время держа в голове, что коллеги тоже могут ошибаться, а эксперты могут оказаться дутыми.

Человек должен выйти из школы с чётким пониманием того, что «знающие товарищи» делились с ним своими соображениями и помогали ему обрести способность искать решение, а не диктовали ему готовые решения для не встречающихся в реальности примитивных случаев, тем самым помогая ему обрести неспособность сделать самостоятельно хотя бы один шаг.

Он должен понимать, что ошибки не делают человека или письменный источник бесполезными, а правильные тезисы, оттуда проистекающие, при этом не делают оных «безгрешными».

Он не должен помнить все показанные ему шаблоны — вместо этого он должен уметь с ними быстро разбираться, быстро их находить и лично создавать недостающие.

Он не должен бояться куда-то подсмотреть, узнать десяток чужих мнений (в том числе, альтернативных друг другу), воспользоваться только что прочитанным, которое он никогда не учил. Напротив, он должен на автомате сначала на всякий случай подсматривать и узнавать. Но не с целью «в обязательном порядке сделать точно так же от и до», а с целью взять наиболее подходящие к его случаю уже готовые части, дополнив на их или каком-либо ещё примере недостающее. И при этом быть готов к тому, что найтись вполне может не всё, и вот его-то персональная роль — добавить это от себя, а не ждать, сложив лапки, прихода Конфуция.

И при этом он должен быть готов, что что-то из подсмотренного, вполне вероятно, будет неоптимальным, а то и вообще ошибочным. А он, лично он имеет и право, и возможность это исправить и улучшить.

Вот в выработке всего этого должна состоять роль общеобразовательной школы. Вместо того, чтобы одиннадцать лет тратить на внушение ученику мысли, что он — ноль, имеет смысл объяснить каждому, что он — единица. Полноценная. Равная всем остальным и с теми же, что и у всех остальных правами. В том числе, с правом сомневаться, правом улучшать, правом дополнять знания человечества, правом убеждать и правом принимать решения.



doc-файл

Tags: контрманипуляция сознанием, образование, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 106 comments