Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Жизнь замечательных людей: несокрушимая система

В те времена, когда Железный Занавес уже трещал по швам, героиня нашего повествования — да-да, та самая женщина, благодаря которой к «стандартной модели» в физике добавилась «стандартная модель» в философии науки, политической философии и философии вообще — входила в возраст самостоятельности.

Впрочем, мы слукавим, если скажем, что до того она была не самостоятельной — напротив, с самого детства всех окружающих поражала смелость и оригинальность её мышления, равно как и способность со всем справляться своими силами. О нет, совершеннолетие даровало ей лишь юридическую самостоятельность: официальное право решать за себя. И хотя трещины Занавеса всё ещё хищно блестели острыми, как бритва, краями, она была в числе первых, успешно выбравшихся сквозь них за его пределы с целью осесть на более перспективных почвах.

Впрочем, хотя нашу героиню манил настоящий Запад, тамошние бюрократы упорно отказывались её туда впускать, видимо, подозревая в молодой и амбициозной девушке не будущего корифея политики и философии, а женщину лёгкого поведения. По этой причине, к сожалению, пришлось менять советскую республику, название которой Софья Палкина сейчас предпочитает не упоминать, на маленькую страну Восточной Европы, которая тоже сейчас предпочитает, чтобы её не упоминали.

Американизировав, первым делом, своё имя, Софи зарегистрировала, названную в честь себя, фирму «Sophi Stick Consulting» и тут же приступила к реализации давно уже задуманного. Настолько давно, что издуманно оно было уже вдоль и поперёк.

В своей родной бывшей советской республике ещё девочкой она с бесконечным интересом смотрела на то, как всходят ростки свободы, выражавшиеся в создании бизнесов и партий, альтернативных правящей коммунистической. В то время, как бизнесмены поливали друг друга из автоматов, лидеры партий поливали друг друга в средствах массовой информации, а поскольку в те времена ещё считалось, что у партии должно быть не только желание лично занять место близ главной кнопки распределения благ, но и какая-то программа, поводом для риторической пальбы зачастую выступало что-то, в ней записанное.

Кроме того, участники дебатов ещё и от себя говорили что-то, на что, естественно, тоже набрасывались их оппоненты.

С высоты сегодняшнего дня, разумеется, понятно, что перспективным направлением для столь похожей названием на серьёзную иностранную экспертную группу «Sophi Stick Consulting» была бы раздача рекомендаций отказаться от дебатов, да и вообще от каких-либо разговоров без сценария, даже со своей паствой, не говоря уже про оппонентов, а в программах писать только общие слова в стиле «всё будет хорошо, не спрашивайте, что и как», однако для тех времён всё-таки такой подход был слишком революционен и, даже если и посетил выдающийся ум Софи, то был ей отметён, как несоответствующий моменту.

Кто-то скажет «нерешительность», но мы скажем «предвидение». Или даже «провиде́ние» — ведь именно благодаря избранию в качестве рабочей версии более сдержанного варианта в последствии родилось именно то самое, что наконец-то обеспечило мир на Земле. Хотя бы кое-где.

Итак, гениальным решением, которое начала продавать фирма под её руководством, был специальный, как сейчас сказали бы, «паттерн», вписываемый в программы партий и постоянно используемый в дебатах.

Естественно, он использовался в разных формах, однако основной его смысл был в том, что критика программ и политических высказываний имеет смысл только со стороны тех, кто разбирается в данном вопросе лучше, чем авторы программ и высказываний. Поскольку же это они писали эти программы и придумывали высказывания, лучше них в их программах и высказываниях не разбирается никто, а потому любая их критика бессмысленна — в силу дилетантизма и низкой компетентности критикующих.

В зависимости от величины оплаты эта мысль могла разрастаться до сколь угодно больших масштабов и даже выливаться в многостраничные тексты, переполненные терминами, отсылками к философам с труднопроизносимыми фамилиями и глубокомысленными метафорическими цитатами из произведений видных деятелей художественной литературы прошлых веков, что, разумеется, гораздо сильнее убеждало публику в весомости такого аргумента, чем слишком очевидное: «меня раздражает, что вы нашли у меня ошибку».

Однако, увы, даже наиболее щедро оплаченные экзерсисы в основном почему-то так и не приводили их оплативших к желаемому месту у кнопки, что, возможно, обуславливалось тем, что через некоторое время, экзерсис от «Sophi Stick Consulting» себе в программу купил даже распоследний кружок кройки и шитья на три персоны, решивший вступить в политическую борьбу со злом.

Количество заказов снижалось, заработанные капиталы таяли на глазах, но, к счастью, Софи поняла, где был сокрыт путь к дальнейшему росту и успеху.

Дело в том, что сейчас всё это продавалось группам лиц, желающим оказаться у руля, а надо-то продать это тем, кто у руля уже оказался, и потому имеет, во-первых, гораздо больше ресурсов для оплаты, а во-вторых, гораздо больше опасений потерять гораздо больше ресурсов, что эту оплату стимулирует.

Благо, «паттерн» можно было адаптировать и для этих нужд тоже, а потому, после первой же встречи с Президентом предпочитающей остаться неупомянутой маленькой восточноевропейской страны, «Sophi Stick Consulting» получила правительственный заказ на разработку своего фирменного экзерсиса для конституции, поскольку президент и небольшая группа лиц вокруг него, конечно, были всецело за революционные преобразования, недавно убравшие от руля компартию и поставившие к рулю их, но при этом преобразования, которые уберут их от руля и поставят к рулю кого-то другого, считали слишком авантюрными, губительными и в чём-то даже паскудными. Причём даже если оные будут совершены безо всяких там революций, а просто путём голосования за другого кандидата.

К сожалению, текущая конституция была написана на волне всеобщего воодушевления, до перевыборов было ещё далеко, да и сил было слишком мало, чтобы отстранить от процесса её написания всех этих разномастных союзников. И, к ещё большему сожалению, там в результате было что-то написано про ограничение сроков правления, про какую-то там ответственность перед кем-то, про права кого попало и так далее. Попытки же изъять данный документ из обращения раз за разом проваливались, поскольку что-то он как-то уж слишком сильно успел разойтись среди широких масс.

Впрочем, до общения с Софи президент и не задумывался о наличии там самого обидного для него пункта: оказывается, трактовать написанное в конституции мог не только он. Оказывается, это могли делать ещё какие-то там суды, юристы, его оппоненты и вообще даже сами граждане.

Предложенный же набор экзерсисов — к счастью, оплаченный не из своих кровных, а из бюджета, но зато весьма хорошо — приходился очень даже кстати.

Президент лично написал конституцию целиком — за исключением вот этих фрагментов, — а в этих фрагментах сообщалось, что негоже критиковать конституцию тем, кто в ней не разбирается, поскольку её не писал. В этом была некоторая натяжка — ведь сии фрагменты написал не президент, — однако ещё один хороший бюджетный транш без проблем подтвердил его авторство и в этих фрагментах тоже.

Парламент попытался что-то там возражать: что-де конституцию перед принятием он должен одобрить, но президент разъяснил парламенту, что тот вряд ли может разбираться в конституции лучше её автора, а потому мнение парламента будет, фактически, гаданием на кофейной гуще на фоне глубокой экономико-политико-культурно-научно-философской работы президента.

Да и вообще, это по старой конституции надо было обязательно одобрять конституцию в парламенте, а по новой уже не надо, поэтому рассматривать её там было бы грубым её нарушением, преследуемым по закону, разработанному тем, кто лучше других знает, как разработать этот закон, поскольку это он его разработал.

Впрочем, «парламент попытался возражать» — это как-то громко сказано. Основной его состав тоже имел интересные отношения с бюджетными средствами через президента, а потому возражали лишь неясно как туда попавшиеся идейные враги новых веяний, остальные же предпочитали не шуметь.

Правда, шумящих из числа народа вне парламента и тёплых правительственных кабинетов оказалось несколько больше. Но с ними уже вела серьёзную разъяснительную работу Софи, которая к тому моменту получила в своё распоряжение несколько центральных каналов.

«Ваше требование проводить референдум по конституции абсурдно», — разъясняла она, — «ведь все вы гораздо хуже разбираетесь в написанном, поскольку не имеете опыта написания написанного».

Какие-то скептики на это говорили что-то вроде: «так вы дали бы нам написать, мы б тогда этот опыт получили».

На что у Софи, конечно же, было заранее готово возражение: «как же вам можно дать написать что-то в этот столь важный документ, если вы не имеете опыта?».

В общем, скептиков удалось таким образом заткнуть, и Софи ещё долгое время продолжала оттачивать конституционные экзерсисы, сделавшие в результате президента этой маленькой восточноевропейской страны одним из богатейших людей мира, а страну — одной из беднейших.

А к тому моменту, когда президент скончался в результате обширного воспаления раны от воткнутых в живот вил, уже успела осуществиться её мечта, и фирма «Sophi Stick Consulting» стала международной, сменив местоположение своей штаб-квартиры на столицу западноевропейской страны — столь крупной и известной, что её не имеет смысла называть.

Правда, производство экзерсисов для самых разных партий уже не слишком интересовали Софи. Этим теперь занимались рядовые сотрудники компании, поскольку оное было автоматизировано настолько, что даже не одарённый умом с этим запросто справлялся. Сама же мадам Стик устремила свои взоры к науке, где баталии шли со столь же мощным, как в политике, размахом, хотя и не так заметно для публики.

Дело в том, что ряд авторов инновационных разработок и статей для аттестационных комиссий, сильно страдал из-за того, что кто-то всё-таки удосуживался иногда читать ими написанное.

Когда такое происходит в рамках привычной всем научной конкуренции за гранты, всё в порядке: один сослался на одного академика — другой на другого, один процитировал такое-то светило из девятнадцатого века — другой другое, один облил помоями другого у себя в блоге — другой облил первого, один дал своё экспертное заключение — другой дал. Все как бы при деле, гранты распределяются более-менее в соответствии с иерархией, и все свой кусочек всё-таки получают. Статьи печатаются, индекс цитируемости растёт, начальство хвалит, награды вручаются, всё своим чередом.

Но, к сожалению, какие-то неприкаянные проныры нет-нет да и прочитают диссертацию, к тому не предназначенную. Или попытаются проверить логику рассуждений в статье. Или эксперимент повторят и получат другие результаты. А потом, в нарушение всех устоев, канонов и раскладов, ещё и статью про это напишут или даже целую книгу. А издатели — не со зла, но по ошибке — её ещё и опубликуют.

В общем, не они бы, никто бы даже не почесался — всё ж в порядке. Но выявленный плагиат в диссертации, ошибка в рассуждениях, неправильная обработка результатов эксперимента, а то и подтасовка данных — это уже вам не мнение одного авторитета против мнения другого. Оно как бельмо на глазу — куда ни посмотри, а всё время всплывает. И очень, надо отметить, нервирует.

Благо, для этой проблемы у Софи уже имелось решение, аналог которого недавно столь блестяще сработал в политической сфере: паттерн–экзерсис требовал лишь самой минимальной доработки, чтобы занять своё почётное место и в этой области тоже.

Во-первых, аргументы «вы не писали эту диссертацию, поэтому не вам с такой в ней компетенцией судить о плагиате в ней» или «не вы ставили оригинальный эксперимент — зачем вы спорите с тем, кто лучше знает, как его ставить, поскольку его поставил?» уже и сами по себе отлично работали, убеждая очень многих. И тут даже народ с улицы не мешал — ведь он этим, в отличие от политики, не интересовался вообще совсем, а не просто совсем.

Но, во-вторых, Софи ещё и предложила (разумеется, за справедливую оплату, но всё-таки) страждущим учёным то, что мы теперь называем «стандартная аксиоматика» или «стандартная модель науки».

А именно к любому набору аксиом или тезисов добавлять ещё несколько.

  1. Эти аксиомы верны только при доказательстве того, что хочет доказать автор. Если вы доказали с их помощью противоположное или просто иное, то они были не верны, а потому неверно́ и ваше доказательство.


  2. Вы не можете критиковать выбор этих аксиом, поскольку автор разбирается в них лучше вас — ведь он их написал.


  3. Использование аксиом и тезисов другого авторства для опровержения авторских доказательств возможно только при неиспользовании данного набора аксиом, что делает опровержение выводов из них невозможным.


Легко видеть, что прозорливая мадам Стик дополнила здесь свой «паттерн» ещё и закамуфлированными отсылками к крайне почитаемому сейчас авторскому праву, а потому тот, кто всё-таки осмеливался противоречить этим аксиомам при попытках опровергнуть какие-то выводы автора, потом с заметной вероятностью отдельно попадал под прицел правоохранительных органов по защите авторских прав.

Некоторые биографы считают, будто этот ход Софи придумала ещё во времена работы над конституцией маленькой европейской страны, предпочитающей остаться неназванной. С тем исключением, что в противоречащих очевидным заявлениям о непревышаемой компетентности её автора в те времена целились не охранники авторских прав, а работники спецслужб, близких к президенту. Однако у нас нет подтверждений для этой гипотезы, а плодить беспочвенные слухи мы не желаем, поскольку нам вполне очевидно, что создательница «Sophi Stick Consulting» всегда предпочитала интеллектуальную сферу силовой, а потому даже полицией пользовалась только той, которая связана с интеллектуальной собственностью.

Как бы то ни было, сейчас мы уже все знаем, что, вот уже десять лет как, лишь очень особые работы, написанные какими-то непонятными идеалистами, не включают в свои базовые тезисы «стандартную аксиоматику» — пусть даже в сокращённом или, наоборот, в развёрнутом масштабе.

Некоторые уже даже стали предлагать не переводить место на экране монитора, а постановить, что эти аксиомы приписаны к научной работе всегда. Ведь чего бы там ни бурчали скептики, а всем очевидна вся та масса преимуществ, которые получают авторы, включив в свои тексты «стандартную модель» за очень, кстати, скромную оплату

Тем более, если вы не в курсе, недавно Софи блистательно посрамила этих самых скептиков, сообщив в ответ на их упрёки:

«Стандартные аксиомы не нарушают критерий Поппера, даже если уж вам, не придумавшим этот критерий и не написавшим этих аксиом, снисходительно позволить обо всём этом судить. Дело в том, что опровергнуть содержащую эти аксиомы систему всё ещё возможно. Просто авторы таких систем, которые как раз и могут их опровергнуть, не хотят этого делать, и это — их право. Не путайте принципиальную возможность опровергнуть с вашей возможностью опровергнуть. Впрочем, с вашей-то квалификацией в этих вопросах, вам и не такое путать простительно».

Какая же прекрасная речь. Сколько в ней изящества. Сколь она корректна и вежлива в своих формулировках — не чета скептикам. И сколь к этим скептикам великодушна.

Воистину, гениальный человек гениален во всём, и в этом Софи, по её словам, не откажешь, а мы вряд ли можем оспорить её слова, раз уж не мы их сказали.

Тем более, вряд ли у кого-то повернётся язык отрицать установление мира в науке. Ведь тот, кто раньше тратил силы на проверку чужих заявлений, сейчас тихо и спокойно сочиняет свои, которые тоже никто не тронет. Ведь тот, кто раньше рвал себе нервы в полемике и наживал инфаркт, сейчас просто в ней не участвует. Ведь тот, кто раньше опасался, что плагиат в его работах раскроют, засыпает мирным сном младенца.

В общем, что тут говорить — научные баталии давно уже стихли, это очевидно всякому.

Пожелаем же Софи и «Sophi Stick Consulting» дальнейших успехов во всё новых и новых областях. Ведь каждая её победа — это ещё один шаг к установлению мира в каждом уголке человеческой деятельности.



doc-файл

Tags: жизнь замечательных людей, проза, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments