Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Духовный патриотизм

Рассмотрим простую ситуацию. Некто из России поехал, положим, в Норвегию. Ездил там пару недель, смотрел по сторонам, потом вернулся и сообщил окружающим, что в Норвегии, где с климатом почти такая же фигня, как у нас (хотя и несколько теплее), а со световым днём зимой и полярными ночами фигня даже больше, домики красят в весёленькие цвета, а потому настроение как бы лучше, ибо природа на полгода сереет, но вот домики весёлых цветов и форм частично это компенсируют и создают настроение.

Это, таки да, правда. Что в Норвегии, что в Чехии, что в Австрии, что в Швейцарии даже в деревнях оно так: домики компенсируют зимнюю серость. Да и, чего там, летом тоже очень приятно вписываются в окружение.

Понятно, что на данный мессэйдж можно среагировать в стиле «крайне занимательно, спасибо» или «да я к архитектуре вообще глух, мне всё равно». Однако граждане с обострённым патриотизмом могут иметь и другую реакцию.

Если мы имеем дело с патриотизмом здорового человека, то реакцией может быть, например, «хорошая мысль, давайте и у нас тоже так сделаем». Поскольку это вообще в порядке вещей, всегда так было: кто-то куда-то съездил, подсмотрел, впечатлился, повторил. Именно таким способом открытия и ценные инновации путешествуют из страны в страну, потихонечку расползаясь на всю планету, и улучшая жизнь повсюду, а не только там, где кто-то это изобрёл. В ином случае у одних бы были, например, каменные многоэтажные дома, у других металлические топоры, а у третьих — домашние куры, но ни у кого всего этого одновременно.

Второй вариант реакции: «у нас тоже в таком-то городе есть раскрашенные домики» (и это, кстати, тоже правда — в некоторых городах РФ за полярным кругом здания в яркие цвета действительно целенаправленно красили ещё во времена СССР, но, жаль, не во всех и не всегда).

Третий вариант: «а вон, глянь, такой-то район новостроек — там так же сделали». Четвёртый вариант: «я свой дом уже так же раскрасил». Пятый: «пойду раскрашу». Может быть даже вариант, когда человек посмотрел и сообразил, как сделать ещё лучше.

Эти варианты можно замиксовать в разных пропорциях, но смысл их один и тот же: идея хорошая — давайте внедрять повсеместно, а не локально. Ибо от этого станет лучше всем нам. Здесь.

Понимаете, где собака порылась? Посмотрели на то, почему лучше где-то там, а потом на основании этого сделали, чтобы и здесь тоже стало лучше.

Однако сие, повторюсь, патриотизм здорового человека, а здоровых среди патриотов сейчас, видимо, сильный недобор, поэтому реакции в основном совсем другие.

Стоит поделиться каким-то ценным наблюдением из произвольного закордонья, как тут же толпа обиженных на всю планету и гипотетических ейных засланцев в наши стройные ряды, пытается сообщить, что делящемуся наблюдателю следует срочно проваливать за этот самый кордон, поскольку он посмел сказать, что здесь, «у нас» тоже можно что-то улучшить. Хер там, у нас тут всё всегда отлично и лучше всех, а кто сомневается — продавшийся госдепу русофоб.

Этот патриотизм, видимо, следует называть «духовным», поскольку, в отличие от материалистического патриотизма, он не предполагает естественного для человека стремления улучшать что-то в среде своего обитания. Да, там, где «не патриот» вполне мог бы выбрать более простой в некоторых случаях вариант — свалить туда, где всё уже сделано, ещё до получения сего ценного совета от духовного патриота, «патриот–материалист» выбрал бы не сваливать, а починить сломанное там, где он живёт. Лучше напрямую, но хотя бы косвенно — через, например, поддержку тех политиков, которые предлагают варианты починки, в надежде, что хотя бы в этот раз предвыборные обещания родные политики таки выполнят.

Да, такие надежды могут оказаться как всегда несбыточными, но одно проверено точно: чем больше людей хочет что-то поменять, тем труднее это игнорировать. Даже вконец тоталитарным властям труднее. Поэтому, если все кругом хотят цветные домики и активно об этом сообщают самыми разными способами, то вероятность поцветнения домиков заметно повышается.

Но вместо всего этого духовный патриот начинает возмущаться самим фактом предложения. Ибо, раз оно поступило, то это значит, что кто-то считает, будто бы «у нас» не всё идеально. Вот же козлина! Помалкивал бы. А ещё лучше бы нахваливал.

Пусть всё серое и депрессивное, но так и надо. Это у гейропейцев весело, а у нас всё должно быть сурово. Человек, блин, должен сдерживать слёзы отчаяния, выходя на улицу, — это закаляет характер.

Ещё у нас 700 лет назад было татаро-монгольское иго, поэтому мы как бы не виноваты, что домики тут серые.

Ну и другие стопицот обоснований, что всё правильно, чего бы тут не происходило и чего бы в это время не происходило там. И не виноваты мы (а особенно, конечно, наши власти), и не надо этого нам, и надо есть, что дают, и гордиться тем, что есть, чего бы это ни было.

Или вообще так даже лучше. Даже то, что на углу насрано, это хорошо, поскольку насрано оно нашим родным говном. И насрал человек нашей родной национальности. Это ли не повод для гордости?

Там, где материалистический патриот реально старается улучшить жизнь своих близких и даже проживающих поблизости дальних, духовный патриот, напротив, её ухудшает, поскольку препятствует исправлениям и убеждает всех кругом (и, самое главное, текущую власть), что ничего исправлять не надо. Как есть, так и хорошо. Надо кричать «ура» в любом случае. А то, мало ли, если мы что-то начнём исправлять, то вдруг кто-то подумает, что раз исправляем, то у нас что-то может быть сломанным. И тут-то «враг» и начнёт реализовывать свои коварные планы. А враги для нас вообще все — включая соседей по лестничной клетке, которые недостаточно восторженно настроены, — поэтому говорить «всё отлично» надо вообще всегда, исправления надо отвергать вообще всегда, и на всякий случай изобличать в работе на врага вообще всех.

Так и получается, что не только «материалистические патриоты», но и интернационалисты с космополитами делают для улучшения жизни проживающих рядом с ними гораздо больше полезного, чем духовные патриоты. Даже когда ничего не делают, а просто не мешают чинить и соглашаются с тем, что чинить надо: ноль ведь больше радикально отрицательной величины.

И здесь, кстати, проявляется ещё один аспект «духовности». «Материалист» пытается анализировать материальный мир и приводить его в соответствие со своими желаниями. «Духовный патриот» же вместо этого пытается вымыслить для себя мир и представлять себя уже живущим в нём. В этом мире он уже живёт в самом лучшем месте самой лучшей страны в самое лучшее время, а у всех остальных заведомо хуже, и так им и надо, вражинам.

В числе «вражин», разумеется, тоже есть его коллеги по подходу, однако они в любом случае не призна́ют, что в стране этого «духовного патриота» правда всё зашибись, поскольку у них в качестве всё-зашибися уже фигурирует их страна. Остальные же смотрят, как оно, и отмечают для себя все фейлы, а не только бонусы. Поэтому, по сути, про «у нас всё лучше всех» думают исключительно сами «духовные патриоты» — «вражин» таким способом обдурить никогда не получается.

К счастью, можно вымыслить не только «у-нас-всё-зашибись», но и «у-них-полный-трындец». Главное, никогда не смотреть, как оно у них там, а слушать про это исключительно рассказы коллег по цеху. Активно домысливая ещё не охваченные ими области самостоятельно. Равно как и яростно фантазируя, как сильно убоялись тебя, позавидовали тебе, преклонились перед тобой, все эти подлые вражины. Это ж ты — духовный патриот, а потому у тебя объективная точка зрения на идеальность места твоего проживания, а они-то, ясен хер, понимают, что ты прав, но из-за врождённого коварства и патологической лживости просто этого не признаю́т.

Если же случится увидеть у них что-то, цинично выбивающееся за сочинённую картину, то и про это надо стремительно сочинить что-то в стиле «это — витрина» или «да ну, ерунда какая-то, эти ваши автомобили — телега лучше». Или, в крайнем случае, если уж совсем плохо получается, обосновать, что эту штуку подлые вражины украли у нас. Поэтому у них она есть, а у нас теперь её нет.

Тут, впрочем, начинается очень скользкая дорожка, поскольку так кто-то может случайно подумать, что замечательные «мы» могли кому-то проиграть и по этой причине от него отстать.

Такое столь же опасно, как услышанное мной недавно заявление, что на Западе люди добрые и вежливые исключительно от хорошей жизни, поэтому несчитово. Это ж как? Не проклятый либерал–космополит говорит мне, что в некоем не-у-нас люди добрее и одновременно с тем жизнь лучше, а патриот–государственник! Понятно, он думал, что так оправдывает меньший уровень доброты тут, однако получилось явно что-то иное.


Если копнуть поглубже, то за «духовным патриотизмом» в качестве его первопричин вскроются не только вполне понятное отчаяние («ничего не получается поправить, поэтому давайте хотя бы представим себе, что всё уже поправлено») и желание обрести душевное равновесие («сейчас нафантазирую себе рай вокруг себя и хоть ненадолго успокоюсь»), а совершенно паскудная моральная черта системы ценностей некоторых людей.

Как правило, человек хочет, чтобы его любили и считали успешным. Так удобнее и приятнее. И это понятное желание, однако зачастую оно выливается в то, что человек начинает хотеть, чтобы его любили и считали успешным, независимо от того, что он делает. Как бы априори — по праву рождения. И весь этот духовный патриотизм фактически вырастает из данной черты: «мы лучше всех просто потому, что мы есть». Мы не собираемся что-то делать для других и даже для себя. Мы не собираемся учиться и тем самым становиться лучше. Мы не собираемся улучшать ни своё, ни чужое существование. Мы просто хотим, чтобы мы доминировали изначально. Чтобы нас изначально считали королями и относились соответствующе. Именно для этого нам нужны все эти «подвиги предков», «родные равнины», «особая религия», «уникальная ментальность», «эксклюзивные права с начала веков» и прочие риторические приёмы обоснования собственной априорной исключительности на ровном месте.

Мы не собираемся выиграть какое-либо соревнование. Мы хотим, чтобы нам этот выигрыш засчитали автоматически. Просто потому, что мы есть. А они не засчитывают, вражины подлые!

Понятно, что несмотря на изрядное к сему моменту количество людей, считающих, что другие люди — такие же, как они, имеют такое же количество прав и столь же заслуживают счастья, — людей, которые считают, будто бы кто-то, кроме них, должен иметь больше прав, чем другие, и больше, чем они заслуживать счастья, поскольку этот кто-то от рождения лучше их, радикально меньше. Из-за этого духовный патриот просто обречён оставаться в окружении «подлых вражин», имеющих наглость не признавать его исключительности, но низводить духовного патриота до уровня себя, а то и ниже.

В общем, совершенно бесперспективное направление: жизнь будет только ухудшаться, отставание нарастать, отношения с другими жителями планеты портиться, а засохшее говно при этом всё равно удастся выдать за роскошный костюм исключительно самому себе и некоторым согражданам–единомышленникам. Остальные же будут «верить в это, но коварно не признавать правды» только в фантазиях.

Это — с чисто практической точки зрения. С моральной же всё ещё более понятно: записывающий себя в короли от рождения, вряд ли может считаться высокоморальным человеком.

Да, вот так, внезапно, «духовный патриот» заявленной «духовности»-то как раз напрочь лишён. Она у него бьёт через край тоже только в его воображении.

Высокодуховен вовсе не тот, кто измыслил себя «априорно лучшим в мире», а тот, кто сделал многое для того, чтобы в мире стало лучше. Хотя бы в мире, лично его окружающем.



doc-файл
публикация в блоге автора

Tags: альтернативно одарённые, контрманипуляция сознанием, социализм-3.0, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →