Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Тезис — антитезис — синтез

Для более рельефного восприятия данной статьи настоятельно рекомендуется прочитать предыдущие статьи «диалектического цикла». Особенно вот эту, вот эту и вот эту. Для поднятия настроения также рекомендуется статья о «могуществе диалектики».

Конечно, можно было бы закончить разбор «наивысшего метода познания» — диалектики — ещё на предыдущих стадиях. Ведь и так понятно, что если даже то, что называется «основным», состоит из размытых определений, жонглирования терминами и примеров реализации, выдающих полное незнакомство приводящего пример с той областью, к которой эта реализация относится, то обнаружение каких-то жемчужин в этой груде пепла может быть разве что результатом случайности, а не закономерностью.

Однако, прежде чем перейти к выводам, я всё-таки рассмотрю ещё одну вещь, которую диалектики часто приводят в качестве иллюстрации прогрессивности и полезности их подхода.

Это — так называемый метод «тезис — антитезис — синтез».

Вроде как у нас есть некое утверждение — тезис. Есть его противоположность — антитезис. Они каким-то образом вступают в противоборство и из этого рождается новая сущность — синтез. Синтез сохраняет тезис и антитезис в гармоничном единстве, примиряет их противоположности и развивает их на новом витке спирали.

Одновременно с тем, тезис — это суждение. Антитезис — отрицание этого суждения. Синтез же — отрицание отрицания.

Впрочем, как мы помним, это в нормальной логике отрицания существуют только у суждений и — с некоторой натяжкой — у множеств. В диалектике же отрицания существуют у чего угодно — у понятий, явлений и даже у предметов. Колос запросто может оказаться отрицанием зерна, если так захочется Энгельсу. Ну или росток будет отрицанием зерна, а колос — отрицанием отрицания.

Отрицанием можно назвать буквально что угодно. При желании даже сам предмет можно назвать собственным отрицанием — под это уже выработана соответствующая риторика.

«Отрицательное равным образом и положительно или, иначе говоря, противоречащее себе не переходит в нуль, в абстрактное ничто, а по существу лишь в отрицание своего особенного содержания».

Гегель


Впрочем, противоположности тоже можно выбирать по произволу. Поэтому, вообще говоря, неясно, зачем к этому прицеплять ещё один набор расплывчатых терминов.

Тем не менее, хотите примеров про «тезис — антитезис — синтез»?

Например, мужчина — это тезис, женщина — антитезис, а ребёнок — синтез. Ребёнок ведь не мужчина и не женщина, но сохраняет в себе черты отца и матери, поэтому вот.

Вы можете подумать, что я специально придумал идиотский пример: ведь с какого рожна вдруг женщина стала «отрицанием мужчины»? Или его «противоположностью»? Исключительно по той причине, что мы в быту иногда говорим «противоположный пол»?

И почему ребёнок — синтез для «мужчины» и «женщины», а не антитезис — отрицание каждого из них? Ведь упомянутое выше зерно явно состоит в тех же отношениях с колосом, что женщина с ребёнком. Но зерно и колос почему-то отрицают друг друга, а не являются синтезом друг друга с чем-то ещё. Где тут последовательность суждений?

Зачем, типа, я специально придумываю столь идиотские примеры? Быть может, я специально пытаюсь опорочить ими диалектиков?

Однако ирония в том, что, как и в случае с «колосом, отрицающим зерно», этот пример придумал не я, а сами же диалектики.

И их совершенно не смущает, что идентичные отношения вполне могут оказаться совершенно разными в своих диалектических описаниях. Поскольку последовательности суждений в диалектике нет в принципе — что в данный момент к слову пришлось, то и используй.

Колос может быть отрицанием зерна, может быть отрицанием отрицания, может быть антитезисом, может быть синтезом — как тебе сейчас угодно. А назавтра про этот вариант, глядишь, забудут, поэтому можно будет использовать ещё какой-нибудь. Ничуть не смущаясь его противоречивости предыдущему.

И не просто «может быть», а даже «есть». Да, чёрт возьми, у Энгельса колос — отрицание зерна, но при этом у других диалектиков

Синтез — это сохранение тезиса и антитезиса в некотором высшем, гармонирующем единстве. (Пример: появление почки, смерть почки, цветок, смерть цветка, появление плода). Каждое понятие и каждое явление проходит такой тройственный цикл развития, достигнув которого весь процесс воспроизводится вновь на более высоком уровне, пока не будет получен высший синтез.

Не, ну а чо? Колос — отрицание зерна, следующее зерно — отрицание колоса, то есть отрицание отрицания, а потому оно — синтез. Хотите в промежуток вставить цветок — ваше право. Они все там — отрицания, отрицания отрицаний, тезис, антитезис и синтез друг для друга. В любом порядке и в любой комбинации.

Можно было бы предположить, что просто кто-то ошибся, а вот другой сказал правильно, однако критериев и методов для проверки нет: каждый мамой и борьбой противоположностей поклянётся, что правильно именно у него, а дальше начнётся бесконечный спор о том, чей маркс длиннее и у кого лучше коннект ко вселенскому информационному гегелю.

Но, в конце концов, противоречия и противоположности — это же, с точки зрения диалектики, отлично. В их борьбе осуществляется процесс становления из тезиса в антитезис, поэтому очень круто, что вы сами себе постоянно противоречите. Таким образом вы развиваетесь и развиваете мир вокруг себя.

Ну, во всяком случае, вы можете именно на этом настаивать, а если кто-то возразит, то его можно будет в ответ засыпать очередной порцией синтезов и отрицаний отрицания произвольных предметов в произвольном порядке.

В математической логике понятие «отрицание» точно определено: отрицанием подмножества А будет полное множество, за исключением элементов, входящих в А.

Положим, нам нужно определить «отрицание мужчины». Им будет полное множество, кроме мужчин. Но «полное множество» чего? Из самого определение понятия «отрицание» для множеств следует, что мы не можем определить отрицание, не определив полное множество — весь набор возможных элементов.

Если мы решим, что наше полное множество — это все объекты вселенной, то «отрицанием мужчины» будут все объекты вселенной, кроме тех, которые мы считаем «мужчинами».

Если мы решим, что наше полное множество — это все люди (а не вообще все объекты вселенной), то «отрицанием мужчины» будут все люди, кроме тех, которых мы считаем «мужчинами».

И в любом случае «отрицание отрицания» множества тождественно равно исходному множеству.

В этих точных рамках невозможны все эти идиотские спекуляции, что, видимо, и смущает диалектиков.

Ведь в примере про «мужчину — женщину — ребёнка», даже если мы под полным множеством понимаем «всех людей», сразу же последуют вопросы

  • Считаем ли мы, что «мужчины» и «женщины» — непересекающиеся множества?


  • Считаем ли мы, что в полном множестве людей есть только «мужчины» и «женщины»?


Причём именно «считаем» — логика, это ведь не про слова, а про понятия. Понятия же мы можем назвать какими угодно словами, с какими угодно определениями: главное, чтобы в дальнейших рассуждениях, выводах и их трактовках, эти слова понимались только так и никак иначе.

Так вот, если на вышеприведённые вопросы оба ответа — «да», то мы можем при помощи законов формальной логики заключить, что в данной системе определений и базовых суждений «женщина» действительно является отрицанием «мужчины».

Однако если мы введём в рассмотрение ещё и некого «ребёнка», то «да» на оба вопроса однозначно свидетельствует о том, что «ребёнок» — либо «мужчина», либо «женщина». Поэтому «отрицанием отрицания» он является исключительно для той группы, к которой принадлежит.

Если «ребёнок» — «мужчина», то он одновременно с тем и «отрицание отрицания мужчины».

Если «ребёнок» — «женщина», то он одновременно с тем и «отрицание отрицания женщины».

Просто потому, что отрицание отрицания множества тождественно этому же множеству.

Одновременно с тем, если он — «мужчина», то он в данной системе суждений — отрицание «женщины». Если он — «женщина», то он в данной системе суждений — отрицание «мужчины».

Естественно, тут везде под «отрицанием мужчины или женщины» понимается «отрицание соответствующего множества», как это было определено выше.

Но постойте, а куда, чёрт возьми, вдруг подевался некий «синтез»? Ребёнок вдруг стал принадлежать к одному из двух множеств, а не к обоим сразу. Вся диалектичность пошла прахом. Печалька.

ОК. Давайте тогда, чтобы спасти положение, предположим, что ребёнок — это ещё не «мужчина» и не «женщина», поскольку таковыми мы считаем только взрослых.

Однако для этого нам надо ответить «нет» на второй из вопросов: кроме «мужчин» и «женщин» в полном множестве существует ещё кто-то. Из этого тут же следует, что «женщина» не является отрицанием «мужчины», и вся диалектика снова накрывается медным тазом.

Мы можем рассмотреть и вариант, при котором множество «ребёнков» пересекается с множеством «мужчин» и «женщин».

Чуть ранее у нас был, вот такой вариант:

«Каждый “ребёнок” — либо “мужчина”, либо “женщина”, но не каждый “мужчина” или “женщина” — “ребёнок”».

Но он ведь не единственный. Множество «ребёнков» может содержать элементы, которые не относятся к множествам «мужчин» и «женщин», хотя и пересекаться с этими множествами.

Однако это возможно, только если снова ответить «нет» на второй вопрос. И снова вся система «тезисов, антитезисов и синтезов» пойдёт лесом.

В общем, формальная логика сильно мешает плодить всю эту диалектическую словесную мутотень. Ведь для её плождения рассуждающему необходимо право переобуваться в прыжке: сначала приписывать некому термину один смысл, а чуть дальше в рассуждениях менять его на другой. А потом пользоваться то одним, то другим, то вообще третьим, то, не исключено, произвольным набором фрагментов нескольких сразу.

Когда мы говорим о противоположности «мужчин» и «женщин», мы пользуемся для классификации людей их полом («женщина — отрицание мужчины»). А вот когда переходим к ребёнку, то пользуемся уже генетическим родством, проявляющемся в фенотипе человека («ребёнок несёт в себе черты отца и матери»). Такой вот «тезис — антитезис — синтез».

Давайте теперь я тем же методом придумаю пример уже сам.

Вот смотрите, есть два предмета — зелёный шарик и оранжевый кубик. Они — противоположности друг друга (ну а что, по полу же можно, почему нельзя по цвету и форме?).

Оранжевый кубик — отрицание зелёного шарика. Его антитезис.

А есть апельсин. Апельсин — синтез зелёного шарика (тоже шарик) и оранжевого кубика (тоже оранжевый).

Так единство и борьба зелёного шарика с оранжевым кубиком порождает апельсины.

Разумеется, это — абсолютный бред. Но построен он ровно тем же методом, что и разобранный выше пример.

Как же так вышло?

Дело в том, что вот это самое упомянутое там «генетическое родство» и «пол» лежали за пределами «диалектических рассуждений». Однако их неявно использовали, поскольку «все же знают, что это — вот так».

То есть некое внешнее знание о взаимоотношениях объектов было использовано для выводов, но скрыто в рассуждениях. Чтобы сделать вид, будто бы все эти глубокие умозаключения нам позволила сделать именно диалектика. «Тезис — антитезис — синтез», всё такое.

Но без внешнего знания этого вывода бы не было. А вот без диалектики он был бы тем же самым: да, ребёнок несёт в своём фенотипе черты родителей, поскольку в его генотипе есть их гены. Только мы это знаем из генетики, биологии, просто наблюдений за миром, а не из «диалектических рассуждений». Диалектика лишь подбавила нам «мистики» — эвон, как в мире-то всё запутано! Ребёнок — это «синтез отца и матери, мужчины и женщины, кои являются друг другу противоположностями».

Причём, ровно то же самое было бы вообще с любым примером. Как с идиотским («Киевская Русь — тезис. Монголы — антитезис. Борьба Руси и монголов порождает синтез — Золотую Орду — государство, в рамках которого сливаются две культуры: русская и монгольская», — и это тоже, сцуко, не я придумал), так и с каким-то относительно вменяемым.

И, что характерно, для такого рода анализа есть однозначный и хорошо определённый аппарат математической логики, который позволяет сохранить и последовательность суждений, и детализацию требуемого уровня.

Например.

  • Все люди имеют пол — «мужской» или «женский».


  • Один человек может состоять в генетическом родстве с каким-то другим человеком и тогда у них возможны общие черты.


Всего лишь два независимых критерия классификации внезапно оказываются способны превратить размытые спекулятивные суждения во вполне определённые.

Да, если нам будет неудобно оперировать наблюдаемыми объектами в этой системе утверждений, то мы всегда сможем внести в них поправки: добавить ещё какой-то пол (например, «бесполый»), сделать полы пересекающимися (для гермафродитов), ввести численные оценки для генетического родства и т.д. Логика нам никак не мешает это делать.

Однако она позволяет сохранить последовательность суждений. Нельзя часть выводов сделать, исходя из того, что «мужской» и «женский» пол не пересекаются, а другую — из того, что они могут пересекаться. Можно внести поправки, но после этого надо переформулировать все рассуждения под новую терминологию.

Разумеется, это очень неудобно для диалектиков, поскольку препятствует осуществлению главной цели диалектики: имитации наукообразного доказательства для выгодного на данный момент утверждения.

Точность и проверяемость сильно мешают этому. Поэтому надо, чтобы всё было размыто, произвольно и с возможностью сослаться на авторитет.

Но на этом дело не кончается. Ведь есть ещё вторая неотъемлемая черта диалектики: обзывания частного случая «общим законом мироздания», как это было в предыдущие разы.

Ведь всё-таки можно выкинуть все эти бредовые примеры про колосья и зёрна, детей и родителей, и т.п., со словами «их давали неправильные диалектики», и оставить только примеры от «правильных диалектиков». Примеры, которые, скажем, касаются не вещей, а всё-таки суждений и множеств.

Не, ну правда, бывает же, что из тезиса и антитезиса рождается синтез. Была, скажем, какая-то теория, но кто-то нашёл случай, который в неё не укладывается и выдвинул контр-теорию, объясняющую этот случай. А потом люди подумали-подумали и создали третью теорию, которая объединяет эти две, вобрав в себя лучшее, что в них есть.

Да, правда, так бывает. Но ещё бывает, что третья теория включается в себя не «лучшие фрагменты этих двух», а «их обе, как частные случаи». И ещё бывает, что изначальная теория была неверна целиком. Или что целиком была неверна контр-теория. Или, что обе были неверны.

Вася говорит, что «2 + 2 = 3», а Петя, что «2 + 2 = 5». Они оба неправы, да. Но вот Коля, сказавший, что «2 + 2 = 4» — целиком прав, хотя Вася и Петя задвинули ему каждый по «антитезису».

И это, блин, поразительное явление: диалектика, претендуя на то, что «косная формальная логика не может объяснить наш сложный мир, а потому нужна новая, продвинутая диалектическая логика», при этом предлагает гораздо более узкий вариант — попросту выкидывая изрядную часть возможных исходов из рассмотрения.

Косная формальная логика учитывает, что из «тезиса» и «антитезиса» не всегда следует «синтез», но диалектическая — нет.

Косная формальная логика даёт способ перебрать и описать все возможные варианты, чтобы потом выбрать из них те, которые правда реализуются, а вот у диалектиков — «общий закон мироздания» и в результате размытости терминов миллиард способов притянуть задним числом любой исход под «выполнение этого закона». С разными результатами для разных способов.

Например, вместо «диалектической триады» для мужчин, женщин и детей мы можем ввести всего два критерия классификации и уже опишем большее множество случаев.

В частности, сразу сумеем заметить, что диалектическом рассуждении как-то случайно перед словом «ребёнок» пропущено слово «их». Поскольку не любой «ребёнок» является прямым генетическим потомком произвольного «мужчины» и «женщины», а только своих родителей.

Но в полном согласии с мега-методом: «можно в любой момент поменять значение используемого слова», — сначала в рассуждениях фигурирует некий «просто ребёнок», а потом он вдруг оказывается «ребёнком» тоже вдруг превратившихся из названия множеств в конкретных людей «мужчины» и «женщины».

О да, можно было бы сказать, что изначальном «диалектическом примере» на самом деле подразумевались «отец» и «мать». Однако тогда бы там пришлось написать: «мама» — антитезис «папы». Его, блин, «отрицание» и «противоположность».

Что, видимо, даже диалектикам показалось слишком тупым. Поэтому там сначала всё-таки «мужчина» и «женщина», и только потом они как бы незаметно превращаются в «отца» и «мать».

А ведь, вдобавок, множество «мужчин» и множество «отцов» — разные множества.

Как и множество «отцов вот этого ребёнка» и множество «отцов хоть какого-то ребёнка».


Косная формальная логика остаётся точной и однозначной в смысле трактовок, а вот диалектическая приводит к тому, что диалектики могут «диалектически выводить» прямо противоположное друг другу, но нет никакой возможности проверить, кто из них прав, — кроме как ссылкой на общий для них авторитет, проигнорировав при этом ссылки на другие авторитеты, даже если они для них общие.

Как тут не ввести дополнительный принцип в защиту себя: «противоречия — это же зашибись».

Собственно, в «диалектическом методе “тезис — антитезис — синтез”» внезапно отсутствует сам метод. Поскольку нельзя же назвать «методом написания программ» рекомендацию «пишите программу так, чтобы она правильно работала». Это не метод — как максимум, пожелание.

Ровно так же «тезис — антитезис — синтез» бессмысленны без однозначных правил выбора «тезиса», «антитезиса» и «синтеза». Если оными можно назвать что угодно, и помогает тут только революционное чутьё, то результатом всегда будет просто субъективное жонглирование словами.

Впрочем, в предыдущих случаях всё ведь было аналогично: правил выбора «отрицаний», «противоположностей», «качества» и «количества» просто нет — называй ими, что тебе будет угодно.

Но ещё более иронично то, что в формальной логике есть некий аналог данного «метода», причём там он, как и всё остальное, точный и однозначно трактуемый.

А именно.

Если в нашей системе суждений есть два противоречивых (то есть таких, из которых можно вывести одновременно некое суждение и его отрицание), то в такой системе невозможно никакое суждение проверить на истинность или ложность относительно данной системы, поскольку в ней для любого суждения чисто технически может быть доказана, как его истинность, так и его ложность.

Из этого вытекает, что если у вас по какой-то причине получилась именно такая система, то ей пользоваться нельзя — надо построить какую-то иную, где противоречивость будет устранена.

Проверка на противоречивость при этом столь точно и однозначно описана, что её можно сейчас поручить даже компьютеру.

И при этом, опять же, охватывается полное множество случаев.

Однозначно трактуемое описание полного множества случаев или размытое и невнятное для частного случая, выдаваемого за общий. Вот чёрт, что же выбрать?



doc-файл

Tags: альтернативно одарённые, диалектика, контрманипуляция сознанием, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 204 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →