?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Тезис — антитезис — синтез
lex_kravetski
Для более рельефного восприятия данной статьи настоятельно рекомендуется прочитать предыдущие статьи «диалектического цикла». Особенно вот эту, вот эту и вот эту. Для поднятия настроения также рекомендуется статья о «могуществе диалектики».

Конечно, можно было бы закончить разбор «наивысшего метода познания» — диалектики — ещё на предыдущих стадиях. Ведь и так понятно, что если даже то, что называется «основным», состоит из размытых определений, жонглирования терминами и примеров реализации, выдающих полное незнакомство приводящего пример с той областью, к которой эта реализация относится, то обнаружение каких-то жемчужин в этой груде пепла может быть разве что результатом случайности, а не закономерностью.

Однако, прежде чем перейти к выводам, я всё-таки рассмотрю ещё одну вещь, которую диалектики часто приводят в качестве иллюстрации прогрессивности и полезности их подхода.

Это — так называемый метод «тезис — антитезис — синтез».

Вроде как у нас есть некое утверждение — тезис. Есть его противоположность — антитезис. Они каким-то образом вступают в противоборство и из этого рождается новая сущность — синтез. Синтез сохраняет тезис и антитезис в гармоничном единстве, примиряет их противоположности и развивает их на новом витке спирали.

Одновременно с тем, тезис — это суждение. Антитезис — отрицание этого суждения. Синтез же — отрицание отрицания.

Впрочем, как мы помним, это в нормальной логике отрицания существуют только у суждений и — с некоторой натяжкой — у множеств. В диалектике же отрицания существуют у чего угодно — у понятий, явлений и даже у предметов. Колос запросто может оказаться отрицанием зерна, если так захочется Энгельсу. Ну или росток будет отрицанием зерна, а колос — отрицанием отрицания.

Отрицанием можно назвать буквально что угодно. При желании даже сам предмет можно назвать собственным отрицанием — под это уже выработана соответствующая риторика.

«Отрицательное равным образом и положительно или, иначе говоря, противоречащее себе не переходит в нуль, в абстрактное ничто, а по существу лишь в отрицание своего особенного содержания».

Гегель


Впрочем, противоположности тоже можно выбирать по произволу. Поэтому, вообще говоря, неясно, зачем к этому прицеплять ещё один набор расплывчатых терминов.

Тем не менее, хотите примеров про «тезис — антитезис — синтез»?

Например, мужчина — это тезис, женщина — антитезис, а ребёнок — синтез. Ребёнок ведь не мужчина и не женщина, но сохраняет в себе черты отца и матери, поэтому вот.

Вы можете подумать, что я специально придумал идиотский пример: ведь с какого рожна вдруг женщина стала «отрицанием мужчины»? Или его «противоположностью»? Исключительно по той причине, что мы в быту иногда говорим «противоположный пол»?

И почему ребёнок — синтез для «мужчины» и «женщины», а не антитезис — отрицание каждого из них? Ведь упомянутое выше зерно явно состоит в тех же отношениях с колосом, что женщина с ребёнком. Но зерно и колос почему-то отрицают друг друга, а не являются синтезом друг друга с чем-то ещё. Где тут последовательность суждений?

Зачем, типа, я специально придумываю столь идиотские примеры? Быть может, я специально пытаюсь опорочить ими диалектиков?

Однако ирония в том, что, как и в случае с «колосом, отрицающим зерно», этот пример придумал не я, а сами же диалектики.

И их совершенно не смущает, что идентичные отношения вполне могут оказаться совершенно разными в своих диалектических описаниях. Поскольку последовательности суждений в диалектике нет в принципе — что в данный момент к слову пришлось, то и используй.

Колос может быть отрицанием зерна, может быть отрицанием отрицания, может быть антитезисом, может быть синтезом — как тебе сейчас угодно. А назавтра про этот вариант, глядишь, забудут, поэтому можно будет использовать ещё какой-нибудь. Ничуть не смущаясь его противоречивости предыдущему.

И не просто «может быть», а даже «есть». Да, чёрт возьми, у Энгельса колос — отрицание зерна, но при этом у других диалектиков

Синтез — это сохранение тезиса и антитезиса в некотором высшем, гармонирующем единстве. (Пример: появление почки, смерть почки, цветок, смерть цветка, появление плода). Каждое понятие и каждое явление проходит такой тройственный цикл развития, достигнув которого весь процесс воспроизводится вновь на более высоком уровне, пока не будет получен высший синтез.

Не, ну а чо? Колос — отрицание зерна, следующее зерно — отрицание колоса, то есть отрицание отрицания, а потому оно — синтез. Хотите в промежуток вставить цветок — ваше право. Они все там — отрицания, отрицания отрицаний, тезис, антитезис и синтез друг для друга. В любом порядке и в любой комбинации.

Можно было бы предположить, что просто кто-то ошибся, а вот другой сказал правильно, однако критериев и методов для проверки нет: каждый мамой и борьбой противоположностей поклянётся, что правильно именно у него, а дальше начнётся бесконечный спор о том, чей маркс длиннее и у кого лучше коннект ко вселенскому информационному гегелю.

Но, в конце концов, противоречия и противоположности — это же, с точки зрения диалектики, отлично. В их борьбе осуществляется процесс становления из тезиса в антитезис, поэтому очень круто, что вы сами себе постоянно противоречите. Таким образом вы развиваетесь и развиваете мир вокруг себя.

Ну, во всяком случае, вы можете именно на этом настаивать, а если кто-то возразит, то его можно будет в ответ засыпать очередной порцией синтезов и отрицаний отрицания произвольных предметов в произвольном порядке.

В математической логике понятие «отрицание» точно определено: отрицанием подмножества А будет полное множество, за исключением элементов, входящих в А.

Положим, нам нужно определить «отрицание мужчины». Им будет полное множество, кроме мужчин. Но «полное множество» чего? Из самого определение понятия «отрицание» для множеств следует, что мы не можем определить отрицание, не определив полное множество — весь набор возможных элементов.

Если мы решим, что наше полное множество — это все объекты вселенной, то «отрицанием мужчины» будут все объекты вселенной, кроме тех, которые мы считаем «мужчинами».

Если мы решим, что наше полное множество — это все люди (а не вообще все объекты вселенной), то «отрицанием мужчины» будут все люди, кроме тех, которых мы считаем «мужчинами».

И в любом случае «отрицание отрицания» множества тождественно равно исходному множеству.

В этих точных рамках невозможны все эти идиотские спекуляции, что, видимо, и смущает диалектиков.

Ведь в примере про «мужчину — женщину — ребёнка», даже если мы под полным множеством понимаем «всех людей», сразу же последуют вопросы

  • Считаем ли мы, что «мужчины» и «женщины» — непересекающиеся множества?


  • Считаем ли мы, что в полном множестве людей есть только «мужчины» и «женщины»?


Причём именно «считаем» — логика, это ведь не про слова, а про понятия. Понятия же мы можем назвать какими угодно словами, с какими угодно определениями: главное, чтобы в дальнейших рассуждениях, выводах и их трактовках, эти слова понимались только так и никак иначе.

Так вот, если на вышеприведённые вопросы оба ответа — «да», то мы можем при помощи законов формальной логики заключить, что в данной системе определений и базовых суждений «женщина» действительно является отрицанием «мужчины».

Однако если мы введём в рассмотрение ещё и некого «ребёнка», то «да» на оба вопроса однозначно свидетельствует о том, что «ребёнок» — либо «мужчина», либо «женщина». Поэтому «отрицанием отрицания» он является исключительно для той группы, к которой принадлежит.

Если «ребёнок» — «мужчина», то он одновременно с тем и «отрицание отрицания мужчины».

Если «ребёнок» — «женщина», то он одновременно с тем и «отрицание отрицания женщины».

Просто потому, что отрицание отрицания множества тождественно этому же множеству.

Одновременно с тем, если он — «мужчина», то он в данной системе суждений — отрицание «женщины». Если он — «женщина», то он в данной системе суждений — отрицание «мужчины».

Естественно, тут везде под «отрицанием мужчины или женщины» понимается «отрицание соответствующего множества», как это было определено выше.

Но постойте, а куда, чёрт возьми, вдруг подевался некий «синтез»? Ребёнок вдруг стал принадлежать к одному из двух множеств, а не к обоим сразу. Вся диалектичность пошла прахом. Печалька.

ОК. Давайте тогда, чтобы спасти положение, предположим, что ребёнок — это ещё не «мужчина» и не «женщина», поскольку таковыми мы считаем только взрослых.

Однако для этого нам надо ответить «нет» на второй из вопросов: кроме «мужчин» и «женщин» в полном множестве существует ещё кто-то. Из этого тут же следует, что «женщина» не является отрицанием «мужчины», и вся диалектика снова накрывается медным тазом.

Мы можем рассмотреть и вариант, при котором множество «ребёнков» пересекается с множеством «мужчин» и «женщин».

Чуть ранее у нас был, вот такой вариант:

«Каждый “ребёнок” — либо “мужчина”, либо “женщина”, но не каждый “мужчина” или “женщина” — “ребёнок”».

Но он ведь не единственный. Множество «ребёнков» может содержать элементы, которые не относятся к множествам «мужчин» и «женщин», хотя и пересекаться с этими множествами.

Однако это возможно, только если снова ответить «нет» на второй вопрос. И снова вся система «тезисов, антитезисов и синтезов» пойдёт лесом.

В общем, формальная логика сильно мешает плодить всю эту диалектическую словесную мутотень. Ведь для её плождения рассуждающему необходимо право переобуваться в прыжке: сначала приписывать некому термину один смысл, а чуть дальше в рассуждениях менять его на другой. А потом пользоваться то одним, то другим, то вообще третьим, то, не исключено, произвольным набором фрагментов нескольких сразу.

Когда мы говорим о противоположности «мужчин» и «женщин», мы пользуемся для классификации людей их полом («женщина — отрицание мужчины»). А вот когда переходим к ребёнку, то пользуемся уже генетическим родством, проявляющемся в фенотипе человека («ребёнок несёт в себе черты отца и матери»). Такой вот «тезис — антитезис — синтез».

Давайте теперь я тем же методом придумаю пример уже сам.

Вот смотрите, есть два предмета — зелёный шарик и оранжевый кубик. Они — противоположности друг друга (ну а что, по полу же можно, почему нельзя по цвету и форме?).

Оранжевый кубик — отрицание зелёного шарика. Его антитезис.

А есть апельсин. Апельсин — синтез зелёного шарика (тоже шарик) и оранжевого кубика (тоже оранжевый).

Так единство и борьба зелёного шарика с оранжевым кубиком порождает апельсины.

Разумеется, это — абсолютный бред. Но построен он ровно тем же методом, что и разобранный выше пример.

Как же так вышло?

Дело в том, что вот это самое упомянутое там «генетическое родство» и «пол» лежали за пределами «диалектических рассуждений». Однако их неявно использовали, поскольку «все же знают, что это — вот так».

То есть некое внешнее знание о взаимоотношениях объектов было использовано для выводов, но скрыто в рассуждениях. Чтобы сделать вид, будто бы все эти глубокие умозаключения нам позволила сделать именно диалектика. «Тезис — антитезис — синтез», всё такое.

Но без внешнего знания этого вывода бы не было. А вот без диалектики он был бы тем же самым: да, ребёнок несёт в своём фенотипе черты родителей, поскольку в его генотипе есть их гены. Только мы это знаем из генетики, биологии, просто наблюдений за миром, а не из «диалектических рассуждений». Диалектика лишь подбавила нам «мистики» — эвон, как в мире-то всё запутано! Ребёнок — это «синтез отца и матери, мужчины и женщины, кои являются друг другу противоположностями».

Причём, ровно то же самое было бы вообще с любым примером. Как с идиотским («Киевская Русь — тезис. Монголы — антитезис. Борьба Руси и монголов порождает синтез — Золотую Орду — государство, в рамках которого сливаются две культуры: русская и монгольская», — и это тоже, сцуко, не я придумал), так и с каким-то относительно вменяемым.

И, что характерно, для такого рода анализа есть однозначный и хорошо определённый аппарат математической логики, который позволяет сохранить и последовательность суждений, и детализацию требуемого уровня.

Например.

  • Все люди имеют пол — «мужской» или «женский».


  • Один человек может состоять в генетическом родстве с каким-то другим человеком и тогда у них возможны общие черты.


Всего лишь два независимых критерия классификации внезапно оказываются способны превратить размытые спекулятивные суждения во вполне определённые.

Да, если нам будет неудобно оперировать наблюдаемыми объектами в этой системе утверждений, то мы всегда сможем внести в них поправки: добавить ещё какой-то пол (например, «бесполый»), сделать полы пересекающимися (для гермафродитов), ввести численные оценки для генетического родства и т.д. Логика нам никак не мешает это делать.

Однако она позволяет сохранить последовательность суждений. Нельзя часть выводов сделать, исходя из того, что «мужской» и «женский» пол не пересекаются, а другую — из того, что они могут пересекаться. Можно внести поправки, но после этого надо переформулировать все рассуждения под новую терминологию.

Разумеется, это очень неудобно для диалектиков, поскольку препятствует осуществлению главной цели диалектики: имитации наукообразного доказательства для выгодного на данный момент утверждения.

Точность и проверяемость сильно мешают этому. Поэтому надо, чтобы всё было размыто, произвольно и с возможностью сослаться на авторитет.

Но на этом дело не кончается. Ведь есть ещё вторая неотъемлемая черта диалектики: обзывания частного случая «общим законом мироздания», как это было в предыдущие разы.

Ведь всё-таки можно выкинуть все эти бредовые примеры про колосья и зёрна, детей и родителей, и т.п., со словами «их давали неправильные диалектики», и оставить только примеры от «правильных диалектиков». Примеры, которые, скажем, касаются не вещей, а всё-таки суждений и множеств.

Не, ну правда, бывает же, что из тезиса и антитезиса рождается синтез. Была, скажем, какая-то теория, но кто-то нашёл случай, который в неё не укладывается и выдвинул контр-теорию, объясняющую этот случай. А потом люди подумали-подумали и создали третью теорию, которая объединяет эти две, вобрав в себя лучшее, что в них есть.

Да, правда, так бывает. Но ещё бывает, что третья теория включается в себя не «лучшие фрагменты этих двух», а «их обе, как частные случаи». И ещё бывает, что изначальная теория была неверна целиком. Или что целиком была неверна контр-теория. Или, что обе были неверны.

Вася говорит, что «2 + 2 = 3», а Петя, что «2 + 2 = 5». Они оба неправы, да. Но вот Коля, сказавший, что «2 + 2 = 4» — целиком прав, хотя Вася и Петя задвинули ему каждый по «антитезису».

И это, блин, поразительное явление: диалектика, претендуя на то, что «косная формальная логика не может объяснить наш сложный мир, а потому нужна новая, продвинутая диалектическая логика», при этом предлагает гораздо более узкий вариант — попросту выкидывая изрядную часть возможных исходов из рассмотрения.

Косная формальная логика учитывает, что из «тезиса» и «антитезиса» не всегда следует «синтез», но диалектическая — нет.

Косная формальная логика даёт способ перебрать и описать все возможные варианты, чтобы потом выбрать из них те, которые правда реализуются, а вот у диалектиков — «общий закон мироздания» и в результате размытости терминов миллиард способов притянуть задним числом любой исход под «выполнение этого закона». С разными результатами для разных способов.

Например, вместо «диалектической триады» для мужчин, женщин и детей мы можем ввести всего два критерия классификации и уже опишем большее множество случаев.

В частности, сразу сумеем заметить, что диалектическом рассуждении как-то случайно перед словом «ребёнок» пропущено слово «их». Поскольку не любой «ребёнок» является прямым генетическим потомком произвольного «мужчины» и «женщины», а только своих родителей.

Но в полном согласии с мега-методом: «можно в любой момент поменять значение используемого слова», — сначала в рассуждениях фигурирует некий «просто ребёнок», а потом он вдруг оказывается «ребёнком» тоже вдруг превратившихся из названия множеств в конкретных людей «мужчины» и «женщины».

О да, можно было бы сказать, что изначальном «диалектическом примере» на самом деле подразумевались «отец» и «мать». Однако тогда бы там пришлось написать: «мама» — антитезис «папы». Его, блин, «отрицание» и «противоположность».

Что, видимо, даже диалектикам показалось слишком тупым. Поэтому там сначала всё-таки «мужчина» и «женщина», и только потом они как бы незаметно превращаются в «отца» и «мать».

А ведь, вдобавок, множество «мужчин» и множество «отцов» — разные множества.

Как и множество «отцов вот этого ребёнка» и множество «отцов хоть какого-то ребёнка».


Косная формальная логика остаётся точной и однозначной в смысле трактовок, а вот диалектическая приводит к тому, что диалектики могут «диалектически выводить» прямо противоположное друг другу, но нет никакой возможности проверить, кто из них прав, — кроме как ссылкой на общий для них авторитет, проигнорировав при этом ссылки на другие авторитеты, даже если они для них общие.

Как тут не ввести дополнительный принцип в защиту себя: «противоречия — это же зашибись».

Собственно, в «диалектическом методе “тезис — антитезис — синтез”» внезапно отсутствует сам метод. Поскольку нельзя же назвать «методом написания программ» рекомендацию «пишите программу так, чтобы она правильно работала». Это не метод — как максимум, пожелание.

Ровно так же «тезис — антитезис — синтез» бессмысленны без однозначных правил выбора «тезиса», «антитезиса» и «синтеза». Если оными можно назвать что угодно, и помогает тут только революционное чутьё, то результатом всегда будет просто субъективное жонглирование словами.

Впрочем, в предыдущих случаях всё ведь было аналогично: правил выбора «отрицаний», «противоположностей», «качества» и «количества» просто нет — называй ими, что тебе будет угодно.

Но ещё более иронично то, что в формальной логике есть некий аналог данного «метода», причём там он, как и всё остальное, точный и однозначно трактуемый.

А именно.

Если в нашей системе суждений есть два противоречивых (то есть таких, из которых можно вывести одновременно некое суждение и его отрицание), то в такой системе невозможно никакое суждение проверить на истинность или ложность относительно данной системы, поскольку в ней для любого суждения чисто технически может быть доказана, как его истинность, так и его ложность.

Из этого вытекает, что если у вас по какой-то причине получилась именно такая система, то ей пользоваться нельзя — надо построить какую-то иную, где противоречивость будет устранена.

Проверка на противоречивость при этом столь точно и однозначно описана, что её можно сейчас поручить даже компьютеру.

И при этом, опять же, охватывается полное множество случаев.

Однозначно трактуемое описание полного множества случаев или размытое и невнятное для частного случая, выдаваемого за общий. Вот чёрт, что же выбрать?



doc-файл


Автору блога следует начать изучение диалектики с данного цикла статей http://www.proriv.ru/articles.shtml/podguzov?dialektika1_2000

То, что автор критикует, - это вульгарные представления о диалектике.

Хотел забанить и стереть эту ценную рекомендацию, но тут ведь, сцуко, Подгузов! И, сцуко, Прорыв Канализации. Это просто нельзя не оставить. Опровержение теории относительности при помощи диалектики совершенно точно не должно кануть в лету.

Заинтересованным читателям, кстати, рекомендую пройти по ссылке и заценить количество выделений жирным шрифтом, капсом и жаль что не красным цветом в той статье.

Edited at 2018-06-05 17:30 (UTC)

Отличная статья, Алексей) Все по делу. Особенно порадовал пример про Золотую Орду:)

Отрицая диалектику и споря с отрицающими твоё отрицание ты лишь добиваешься возрождения диалектики в новом качестве.

Шучу. Хорошая статья, как всегда. На самом деле, все аргументы защитников диалектики можно брать и тупо копировать для защиты: астрологии, гадании на Таро, фэн-шуй, каббалы и т.д. и т.п. Всё вышеперечисленное - всего лишь способы мышления. Они могут объяснить всё, что угодно... пост-фактум. Сам в этом, увы, убедился.

Весьма любопытно, "откуда ноги растут"

Цель средневековой диалектики — попытаться схватить мир сразу в обоих его ипостасях, сакральной и мирской, сублимированной и низменной. Средневековая культура сочетает в единство полярные противоположности: небесное и земное, спиритуальное и грубо телесное, жизнь и смерть. Утверждается богоустановленная

иерархия людей — для того чтобы тут же обречь на верную гибель стоящих у ее вершины и возвысить подпирающих ее основание. Прославляются ученые и в то же время самым верным путем, ведущим к спасению души, считается неразумие, нищета духа, а то и вовсе безумие. Суду над умершими предстоит состояться «в конце времен», и вместе с тем он вершится над душой каждого в момент его кончины, и т.д.

В средневековой философии распространенным было убеждение, что познание бога требует соединения вместе несовместимого, т.е. диалектики.


Из книги А.А. Ивина "Что такое диалектика?"

«В первопричине бытия, — говорит Псевдо-Дионисий Ареопагит,— нужно утверждать все, что где-либо утверждается в сущем и ему приписывается как качество; и опять-таки все это надо отрицать в ней, в собственном смысле, потому что она возвышается над всем этим; и не надо думать, что здесь отрицания противоречат утверждениям, ибо первопричина, возвышаясь над всякими ограничениями, превосходит и все утверждения и отрицания».

Познание небесного мира и его связей с земным миром стоит, таким образом, выше логического требования непротиворечивости.

Хотя диалектика как особая теория так и не была сформулирована в Средние века, коллективистическое средневековое мышление было в своей основе диалектическим. Это проявлялось, прежде всего, в истолковании отношений бога и человека и, соответственно, в трактовке человеческой истории. Вместе с тем диалектика настойчиво вторгалась и во все другие области средневекового мышления.


Ну тут все неправы.
Один я весь в белых тапочках.
Словоблудие своим главным свойством имеет разночтения, неоднозначные толкования, и прочую сопутствующую шелуху. А вот в диалектике всё четко определенно и неопровержимо. Так что нет тут диалектики никакой.

Предшественник Вильгельма Гегеля Петр Дамиани

Из книги Ивина "Что такое диалектика?". Почему в средние века игнорили противоречия:

"Некоторую известность уже в Средние века получил только Петр Дамиани (Petrus Damiani) (ок. 1007-1072) — итальянский средневековый теолог и философ, кардинал-епископ Остийский. Он первым сформулировал положение о том, что философия является служанкой теологии: «Философия должна служить Священному Писанию, как служанка — своей госпоже». Эту идею детально развил позднее Фома Аквинский: теология не следует другим наукам как высшим по отношению к ней, но прибегает к ним, как к подчиненным ей служанкам. Идея подчиненного положения философии не означала, однако, в эпоху Средневековья принижения философии и ограничения суверенитета разума. Допущение соучастия разума и основанного на нем философского знания в решении теологических проблем являлось, напротив, высокой оценкой возможностей рационального познания. Петр Дамиани, взгляды которого получили широкое распространение в основном на его родине и в Германии, настаивал на самом широком использовании Библии и писаний отцов церкви в борьбе с инакомыслием и ересями. Он существенно способствовал укреплению авторитарности средневекового, и в частности теологического и философского мышления. Как будет показано далее, авторитарность и догматизм - неотъемлемые элементы той интеллектуальной атмосферы, в которой только и способна существовать диалектика.

Выражая общую, но редко выходившую на поверхность тенденцию своей эпохи,

Петр Дамиани ограничивал действие логического закона противоречия. Бог не подчиняется данному закону, поскольку он не подчиняется вообще никаким законам.

Даже человеческое познание бога требует соединения несовместимого.

Ранее эту идею отстаивал Псевдо-Дионисий (Ареопагит), позднее — Николай Кузанский и др. Познание небесного мира и его связей с земным миром стоит, таким образом, выше логического требования непротиворечивости. Нельзя утверждать вместе, скажем, "Трава зеленая" и "Трава не является зеленой" или "4 - четное число" и "4 не является четным числом", ибо это нарушает закон противоречия. Этот закон, сформулированный еще Аристотелем, был хорошо известен в Средние века. Но как только мы переходим к рассуждениям о боге, закон противоречия странным, можно сказать мистическим, образом перестает действовать".


Суть проблемы триединства

Побуду немного начетчиком, ибо лучше Ивина здесь не скажешь:

"Суть самого решения в том, что за проблемой триединства стоит центральный для средневековой и коммунистической культур вопрос: каким образом возможен переход от существующего, весьма несовершенного общества к идеальному, лишенному каких-либо недостатков обществу, к обществу, которое может быть названо «раем» на небесах или на земле. Ответ на этот вопрос оказывается простым: если нет диалектики, такой переход оказывается очевидной утопией; однако с помощью диалектики, допускающей противоречия в мышлении («соединение противоположностей»), можно все-таки построить рассуждение, показывающее, что переход от реального мира к миру «светлой мечты» вполне осуществим.

Обоснование возможности решения проблемы триединства и является центральной задачей диалектики. Именно для этого средневековая и коммунистическая культуры стихийно вырабатывают диалектический стиль мышления, без которого доминирующие цели этих культур выглядят как очевидные утопии. Попутно диалектика служит также средством решения многих других, менее принципиальных проблем данных культур.

В христианской версии в соответствии с идеей триединства единый Бог является одновременно тремя разными объектами: Богом-Отцом, Богом-Сыном и Богом-Святым Духом. Как может отец оказаться сыном и, сверх того, еще и каким-то неясным «духом», совершенно не понятно. Гегель считал этот принцип вообще непостижимым для человеческого разума: в триединство можно верить, но понять его на рациональных основаниях никому из людей не удастся".




Edited at 2018-06-05 22:35 (UTC)

Re: Суть проблемы триединства

Странно, что в этом триединстве видят такую непостижимость, при том, что любой человек мужеска пола вполне может быть одновременно не только отцом и сыном, но также мужем, зятем, тестем, братом и сватом ("Только мамой не может быть" (с), да и то, в связи с прогрессом медицины...). Я на своём компе могу по желанию запустиь Убунту, Scientific Linux и Windows 7. Так кто он у меня, мой комп? У каждой операционки своя личность, но все три выполняются на одном и том железе. А при желании можно из одной ОС запустить пару виртуалок с другими ОС, и вот вам Бог-Отец (основная операционка), который порождает Бога-Сына (виртуалку) и, допустим, источает Бога-Духа Святаго (другую виртуалку) -- а там уже можно спорить насчёт филиокве :) Иными словами, вот этот пассаж "в триединство можно верить, но понять его на рациональных основаниях никому из людей не удастся" -- доказывает только недостаток творческого воображения у теологов. В математике на каждом шагу встречаются конструкции, рационально обоснованные, но при этом гораздо более непостижимые для обывательского сознания, чем это теологическое изобретение.

Вот бы некоторые комментаторы воздержались постить сюда целые! ГЛЯДЬ, ТОМА!!! каких-то сочинений, я уже упарился скролить. Своими словами коротенько пересказать слабо что-ли?

Тексты гуру едины и неделимы, как атомы Демокрита, и уродовать их пересказом есть гордыня и ересь. Смиряйтесь, покайтесь и читайте целиком. Желательно нараспев.

Отличная статья! Контрольный в голову диалектики, так сказать.

Да ладно, закопайте уже стюардессу, на диалектике уже давно пробы негде ставить, а разгромные статьи о ней писать — это как у слепоглухонемого паралитика конфету отнять.

Лекс, а у тебя же многие статьи построены (например сколько планет в солнечной системе, вращается ли земля вокруг солнца, эффект даннинга-крюгера) абсолютно по этой схеме: тезис — антитезис — синтез. И получилось хорошо, и работает, и синтез получился на выходе полноценный.
Это я тебе антитезис подкидываю.

Суммы некоторых двух чисел равны десяти. Но неправильно было бы утверждать, что «это — вселенский всеобщий закон: суммы любых двух чисел равны десяти».

С мужчинами и женщинами можно долго словоблудием заниматься и спорить о понятиях, а вот с кубиками очевидно же)
"Вот смотрите, есть два предмета — зелёный шарик и оранжевый кубик... Оранжевый кубик — отрицание зелёного шарика."

Оранжевый кубик никак не отрицает зеленый шарик. Вот если есть зеленый шарик, который становится оранжевым кубиком, то тут на лицо отрицание. Есть борьба противоположностей, т.к. предмет одновременно не может быть и зеленым шариком и оранжевым кубиком (конечно, если не усложнять систему, выдумывая всякую ахинею). Есть процесс становления оранжевого кубика.
Далее либо диалектическое противоречие исчезает, т.е. о.к. уже не может стать з.ш., либо начинается становление зеленого шарика. Стоит заметить, что процесс может не доходить до полного становления. Борьба ж и все такое. Предположим цикл удался. И з.ш. снова стал з.ш. Отрицание отрицания. Формально логически - шарики тождественны. А диалектически сохранена история изменения формы материи. Т.е. здесь диалектика это такой класс, расширяющий формальную логику для сохранения дополнительных свойств.

И вот никогда не поймёшь: это продолжение статьи Лекса в издевательском ключе или реальные возражения диалектика!

Все это хорошо, но в мире понятий, о котором, собственно, Гегель и писал, диалектика таки неплохо работает. Назначение чего-то границей действительно означает выход за ее пределы, сходство есть различие и тд.

Справедливости ради приведу пару примеров вполне реально существующих диалектических отрицаний.
В зоне р-проводимости носителем заряда является отсутствие электрона.
Если в схеме сгорел конденсатор, то это именно отсутствие конденсатора, а не ботинка, не котика, не радостной песенки, это отрицание определенного содержания, вполне по Гегелю.
Так что, видимо, вопрос лучше ставить так - когда и где диалектика работает?

Справедливости ради:

> В зоне р-проводимости носителем заряда является отсутствие электрона.

На самом деле нет, в зоне p-проводимости носителем заряда являются всё те же самые электроны. Просто для удобства описания вот такой совокупности проводящих электронов вот в таких условиях вводится «виртуальная частица» — дырка. Но вводится она именно в качестве упрощённого описания, а не как реальный объект.

> Если в схеме сгорел конденсатор, то это именно отсутствие конденсатора,

Если в схеме сгорел конденсатор, он от этого не становится отсутствующим — он по-прежнему есть, просто сгорел и поэтому не работает так как ожидается.

> вполне реально существующих диалектических отрицаний

С точки зрения граждан, нихрена не понимающих, например, в физике конденсированного состояния — несомненно.

Однако при наличии реальных знаний в области — внезапно™ оказывается, что это не только не диалектические, но даже не отрицания, и на самом деле их нет.

Edited at 2018-06-07 18:22 (UTC)