?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост поделиться Следующий пост
Культурный космополитизм
lex_kravetski
Наши левые оппоненты полагают пролетария сферическим Маугли, воспитанным офисными приложениями или отбойным молотком. В то время как пролетарий — это не только приложение к молотку и экселу, имеющее лишь классовый интерес. Пролетарий — полноценная личность, результат работы всей национальной культуры, вырабатываемой его народом в течение всей истории. Это плод трудов огромного народа на протяжении тысячи лет.

Несмотря на то, что в этот раз я прочитал эту мысль в конкретном месте, сие не так важно. Я постоянно её читаю — и в статьях, и в комментах, и даже в разговорах: каждому человеку много всего дала та страна, где он вырос. Она его сформировала, обучила, воспитала, всё такое.

И это действительно так. Правда, тот город, где вырос человек, дал ему ещё больше. И особенно много ему дало население его родной квартиры.

С другой стороны, окружающая его страну планета тоже не оставалась в стороне. Причём настолько сильно, что у меня нет уверенности в большем вкладе именно страны. Не, ну серьёзно, это ведь не у нас в стране изобрели антибиотики, бензиновый двигатель, электростанции, самолёты, компьютеры, интернет, сельское хозяйство, водопровод и множество других вещей, без которых жизнь каждого из нас была бы гораздо более тяжёлой и печальной.

Да, сограждане в своё время тоже неплохо вложились в научно-технический прогресс, но явно не они одни. И не они больше всех. При этом почему-то в сей длинной цепочке концентрических кругов близости предлагается остановиться не на микрорайоне или планете, а именно на стране. Поскольку именно она, видимо, обладает каким-то особым свойством на фоне всех остальных.

Вроде как она задала некий «культурный фон», который как раз и был «особым» и ни на что не похожим. И именно благодаря её, этой страны, национальной культуре человек стал тем, кто он есть. Вот да, не культуре вообще, а именно национальной культуре.

По этому поводу мне вспоминается моё детство, наполненное объектами нашей национальной культуры, оказавшими на меня столь сильное влияние.

Одной из книг, которые я особенно яростно перечитывал, был сборник из трёх сказок. Я читал эту книгу так много раз, что у неё развалился твёрдый переплёт. Я брал её с собой в поездки, я брал её с собой на дачу, она постоянно лежала у меня на тумбочке, в общем, явно эта книга оказывала на меня влияние.

В книге была сказка русского народного писателя про мальчика с русским народным именем Швед Шведов и его русского народного друга Карлсона. Кроме того, во второй сказке — тоже русского народного писателя — рассказывалось о приключениях русского народного медведя Винни Пуха. Третья сказка повествовала про русского народного Маугли, которого, внезапно, упомянул даже сам автор вышеприведённой цитаты о национальной культуре, видимо, тем самым тонко намекая на вклад именно Родного Отечества в его, автора, мировоззрение. Вклад, несравнимый со вкладом всего остального мира.

В других книгах, которые я тогда читал, тоже действовали сплошняком русские народные герои. Например, была книжка про русского народного итальянца Чиполино. Или, скажем, про русского народного итальянца Буратино.

Про последнего, впрочем, написал действительно русский писатель — позаимствовав для этого некоторые отдельные идеи у итальянца. Однако события этой книги всё равно явно происходили в Италии.

Путём аналогичного заимствования была создана ещё одна любимая мной серия книг: про русских народных девочек Элли и Энни, проживавших в Канзасе, и путешествовавших оттуда в скрытую русскими народными американскими горами Волшебную Страну.

Кроме книг, я ещё любил детские пластинки. Например, отличный психоделический мюзикл про Алису в Стране Чудес — тоже наверняка про нашу, отечественную девочку. И русскую народную сказку про Рикки-Тикки-Тави. И русскую народную сказку про Пеппи Длинный Чулок. И про русского парня Джельсомино, попавшего в Страну Лжецов.

Вообще, через раз, если не три раза из четырёх, даже если у книжки был русский автор, дело там происходило в какой-то иной стране, явно больше похожей на что-то западное, нежели на отечественное. Я уже не помню названий всех этих книг, но там постоянно фигурировали какие-то иные миры, столь не похожие на наш отечественный.

Из быстро приходящего на ум, в наших пенатах, разве что, тусил русский народный Гасан Абдурахман ибн Хаттаб. А так, ну сами посмотрите. Русская ли Красная Шапочка, распевающая про «если долго-долго»? Русские ли Кай и Герда? Русские ли Том Сойер и Гекльберри Финн? В России ли проживала Золушка? Дюймовочка? Нильс и егонные дикие гуси?

Конечно, я могу вспомнить ещё одного горячо любимого автора, у которого персонажи — русские. Кир Булычёв. Но вы знаете, его герои живут в том самом мире, где вообще без разницы, какая у вас национальность.

И, надо отметить, в этом была офигенная фишка. У моего тогдашнего Отечества были некоторые проблемы с английской рок-музыкой и американскими боевиками, оно временами вяло боролось с безродными космополитами и вяло пыталось внедрить русскую народную музыку в широкие массы, но вот что у него отлично получилось, так это сделать «наших» — международными.

Понимаете, в чём дело. Я отлично понимал, что Малыш и Пеппи — шведы, Том Сойер — американец, капитан Сорви-Голова — француз, а мумми-тролли — вообще мумми-тролли. Но меня это совершенно не парило. Они все были совершенно точно «нашими». Не в смысле национальной принадлежности, а в смысле восприятия моих с ними мысленных взаимоотношений. Это были правильные люди — даже тогда, когда они вообще не были людьми.

Где бы там ни происходили события — в Лондоне, Канзасе, Оранжевой республике или Волшебной Стране — я никогда не относился к этому, как «это не у нас, поэтому мне побоку». Это всё было в моём «у нас». Весь мир было «у нас». И даже больше, чем весь мир. Во всём мире и за его пределами хорошие люди пытались противодействовать плохому. Именно поэтому я читал Стругацких с ничуть не большим ощущением «это наши», чем Станислава Лема или Роберта Шекли. Именно поэтому я сопереживал героям Ремарка, Моэма, Стейнбека и Марка Твена ничуть не меньше, чем героям Кира Булычёва. Мне было всё равно, кто автор по национальности и по гражданству, если он писал хорошие книги или снимал хорошие фильмы. И не менее всё равно, кто по гражданству и национальности его герои.

Да, наверно я не хотел бы жить в Саудовской Аравии, Конго или в Камбодже. Но не потому, что «там не наши», а потому, что «там неправильно». Там хуже, чем в СССР, и, возможно, даже хуже, чем в современной России. Однако, например, во Франции, Вьетнаме или Новой Зеландии я бы с удовольствием прожил ещё несколько жизней. И, вообще говоря, жалею, что у меня нет возможности родиться, вырасти и в целом жить одновременно во многих странах мира. И даже во многих мирах.

Поэтому, сто пудов, если в чём-то видеть особую воспитательную роль Отечества, так это в формировании мысли, что какого-то особого Отечества у человека быть вообще не должно. Причём особой она была именно потому, что Советский Союз был в авангарде тех, кто активно внедрял эту мысль.

Да-да, тот самый «проклятый глобализм» имел в своём авангарде вот эту самую страну.

Благодаря стараниям которой четыре мушкетёра, Холмс и Ватсон, Дон Кихот, Паганель и Монтигомо Ястребиный Коготь были не какими-то непонятными иностранцами, а вполне своими чуваками.

Благодаря стараниям которой, несмотря на все тогдашние перегибы, ты, будучи технически русским, вполне можешь не любить балалайку, но любить волынку и электрогитару. Вполне можешь не обращать внимания: Рахманинов ли это или Бетховен, — при оценке музыкального произведения. Вполне можешь одинаково любить или не любить книги про Родиона Раскольникова и про Мери Поппинс. Вполне можешь смотреть советский или итальянский фильм про американских ковбоев, совершенно не удивляясь при этом: «почему это они снимают не про своё, отечественное, национальное?!».

Да вот поэтому: потому что твоим «культурным Отечеством» правда стал практически весь мир. И стал бы вообще весь, если бы некоторые страны не затрудняли доступ к созданным внутри них произведениям искусства, выдавая свою технологическую и социальную отсталость за «самобытность», «особый путь» и «сохранение собственной культуры».

Тем печальнее слышать призывы представителей стран из былого авангарда: срочно сплотиться в арьергард, самоизолироваться, восславить свою национальную идентичность и гражданство, насильственно ограничить доступный культурный спектр, выбирать «своих» не по положительным качествам, а по месту рождения, и ровно так же поступать с врагами.

Культурная самоизоляция и яростный фап на свою «национальную идентичность» и «отечественную культуру», друзья мои, это всегда удел деградирующих, а вовсе даже не развивающихся. Эндемики, как известно, водятся только на изолированных территориях, но они никогда не могут составить конкуренцию тем видам, которые развивались вне изоляции. Консервация никогда не приводит к росту силы — только к росту слабости.

Вы вполне можете любить балалайку и частушки — в этом нет никакой проблемы. Проблема начинается тогда, когда вы заверяете себя и окружающих, что вы все обязаны любить частушки и балалайку. И только их одних — поскольку любящий блюз или ирландские застольные песни однозначно продался «ненашим».

Ведь вы тем самым допускаете, что «ненаши» культуры вообще существуют, чем ограничиваете не только свой кругозор, но и свою способность влиять на всех людей планеты.

И одновременно с тем допускаете, что существуют «ненаши» по рождению (которым как раз и «продаются» любители «ненаших культур»), чем радикально сужаете круг своих возможных друзей, одновременно с тем без проблем впуская в круг своих друзей откровенных врагов, лишь тем близких к вам, что они тоже родились этнически русскими и с российским гражданством.

Впрочем, тут вместо «русских» или «российское» можно подставить абсолютно любую национальность и гражданство. Поскольку национализм самых разных степеней и культурный шовинизм — во истину интернациональные заболевания.



doc-файл


лепрозорий

а желание остального мира изолироваться от вас бум учитывать?

Re: лепрозорий

Иногда остальной мир можно понять.

Тут, всё-таки, надо заметить, что читались те книжки, которые переводились и печатались. А перед этим просматривались и допускались. И поэтому, из всего многообразия идеологий получалось прочитать только специально отобранные.

Edited at 2019-01-04 11:23 (UTC)

Тут наблюдается очевидная проблема с тем, что некие геронтократы были уверены, что только лично они были способны разобраться с тем, что «наше», а что — нет. Однако наличия огромного множества «наших» среди жителей заграницы оно не исключало.

Давно я не писал "+100500" со столь стопицотовым ощущением.

Помимо прочего, националист, зачастую, какой бы адекватный и ясно мыслящий он не виделся, если "поскрести", то внезапно "выпрыгивает" натуральный такой нацист. Ну, или мне так везёт. Недавно так открыл для себя одного, образец адекватности выдал по смыслу: "вот тут на меня статью написала одна журналистка, кстати еврейка(тут автор использовал другое слово)..." Я: "блииин, и ты туда же..."

C тем, что в СМИ непропорционально много евреев, продвигающих космополитизм во всех странах, и при этом в Израиле -- махровый религиозный шовинизм, -- спорить будете? В курсе, что сионизм осуждался ООН?

"Незнайка на луне!" - вот основа для русского пролетария!

Становление современной мысли без учета существующих в социуме мемов невозможно. Иногда сознание отдельного индивидуума совсем неотличимо от набора таких мемов, как от луковицы - за шелухой наслоений нет ни единой собственной мысли. Но, покрошить и в салат вполне достаточно.


https://static.auction.ru/offer_images/2015/08/12/10/big/D/DaXMzKw1Odz/maugli_malysh_i_karlson_vinni_pukh.jpg - мой экземпляр между прочтениями стоял за стеклом и выгорел до неразличимости цветов )) А еще был нереально хайтечный диафильм про Гулливера, к которому звуковое сопровождение запускалось с пластинки. И как-то даже никто не был в курсе, что автор Карлсона ранее была поклонница нацизма, а авторша Мумми-троллей вообще лесбиянка. Равно как и впоследствии большинству из нас было пофиг, кто из поэтов и писателей с кем спал и что употреблял. Их творения выросли выше них и тянули за собой миллионы.

Имея привычку не соглашаться с автором, внимательно читал на предмет найти, с чем не согласиться. К сожалению, пришлось читать до самой последней строчки - "воистину" пишется вместе КМК.

контрконтрыманипуляции.
Эээ.. мммм... видите ли ... почва моей усадьбы одна и та же - та ж химия и та ж вода,
а растут на ней и плодовые и злые колючки и всякая лебеда и отрава - и некоторые из них схлестнулись насмерть за свою правоту сосуществования .
А навязанное единство одной культуры на одном поле - однозначно ее вырождение и надолго выведение ее из способности что либ рожать.

Судя по всему, садовод-огородник из вас не ахти. Если не возьметесь за работу, зарастет ваша землица борщевиком Сосновского.

Вообще-то, воспитательная роль отечества заключалась в перечне книг, которые были доступны. Чрезвычайно мощный инструмент, надо сказать.
И да, СССР заявлял себя как исключительное Отечество для своих граждан. Настолько исключительное, что даже мысль о смене страны проживания считалась предательством.

Не найти себя на одной шестой части суши - это надо было быть на редкость, гм, одаренным. Особенно, учитывая, что на ней наличествовало все, от оленеводческих стойбищ до производств микроэлектроники. Это как большинству китайцев сегодня попытаться рассказать, чего им не хватает в сегменте интернета, охватывающем территорию с полутора миллиардами человек, говорящих с ними на одном языке.


странно только что в сталинское время с перегибщиками боролись, расстреливали их, а современные коммунисты, сидят у себя дома у компов и ничего не делают. В чем причина?

Я вообще хорошо отношусь к глобализации, но тут стоит отметить, что культурная глобализация - это постепенная экспансия европейской культуры, которая идёт с начала эпохи колониализма. Скорее всего текущий период глобализации является возвратом к пику конца XIX – начала XX века после подъёма национализма, национально-освободительных войн, отчасти холодной войны.
Русская культура, по крайней мере, отчасти принадлежит европейской, поэтому нам близка не только сама европейская культура, но и изменения, происходящие с ней. А есть, например, евреи, которые хоть и сильно европеизированные, но одна из культурных черт сильный национализм в том числе и из-за религии. Ещё есть арабы с довольно-таки либеральной религией по сравнению с иудаизмом, но специфическими традиционными ценностями, например, многожёнство. Или есть кастовое общество в Индии. Нам нравится культурная экспансия Европы, потому что фактически Россия часть Европы, она нам близка – нам нравится, что мы можем быть в любой точке мира как дома. А если бы это была экспансия другой культуры? Или что думают о экспансии Европы люди других культур?
Ещё есть момент, что политические и социальные институты тоже культура, а в авангарде глобализации в лице США есть, например, Вторая поправка, поэтому вопросы с ношении оружия тоже будут возникать в нашей стране, даже если кому-то это не нравится. И тут также стоит вопрос, хорошо ли то, что во всём мире будут примерно одинаковые политические и социальные институты. Вот в тех же США в спорах о культурном разнообразии, любят приводить умозрительный пример о том, что, если выращивать для потребления только одну культуры, может появится болезнь, которая уничтожит весь урожай, поэтому все умрут с голоду. То есть вопрос о глобализации далеко не однозначный.

Мультикультурализм, т.е. "уравниловка" всех идей и культур - опасное и даже преступное заблуждение. Посему наплевать, что там думают ревнители кастовых ценностей об отмене кастовой системы или рабовладельцы об отмене рабовладения.
Экспансия "европейской культуры" существует только в националистической парадигме мышления. В реальности же новые, прогрессивные взгляды и идеи проникают в обособленные, отсталые сообщества, побуждая их к изменениям. Было в отсталом сообществе рабовладение - и не стало. Было сословное деление - и не стало. Был религиоз, этническое или гендерное неравенство - и не стало.

> Одной из книг, которые я особенно яростно перечитывал, был сборник из трёх сказок

Предположу, что это была книга номер один у многих граждан 1970+ г.р.
Такой желто-зеленый томик с припиской про макулатуру и кошерными иллюстрациями.

Это уже несколькомиллионный тираж... Но и ранее были подобные ему просто стотысячные :) не раз издававшиеся и разлетавшиеся сразу...

Могу добавить ещё одну мысль к сказанному: культуры разных стран ещё и на своём уровне проникают друг в друга, взаимно влияют и изменяют друг друга. Поэтому, даже если брать вроде бы чистую национальную культуру, она окажется не такой уж и чистой.

Спасибо, хорошие мысли в прекрасном изложении.
Действительно, тогда казалось совершенно правильным - шикарный индеец Гойко Митич в ГДРовских фильмах и один из лучших Шерлоков Холмсов - Василий Ливанов.