Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Почему я не люблю борцов за счастье отдельной группы лиц

Есть человек, который борется за соблюдение прав, я не знаю, продавцов в магазинах, например. Плохо ли это? Да нет, отлично — продавцы в магазинах ничем не хуже остальных честных людей и если их права ущемляют, пытаются как-то подавить, создают им плохие условия работы, мало платят и т.п., то это плохо.

Поэтому, когда человек говорит: «я борюсь за права продавцов в магазинах», то тут всё в порядке и даже хорошо.

Но так только до тех пор, пока он к этой фразе не добавит «…а остальные пусть хоть сдохнут — меня это не волнует».

В этот момент контекст сразу же меняется, и из того, кто боролся за права отдельной группы людей, он становится человеком, который борется за права только этой группы людей. Только за их процветание. И не из-за нехватки времени на всех вообще разом, а принципиально — просто потому, что ему на остальных наплевать.

И если на этом месте он остановится, ещё ничего — ну вот такой он, что делать. Не волнуют его остальные. Узкий взгляд, всё такое. Смотрится оно некрасиво, но всё-таки он имеет на то право.

Однако те, кого я особенно не люблю, редко когда останавливаются на этом. Обычно они — сразу или малёк выждав — начинают развивать мысль: «вообще, если ради продавцов магазинов надо будет опустить всех остальных на самое дно, то я, не задумываясь, это сделаю». «Продавцы должны править миром или хотя бы быть заведомо главнее всех». «Да, чего там, ради блага продавцов, я всех остальных просто поубивал бы».

В этот момент такой человек уже не борец за равные права продавцов со всеми остальными, а борец за эксклюзивные, особые права продавцов — против прав всех остальных. И вообще пофиг, чем он это оправдывает — тем ли, что продавцы страдают или раньше страдали, тем ли, что продавцы, как ему кажется, от природы лучше всех остальных, или даже тем, что лично ему было бы выгодно такое, поскольку он сам один из них.

Последнее, правда, озвучивают довольно редко, но между строк оно легко читается. И звучит, надо отметить, столь же мерзко, как попытки политика, запаленного на циничной лжи своим и непричастным, оправдаться словами «ну, это же реальная политика — тут всегда надо врать».

Реал, если вы себе такое позволяете, если вы думаете именно так, если для вас такое — нормальный способ оправдаться, то в чём вообще смысл с вами сотрудничать и идти вам навстречу? Вы без проблем обманете и в следующий раз тоже. Или и в следующий раз тоже вы будете оптимизировать своё личное благо — пусть даже вместе с группой сопричастных, но против блага всех остальных.

Ясен перец, «продавцы» из примера тут очень частный случай. Обычно речь не про продавцов, а ещё хуже: ведь продавец хотя бы выбирал себе профессию. Однако ещё паскуднее это звучит, когда речь идёт про что-то, что люди себе не выбирали — цвет кожи, пол, национальность, рост, здоровье и т.п.

В этот момент борьба за права тех, кто случайно обладает именно таким врождённым признаком, против тех, кто обладает каким-то другим, вообще не имеет оправдания. Если человек вырос в криминальном районе, то он ведь гипотетически может всё равно не становиться преступником. Да, ему будет это сделать гораздо тяжелее, чем выросшему в благополучии, любви и ласке, но хотя бы гипотетическая возможность есть. Однако родиться с другим цветом кожи или другого пола человек не может вообще. И такой «борец» делает его как бы заведомо обречённым: ведь предлагается не просто соответствовать тому, чему из-за условий вот этому вот человеку соответствовать гораздо тяжелее, чем другому, а тому, чему этот человек соответствовать вообще не может. Чего там, даже если он при помощи чудесной операции сменит себе цвет кожи, то и тут можно будет сказать: «а это ты просто перекрасился — всё равно бракованный».

И поскольку на «борьбу за права и благополучие группы лиц» подседает всё больше стяжателей личной выгоды, такое отношение всё чаще проявляется в прямом эфире.

Не, ну, конечно, кроме них есть ещё и люди с крайне узким кругозором, мало что знающие про мир за пределами своего двора, а потому уверенные, что за его пределами живут какие-то одинаковые клоны, которые все заодно. Пропагандий залил таким в уши, что именно «эти гады» портят «нашим» жизнь, а потому их всех заодно надо втоптать в грязь или вообще уничтожить. Эти все плохие, а «наши» все хорошие (ну, кроме, разумеется, тех, кто с такими взглядами не согласен — эти-то заодно с «врагом», а потому тоже плохие). Чего там, «они вообще наверно не совсем люди даже».

Простое такое и понятное мировоззрение: граница чётко обозначена, враги в каждой ситуации очевидны — даже думать не надо. Ну а то, что боремся-боремся с «врагами», но наша жизнь не улучшается, всегда можно списать на то, что «эти гады продолжают нам гадить».

Такое тоже смотрится херово, особенно когда человек принципиально не желает узнавать про жизнь других людей, загоняя отношение к ним на уровень веры, но всё-таки циничное, сознательное преследование личных целей в стиле «а другие пусть хоть сдохнут» ещё хуже.

И нет, сие нельзя оправдать чем-то типа «не существует обратной дискриминации». Фиг там, любая дискриминация — дискриминация. Если она не по результатам деятельности данного человека в отношении других людей, а по характеристикам от рождения, она никогда не оправдана. Поскольку «вину» такими способами удастся «обосновать» вообще во всех случаях.

Мы, немцы, должны мочить евреев, поскольку они продали родную Германию. Мы, русские, должны мочить кавказцев и среднеазиатов, поскольку они преступления совершают. Мы, негры, должны мочить белых, поскольку они держали нас в рабстве. Мы, женщины, должны мочить мужчин, поскольку у мужчин было больше прав.

Да, такое может быть и от узости кругозора, но всё чаще оно — результат расчёта: я — русский (немец, негр, женщина), а потому мне будет выгодно, если русские (немцы, негры, женщины) будут выше других по праву рождения. Благо, я могу сослаться на что-то, что сделали какие-то другие (причём любые — главное, чем-то отличающиеся от меня), а потому как бы обосновать их коллективную вину и нагрести себе бонусов.

Если грамотно цитировать историю и статистику, то всегда ведь будет получаться, что вот они во всём коллективно виноваты. Приезжие в Москве совершают много преступлений. Мужчины третируют женщин. Белые брали негров в рабство. И так далее.

А что, разве неправда? О нет, что вы, всё правда. Просто не вся. И не всё сказанное целиком. И если сказать другую часть, умолчав об этой, и тоже децл приврать в обобщениях, то столь же ловко обоснуется прямо противоположное: что, наоборот, вон те всем должны.

Поскольку, например, белые работорговцы не сами лично бегали по лесам в поисках будущих рабов — им этих рабов продавали другие негры. А сейчас в некоторых странах Африки отдельные негры вполне себе берут в рабство белых.

Поскольку, например, преступления совершают не только приезжие, но и местные тоже. В том числе, в отношении приезжих, и когда сами куда-то приедут. А поскольку местных обычно больше, то «они» (не, ну а чо там, пусть тоже будут «все заодно») и преступлений больше совершают. Причём так в ряде случаев делают даже те, кто изначально находится в более благополучных условиях.

Поскольку, например, какие-то женщины тоже третируют каких-то мужчин. И некоторые из женщин тоже пользуются сложившимся неравенством для получения выгоды не только путём вышеописанной борьбы, но и напрямую тоже: в частности, становясь сознательными содержанками на основании «мужчины должны содержать женщин».

И поскольку, например, в рабство кого-то брали далеко не все белые.

И поскольку, например, женщин третируют далеко не все мужчины.

И поскольку, например, далеко не все кавказцы совершают преступления. И далеко не все русские. И далеко не все арабы. И далеко не все евреи.

Ловкий манёвр тут состоит в том, что «они все клоны». «Они все заодно». Это только мы — разные, поэтому я как бы не отвечаю за ту женщину, которая разводила кого-то на деньги, за того негра, который ограбил белого в подворотне, за того русского, кто убивал и насиловал на Кавказе. Но они-то одинаковые, поэтому они все в ответе коллективно.

Правда, я тоже иногда одинаковый (когда мне это выгодно) — например, меня никогда не брали в рабство, но мне всё равно должны за то, что кого-то другого с тем же цветом кожи взяли. Да, за него вот, хотя он мне даже не родственник — просто цвет кожи у нас с ним совпадает.

Причём должны те, кто в рабство никого никогда не брал. Что? Нет, конечно, я не в ответе за того негра, который поймал другого негра и продал его в рабство — это только мне за второго должны. Все белые, да. За тех из белых, кто его триста лет назад перекупил и перепродал.

Что? Нет, конечно, это же не я содержанка и мужа я не била — за таких я никому ничего не должна. Это мне должны за ту, которую избил муж, сидевший у неё на шее. Да-да, и те, кто никого никогда не бил и на шее не сидел, тоже мне за это должны — коллективно.

Что? Нет, я же никого на Кавказе не насиловал — я не отвечаю за русских насильников там. Это мне должны за тех, кого здесь изнасиловали какие-то кавказские отморозки. Да, все они, кавказцы, мне должны скопом — хотя большинство из них никого никогда не насиловало, да и меня никогда не насиловали тоже.

Поменяйте тут «русских» и «кавказцев» местами — смысл подхода не поменяется. Пудрить мозги можно и так, и так. И, что характерно, и так, и так пудрят.

«Мы», такие молодцы, отбились от французов, когда они к нам вторглись в 1812-м, но вот незадолго до этого напал на французов и огрёб от них, конечно же, не я — это какие-то посторонние люди сделали.

«Мне в любом случае должны коллективно, но я коллективно никому ни за что не должен».

И заодно где-то там подспудно всё время витает уже упомянутое выше: «а чего их вообще жалеть-то? Они ж вообще не совсем люди». «Нам только себя должно быть жалко». И «своих» — когда это лично мне выгодно.

На Кавказе русских выгнали из домов, ограбили, кого-то убили — жалко наших, да. Кучу народов насильно выселили с Кавказа, при этом лишив имущества и уморив по дороге множество людей — о нет, этих не жалко. Наверняка вот это-то было сделано не просто так, а с великим смыслом. Это даже не преступление, а, напротив, доблесть.

Опять же, хотите — поменяйте слова местами. Версия с переставленными «преступление» и «доблесть» тоже существует и ради своих корыстных целей тоже пиарится.

И не только она. Японцы убили кучу гражданских китайцев — очень плохо. Американцы сбросили атомные бомбы на кучу гражданских японцев — Ок, так и надо.

Негр ограбил белого — очень плохо. Белый застрелил негра — так тому и надо: значит, было за что.

Мужчина третирует женщину — очень плохо. Женщина третирует мужчину — а чего их вообще жалеть-то?

Или, опять же, наоборот — всё зависит от того, какая сторона по результатам твоего рождения тебе сейчас выгодна.

Комбинация, обречённая на выигрыш: «ненаши», пострадавшие от «наших», всегда заодно с отморозками, а потому их не жалко, но я в любом случае не при делах, потому что за наших преступников я не отвечаю. Зато получить компенсацию с тех, кто никого не трогал, всегда готов. Причём даже тогда, когда и меня тоже не трогали.

Почему? Во-первых, это выгодно. А во-вторых, на деле-то «остальные пусть хоть все сдохнут» — ради моей выгоды. Мне на них глубоко наплевать — я только делаю вид, что обеспокоен судьбами каких-то людей. Джаст э бизнес.

В общем, тут должно быть всё просто.

Русский ли ты, еврей, немец, кавказец, араб, японец или американец, если ты готов ради своего благополучия (пусть и в составе «группы таких же») притеснять других, ты — козлина. Мужчина ли ты, женщина ли, негр ли, белый ли, православный ли, мусульманин ли, атеист ли, гетеросексуал ли, гомосексуал ли, в любом случае это будет так.

И обратно, кем бы ты из перечисленных ни был, если кто-то предлагает тебе коллективно заплатить за то, чего ты не делал, тому, кто сам ни от чего не пострадал, он — козлина. Кем бы при этом ни был предлагающий.

Поскольку ни один человек не отвечает лично за некие статистические показатели — вымышленные ли, реальные ли: в этом только всех пытаются убедить особо ушлые дельцы. Причём, с вышеописанной избирательностью: «вот так считово, а вот эдак — несчитово».

Но оно не так: это — просто циничные и меркантильные козлины.

Если ты заносишь всех людей скопом по врождённым, приобретённым без их желания или нейтральным (музыкальные вкусы, отношение к религии, цвет одежды и т.п.) признакам в «виноватых», «бракованных», «заведомо низших», «обязанных тебе платить и тебе подчиняться», ты — козлина. Какими бы врождёнными признаками ты при этом ни обладал.

Если кто-то тебя заносит в «виноватые», «бракованные» и т.п. по таким признакам, он — козлина. Кем бы он ни был.

Его может слегка извинить полное незнание окружающего мира, спровоцированное средой, но если все сведения ему доступны, а он от них отказывается, не будучи при этом умственно отсталым, то это значит, он действует ради собственной выгоды против других людей и потому — козлина.

Кем бы он ни был.

И как бы себя при этом не называл — в том числе, «доблестным борцом за права негров/русских/женщин/геев/и т.п.», ибо и такое название он себе даёт исключительно, чтобы тебя было проще прокинуть.

Ну или, да, лично вот ты именно так делаешь — если ты действительно делаешь так.



doc-файл

Tags: контрманипуляция сознанием, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →