Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Контрманипуляция сознанием

Невидимая рука рынка

 

Рассмотрим ситуацию. Есть два производителя апельсинов, каждый из которых производит по одному апельсину за итерацию. Есть два аналогичных производителя яблок. Яблоки являются жизненно важным продуктом, который каждый потребляет из рассчёта пол-яблока за итерацию. Апельсины – предмет роскоши. Для удобства рассчётов эти люди вводят деньги. Яблоко и апельсин стоят по рублю. Тут всё нормально, производители апельсинов оставляют себе по пол-апельсина, остальное продают и на это покупают пол-яблока. В результате каждый съедает пол-апельсина и пол-яблока. Неожиданно один из производителей яблок находит способ выращивать не одно яблоко, а четыре. Процесс идёт только под его чутким руководством, поэтому он нанимает второго производителя яблок как работника. В результате вдвоём они выращивают четыре яблока. Справедливым кажется получение предпринимателем трёх яблок – это же плод его интеллектуального труда. Он обеспечил этот прирост.

Теоретики рыночной экономики учат, что при этом цена яблок должна упасть, что очень хорошо для общества.

Но для начала разберёмся, каким же образом работник вдруг нанимается к предпринимателю. Вроде бы выгоды ему с этого никакой – он получит ровно столько же денег, сколько и раньше. Решение в том, что предприниматель получает свободные ресурсы. Теперь он может продавать, скажем, яблоко не за рубль, а за пол-рубля. Производители апельсинов за те же деньги получат больше яблок, поэтому предпочтут покупать их у предпринимателя. У будущего работника же не купят вообще, поэтому он останется без апельсинов. Типа, конкуренция. Работник вынужден идти работать к предпринимателю, дабы получать хоть сколько-то с продажи яблок. Поэтому он нанимается за плату в один рубль. На пол-рубля он покупает яблоко, на другие пол-рубля – пол-апельсина.

Цена на яблоки упала, то есть, вроде бы, свободный рынок проявил себя. Все, типа, счастливы.

Итерация выглядит следующим образом. В начале у предпринимателя четыре яблока, а у производителей апельсинов – два апельсина. Он продаёт два яблока за рубль. Рубль отдаёт рабочему. Рабочий покупает у него яблоко за пятьдесят копеек и пол-апельсина у производителей апельсинов за пятьдесят копеек. Предприниматель покупает за пятьдесят копеек пол-апельсина у производителей апельсинов. Итог у всех – пол-апельсина и одно яблоко. Прирост денег нулевой.

Что интересно: сторонники свободного рынка обычно останавливают рассуждения именно на этом моменте.

Однако тут подключается другой механизм: предприниматель видит, что радости от своего предпринимательства он получил ровно в размере дополнительной половины яблока. Хочется же большего. Например, дополнительной половины апельсина. Но как её получить? Для начала он возвращает цену на яблоки к прежней – рубль за штуку. Теперь у всех, кроме него по пол-яблока и пол-апельсина, а у него два с половиной яблока и пол-апельсина. Для общества ситуация вернулась к прежней, но все вроде бы в выигрыше: хотя бы во время борьбы предпринимателя с будущим рабочим яблок обществом потреблялось больше. Но предпринимателю-то нужны пол-апельсина...

Тут он делает манёвр, о котором сторонники свободного рынка предпочитают молчать: повышает цену на яблоки до двух рублей за штуку. Теперь, производители апельсинов вынуждены продавать оба апельсина, чтобы купить жизненно необходимые им яблоки. У них только по пол-яблока, у работника тоже пол-яблока, у предпринимателя два апельсина и два с половиной яблока. Рабочий мог бы уйти от такой жизни, но средства производства им уже утрачены. А у предпринимателя пошло накопление капитала. Естественно, за счёт обеднения всех остальных. Так работает эксплуатация общества. С точки зрения официальной теории свободного рынка ситуация парадоксальная – продуктов стало больше, а цены возрасли.

Дальше возможны варианты. Например, производители апельсинов поднимают на них цену до двух рублей. Предприниматель может временно отказаться от апельсинов, чем вынудить производителей апельсинов к снижению цены обратно. Но более вероятно (если апельсины ему всё-таки нужны), он смирится с этим, довольствуясь тем, что его работник теперь может купить только четверть апельсина, оставив предпринимателю три четверти. Так работает эксплуатация наёмного труда.

Производители апельсинов тоже могут устроить себе подобную иерархию, что приведет к увеличению производства, однако производимое в конце концов всё равно будет доставаться только предпринимателям. Общество же будет иметь бонусы только в периоды неустойчивости системы, которую сторонники свободного рынка упорно считают устойчивостью.

Более того, для отмазки они обычно приводят такое возражение: фирма-производитель яблок не одна, следовательно, будет конкуренция, что приведёт к устойчивости системы в состоянии доступных всем цен.

Тут достаточно взглянутm на ситуацию с предпринимателем и будущим рабочим. Видно, что при избытке производимого система стремится к установлению монополии, то есть, поглощению всех производителей наиболее успешным. При недостатке же производимого не будет поглощения, однако не будет и конкуренции – в условиях дефицита предпринимателям будет выгодно повышать цену. Легко видеть, что у системы свободного рынка два устойчивых состояния: дефицит с одновременным повышением цен и избыток, но с монополией и точно таким же повышением цен. Именно поэтому нигде в мире свободный рынок не приводил к дефляции и снижению цен. Только к постоянному подорожанию и инфляции. Понижение цен возможно только в локальных временнЫх масштабах. Тенденция же – рост цен. Равно как тенденцией является и обогащение богатых с одновременным обеднением всех остальных.

Надо отметить, что в таких условиях работник рано или поздно даёт по рогам предпринимателю. Предотвратить это можно только двумя способами. Первый – построение вокруг предпринимателей мощной оборонительной системы. Так было в доколониальном капитализме и странах колониях. Это – эксплуатация собственного народа. Второй вариант – вынести эксплуатируемых в такие дали, откуда они до страны никогда не доберутся, а со своим работником за счёт этого делиться. Так работает колониальный капитализм, характерный для современных развитых стран.

При этом развитые страны ещё и пытаются удержать собственную экономику в неустойчивом для свободного рынка состоянии (именно его обычно выдают за преимущество свободного рынка и даже за его основное свойство) совершенно нерыночными методами. Дотациями, антимонопольными комитетами, вторжениями в потенциально или уже эксплуатируемые страны и т. п. Страны неразвитые же вообще хлебают от рынка полной ложкой – чудовищное расслоение народа, нищета большей его части, огромные темпы инфляции, высокий уровень социальной напряженности и преступности.

Более того, дабы богатеть одним, надо обирать других. И если нельзя обирать свой народ, надо обирать чужие. Но и это нельзя делать до бесконечности. Поэтому постоянно ищутся новые кандидаты на обирание.

Один из них – Россия. Сторонники свободного рынка всё ещё надеются, что Россию «взяли к себе» на правах равного. Не надо иллюзий, её взяли в качестве очередного объекта для эксплуатации. Так что не будет здесь райской жизни при капитализме. Дальше только хуже.

И ведь, что интересно, даже для западных стран благополучие не вечно. Рано или поздно кандидаты на обирание кончатся и капиталисты снова займутся обиранием собственных народов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 207 comments