Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Профессиональная деформация

По моему глубокому убеждению, то, что в разговорах обычно называют «профессиональной деформацией», не существует в реальности. Только в воображении.

Если пойти и прочитать в какой-то энциклопедии, что понималось под этим термином теми, кто его ввёл и пытался исследовать, то там будет перечислена масса явлений, которые в реальности действительно можно наблюдать невооружённым глазом.

Бывает упоение властью? Бывает, да. Бывает психологическая привязанность к старым методам, когда давно уже есть новые? Сплошь и рядом. Усиливается ли в человеке конформизм из-за постоянного подчинения вышестоящим и бездумного следования инструкциям? Наверняка. Может ли появиться привычка к специфическому жаргону? Ну так появляется же.

Чего там, иногда бывает даже сужение круга интересов человека до одной узкой области. Правда, тут есть нюансы, о которых речь пойдёт позже.

Но вот чего не бывает, так это как раз того, что называют «профессиональной деформацией» не в энциклопедиях, а в разговорах. В энциклопедическом описании есть что-то, отдалённо напоминающее это самое: «распространением выработанных человеком профессиональных стереотипов — на другие сферы его жизни, включая вне-профессиональное поведение», — но даже там написано, что «так считалось изначально». Не изначальный же список такого пункта уже не содержит.

Однако в разговорном понимании этого тезиса данный пункт доминирует, причём в стократно усиленном виде. Якобы человек под влиянием некоторых занятий начинает мыслить каким-то особым образом и напрочь утрачивает способность мыслить иными образами, а потому абсолютно во всех сферах мыслит этим и только этим. Причём, обычно это приписывается не рандомному офисному сотруднику или простому сельскому комбайнёру, а тем, кто занимается науками или искусствами.

Дас ист фантастиш.

Так сложилось, что в круге моего общения многие десятилетия были изрядно представлены люди, увлечённые какой-то научной или творческой деятельностью — математики, физики, музыканты, программисты, поэты, актёры, биологи, художники, публицисты, — кого только не было.

Конечно, так сложилось не случайно — мне с такими людьми интересно, поэтому именно с ними я с особенным удовольствием знакомился и общался, но не суть. Суть в том, что я посмотрел на несколько сотен таких людей. Посмотрел и пообщался с ними. С многими — довольно долго.

Так вот, даже тех, кто был бы сосредоточен только на одной теме и не обращал бы внимания на другие, из этих сотен я бы смог назвать единицы. Да и то с огромной натяжкой — ну, типа, не «вообще не обращает внимания на всё остальное», а «на каждую из других вещей обращает заметно меньше внимания, чем на свою главную тему».

Но даже таких — которые с натяжкой, — повторюсь, единицы из сотен.

Человека же, который бы «мыслил особым образом и только им одним», я не встречал вообще никогда. Да-да, можно сказать, что «это же твоя личная выборка», но ОК, а где другая — не моя личная? И каким таким чудесным стечением обстоятельств при столь распространённой в данных кругах проблеме мне удалось случайно встретить ровно тех, у кого её нет? И не пару–тройку, а полутысячу, наверно, человек?

И я скажу, каким: просто я встречался с этими людьми в реальности, а не в воображении тех, кто использует расхожий миф о «профессиональной деформации».

Многим кажется, что вселенная справедлива, а потому, если кто-то прокачивается, например, в математике, то у него — в качестве компенсации — должно рассасываться что-то другое. Например, способности к литературе.

Однако во вселенной всё устроено несколько не так. В ней, действительно, если человек занимается математикой, то у него меньше времени заниматься литературой и чем-то ещё. Поэтому он литературой занимается меньше (если занимается вообще) и, соответственно, не получает навыков, нужных в этой области, опыта, знаний и т.д.

Но это не значит, что тот, кто не занимается ни литературой, ни математикой, будет в литературе лучше, чем тот, кто занимается математикой. Внутри человека нет чаши «литературности», из которой некий мистический субстрат можно было бы переливать в чашу «математичности», а потому в чаше «литературности» у математика плескалось бы меньше, чем у рандомного Васи Пупкина, который не занимается вообще ничем.

Напротив, этот математик и в литературе скорее всего тоже будет лучше Васи Пупкина, поскольку даже без занятий конкретно литературой математик развивает свой мозг путём регулярного его использования для постижения всевозможных концепций и закономерностей, практического решения задач и прочего получения опыта.

Одновременно, разные сферы кажутся «совсем разными по способам мышления» только тем, кто занимался лишь какой-то одной из них или, что бывает на три порядка чаще, не занимался ни одной вообще. Реально, пересечений в навыках, опыте, подходах и т.п. между сферами гораздо больше, чем своих особых фишечек в каждой из них.

Да, в каждой из сфер надо что-то знать конкретно про эту сферу. Однако тут речь вовсе не о знаниях, а о подходах, способах построения концепций и способов в них разбираться. Подобно тому, как два—три выученных языка делают обучение четвёртому гораздо более простым, чем первому, в плане научной и творческой деятельности опыт в двух—трёх сферах охватит почти все подходы и способы всех сфер вообще. Не знания, повторюсь, а способы и подходы. И это сильно упростит постижение четвёртой сферы.

Само собой, чтобы в новой сфере хоть что-то смочь сделать, потребуется тренировка, но сама её продолжительность, нужная для получения некоторых средних результатов, будет гораздо меньше, чем если это — ваша первая в жизни сфера. Поскольку то тут, то там вы будете узнавать эти самые подходы и постоянно попадать в ситуацию «о, я понял, чего они имеют в виду — это было вон там-то, вон там-то и вон там-то, но в другом контексте».

Многие понятия, опять же, распространяются на целую кучу сфер. «Композиция» есть и в живописи, и в литературе, и в театре, и в музыке, и, внезапно, в математике или программировании. И я сейчас не имею в виду омонимы, типа «музыкальная композиция» vs «композиция функций», о нет, одно и то же понятие в одном и том же смысле. Некоторая «красота и сбалансированность», обычно свидетельствующая, что ты движешься в правильном направлении и, одновременно с тем, позволяющая тебе и другим проще воспринимать смысл данного фрагмента.

Равно как на сцене хаотичные и бесцельные метания актёров выглядят очень хреново, так и в книге скачки мысли автора с одного обрывка на другой тоже хреновые. И в коде программы они будут хреновыми. И в постановке физического эксперимента. И во всех четырёх случаях зрителю/читателю будет тяжелее воспринимать всё это. И «багов» в «произведение» наверняка вкрадётся сильно больше. И смотреться оно будет коряво и некрасиво.

Равно как в музыке лейтмотив — очень хороший ход, так он хорош и в живописи, и в стихотворении, и в спектакле. И, внезапно, в математике и в физике. И в программировании. Причём, во всех этих случаях, как в плане эстетической красоты, так и в плане усиления смысла «произведения», так и в плане помощи постижению этого смысла.

Это всё может быть неочевидно тому, кто не имеет представления о какой-то другой сфере. Может казаться, будто бы в ней «всё совсем иначе», «нет ничего общего» и т.п., однако при хорошем знакомстве одновременно с несколькими сферами человек тут же обнаружит целую кучу сходств в методах, подходах и даже в концепциях.

Ну а не занимавшийся ни одной сферой, с большой вероятностью будет думать так про все сферы вообще.

Сходства эти возникают из-за того, что методов-то, конечно, можно придумать очень много, но вот реально и закономерно работающих среди них очень мало. Настолько мало, что их можно перечесть по пальцам одной руки. И в любой сфере, где результаты и цели отличается от тупого развода хомячков на деньги и подчинение «гуру», даже по чисто эволюционным причинам, не говоря уже про сознательные, все эти методы будут внедрены, а остальные, напротив, выкинуты.

Так, например, некоторым кажется, будто бы поэты и музыканты не используют логику. Типа, «зачем им, они ведь пишут о чувствах?».

Но нет, и те, и другие, конечно, смогут, не пользуясь логикой, хоть что-то сочинить, но по качеству оное будет примерно таким же, как и у математика, не использующего логику. Это может показаться странным, но оно вот так: и музыка и стихи приходят в голову в виде готовых фрагментов, но эти фрагменты весьма расплывчаты и несовершенны, поэтому их приходится потом сознательно править и связывать между собой. Вот этой вашей «сухой логикой».

Некоторым кажется, будто бы поэты и музыканты не видят никаких закономерностей в своей творческой сфере, а творят исключительно «от сердца».

Но нет, без осознанных закономерностей это был бы набор слов или нот — дисгармоничный и бессмысленный. По этой причине, в частности, про закономерности в стихах и в музыке написано множество работ.

При этом и математик, и программист, и физик, внезапно, в своей деятельности очень обширно использует интуицию и «внутреннее ощущение прекрасного».

Просто потому, что логика — это в первую очередь механизм проверки, а не догадки. Даже при минимальной сложности закономерности возможное логическое дерево следствий разрастается с дикой скоростью и полным перебором, как правило, невозможно решить задачу поиска оптимального варианта за разумное время.

Поэтому, что поэт, что музыкант, что математик, что программист сначала «видят внутренним взором» приблизительный ответ, и только потом его уже проверяют и допиливают до правильного варианта — при помощи логики и сопоставления с известными закономерностями. И, конечно же, экспериментов, кои, чтобы их технически было возможно поставить за вышеупомянутое разумное время, должны быть организованы в систему, быстро сужающую область поиска, а не, наоборот, стремительно её расширяющую.

Одновременно с тем, знания об уже известных человечеству закономерностях этой сферы, позволяют каждому из занимающихся этой сферой как сужать пространство для экспериментов, так и область поиска при переборе по логическому дереву. Плюс, оно ещё сказывается на способности «видеть внутренним взором» относительно годные варианты, а не рандомную ерунду.

Тут во всех областях науки и искусства всегда есть симбиоз логических методов проверки, анализа и сужения области поиска с эмпирической проверкой и, одновременно с тем, с этим «видением внутренним взором» относительно хороших стартовых вариантов, которое только и делает возможным хоть что-то создать за время, меньшее времени жизни вселенной. А вовсе не так, как кажется Васям Пупкиным: «в математике и физике — только логика, в музыке и литературе — только интуиция и тонкое чувствование».

Так вот, «ви́дение внутренним взором неплохого варианта ответа» возникает у учёных, инженеров и творцов потому, что в мозге у каждого человека есть нейронная сеть, обучающаяся на предыдущем опыте — именно поэтому именно опыт деятельности, а не просто чтение книжек по ней, так важен. И эта сеть у тренированного в данной сфере человека как раз и генерирует все эти «хорошие стартовые версии» — обычно гораздо быстрее, чем до них дошло бы дело при полном переборе.

Однако при сходстве подходов в двух областях у нейронной сети будет некоторая тренировка в тех местах, где у этих областей есть общность в подходах и навыках, а потому дообучать на опыте её придётся для меньшего количества мест, чем при полном отсутствии опыта во всех областях.

И это обширно проявляется на практике: вместо рисуемой воображением долбодятлов картины, в рамках которой одни люди «талантливы» в литературе, а другие — в математике, мы видим людей, которые талантливы и там, и там, и людей, которые ни там, ни там ничего не могут.

В первую очередь потому, что то, что принимается за «талант» — это всегда не врождённое, а приобретённое долгими тренировками и попытками понять устройство. «Врождённое» же разве что сократит время, которое потребуют тренировки для достижения некоторого уровня и, возможно, наличие способности чувствовать интерес, являющийся наилучшим стимулом к таковым тренировкам. Причём про оба пункта на данный момент есть суровые сомнения, есть ли сколь-либо значительная доля всего этого во «врождённом».

Но независимо от того, есть ли в этом доля врождённого, сама связь между тренировками своих нейросетей и общностью подходов в разных сферах с тем, насколько далеко человек продвинется в нескольких сферах одновременно, всё равно сохраняется.

Что, надо отметить, постоянно наблюдается в реальности.

И я не говорю здесь не только про Леонардо да Винчи, разнообразие умений которого широко распиарено.

Биохимик Айзек Азимов больше известен, как писатель-фантаст. Но при этом у него есть ещё и книги, например, про историю.

Астрофизик Брайан Мэй больше известен, как гитарист группы Queen.

Известный философ Кант начал свою деятельность с физики и астрономии (это ему принадлежит идея о формировании солнечной системы из облака пыли и газа).

Поэт Гёте, кроме своих стихов, разработал ещё теорию цвета, а также ввёл в биологию понятие «сравнительная морфология», коей сам изрядно занимался.

Советский фантаст Ефремов гораздо больше занимался палеонтологией, чем написанием книг.

Омар Хайям, сейчас широко известный в основном своими сатирическими стихами, был в первую очередь математиком и астрономом. В частности, он нашёл один из способов решения кубических уравнений и составил один из самых точных календарей — не только своего времени, но и в целом (а среди реально используемых — вообще самого точного).

Физик Ричард Фейнман довольно неплохо играл на бонгах и рисовал портреты.

Пифагор не только сделал огромный вклад в геометрию, но и, вдобавок, разработал первую теорию музыки, отголоски которой до сих пор есть в теории музыки, но и даже в базовом устройстве самой музыки. Да и в целом, древние греки весьма косо бы посмотрели на того, кто начал бы проповедовать идею, будто бы занятия геометрией как-то мешают занятиям поэзией или риторикой.

Ну и так далее.

Среди менее известных широкой публике, но зато знакомых мне лично, людей наблюдается аналогичное: они понимают сильно больше одной области и весьма часто сочетают интерес к наукам с интересом к творчеству. В общем, как показывает и мой личный, и исторический опыт, у большинства людей с развитым интересом к чему-либо и сфер интересов обычно тоже много. Равно как и навыков/знаний в этих сферах.

Стоит ли после всего этого удивляться, что и подходов все они тоже знают больше, чем долбодятел Вася Пупкин?

Васе Пупкину, конечно, очень обидно, что у этих — вон как, а он в это время долбодятел. Поэтому для компенсации баттхёрта от такой несправедливости он начинает верить в где-то подслушанную городскую легенду, будто бы «эти ваши математики в музыку не умеют, потому что у них только циферки на уме». На самом же деле, и математики писали книги про математический анализ музыки, и физики, и музыканты. А уж математиков и физиков, которые просто играют или просто слушают музыку — вообще не перечесть.

Но Вася Пупкин этого ведь не знает. А если бы даже и узнал, то отбросил бы этот неприятный факт со словами «ну, это — редкие исключения».

Ведь гораздо приятнее верить, что этот гад математик, продвинувшейся в математике дальше, чем Вася, в это время отстал от Васи в «духовности», а потому утратил возможность «чувствовать и понимать музыку». Нет, не потому, что Вася в это время прокачивал музыкальные скиллы — Вася такого не делал, а просто по факту занятий математика математикой. Он зачёрпывал, так сказать, из своей музыкальной чаши и переливал в математическую. И делал это так долго, что долбодятел Вася уже умеет лучше во всё, связанное с музыкой, просто по факту своих незанятий математикой. А уж если Вася в детстве год походил в музыкальную школу, то теперь однозначно победа — ни один математик никогда его в понимании музыки не догонит, поскольку Вася ведь отстал от них в математике только потому, что перелил в свою музыкальную чашу из математической, а математики делают наоборот.

В общем, нет в человеке никаких чаш с заранее заданным суммарным количеством магической субстанции в них. Вселенная, увы, справедлива лишь в том, что есть предельная скорость, с которой во всю совокупность этих «чаш» можно что-то заливать. Но если ты не заливаешь ни в одну, то заливающие, может статься, обойдут тебя вообще во всём — и в музыке, и в математике, и в литературе, и в биологии. И от незнания математики твоей литературности никак не прибавится.

Незнание математики не делает человека гуманитарием.

Но, благо, долбодятлов много — в том числе, среди типа журналистов. Поэтому Вася постоянно видит статьи, в которых фигурирует мифическая «профессиональная деформация», что очень греет Васе душу, по коей причине он от этого тезиса, будь он хоть сто раз вымышленным, никогда не откажется. В его воображении математики всегда будут «работать сухой логикой с механическим счётом», а композиторы «творить порывами души, благодаря своему таланту и способности тонко чувствовать».

Поскольку же претендовать на владение «сухой логикой» для Васи по очевидным причинам затруднительно, он уже как бы автоматически «заодно с композиторами». Ведь «способность тонко чувствовать» не проверишь, а потому, авось, хотя бы часть людей уверует в наличие этой способности у Васи, если он им будет достаточно часто про это говорить. Ну или, в на крайняк, в это хотя бы уверует сам Вася.

Заодно он вам наверняка расскажет, что ему «математический метод» — просто так сложилось — не близок, и он предпочитает «творческий». Хотя созданных им художественных произведений он может предъявить ровно столько же, сколько математических: ноль штук. Но ничего страшного, он ведь занят «познанием мира при помощи творческого метода», а не каким-то там низменным изготовлением произведений.

Кроме того, если уж совсем прижмёт, то вдруг окажется, что он вообще сторонник не «творческого метода познания», а «философского» — там же вообще критериев никаких, поэтому любой бессвязный набор слов, влитый в уши легковерных, проканает за «результаты».

Иными словами, словосочетанию «профессиональная деформация», кроме его энциклопедического значения, следовало бы приписать ещё одно: «набор риторических приёмов, при помощи которого слаборазвитый в науке и творческой деятельности человек, пытается доказать, что он хоть в чём-то лучше более развитых — просто по факту того, что он ничем не занимается, а потому ничего в своей психике типа не испортил».



doc-файл

Tags: контрманипуляция сознанием, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →