Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Философия сознания

Как-то так вышло, что сейчас снова будет о философии. Во-первых, потому, что я снова побеседовал о ней в интернетах. А во-вторых, — что ещё важнее, — потому что внезапно сходил на лекцию философа.

Причём, название лекции звучало вполне благопристойно, а я, как-то уже подпривыкнув к качеству лекций в «Научке» и других дружественных местах, да ещё и под впечатлением от форума «Учёные против мифов», поленился посмотреть, а кто, собственно, будет выступать. Лекция называлась как-то в стиле «Проблемы сознания», и я был уверен, что там расскажут что-то про искусственный интеллект, про физиологию мозга и всё-такое. Теоретически должно было насторожить, что проводится она на философском факультете МГУ, ну да ладно — мало ли где зал нашёлся.

Однако, оказалось, нет, совсем даже не мало.

Если вкратце, то вопросы, касающиеся сознания, распадаются на несколько категорий. Первая из них — это вопросы о том, как эта штука работает. Что в практическом плане означает в первую очередь: как это лечить, когда оно работает не так, как сделать так, чтобы оно работало лучше, и, наконец, как это повторить в какой-нибудь железяке, чтобы Скайнет в конце концов уже удолбал этот мир в труху. А точнее, чтобы примерно такой вот фигнёй троллить легковерных и пугливых обывателей, тем временем извлекая из разработанного нехилый профит и параллельно подготавливая превращение обывателей в наконец-то людей или даже в кого получше.

Вопросы второго типа — это о том, а с хрена ли оно вообще работает? Может показаться, будто оно ничем не отличается от вопросов первого типа, но есть глубокая разница: вопросы второго типа — о том, почему мы смотрим на этот мир «изнутри себя». Откуда вообще возникает вот это наше ощущение, что мы — субъект?

И таки да, если с вопросами первого типа в последние несколько декад осуществились нехилые подвижки, то со вторым типом пока чуть ли не по нулям — тут лектор не нагнал.

Я уже было даже понадеялся, что всё обойдётся, и лекция пройдёт в нормальном русле.

Однако лектор сразу после этого заявил, что к вопросам второго типа существует убогий материалистский подход, который он, конечно, тоже обрисует, но у него самого, конечно, подход гораздо более глубокий, гораздо более сложный, нетривиальный и не редукционистский.

Это, кстати, весьма характерное отличие. Те, кто занимается реальной наукой, очень любят, чтобы всё было просто. Хотя обычно то, с чем они работают, как раз, наоборот, весьма сложное.

Но это сложное они пытаются упростить, подобрав хорошую модель, хитрые методы расчёта, годную классификацию и т.п. И в качестве комплимента некоторой теории или концепции мало кто из учёных скажет: «она вообще прикольна тем, что вся такая сложная и непонятная».

Напротив, если, скажем, язык программирования получился сложным, то это — плохо. Надо чтобы он был как можно более простым, но при этом очень гибким и лаконичным. Вот этим уже можно похваляться.

Ну и с теориями так же: явление может быть сложным, но наша-то цель не повосхищаться тем, что нам в нём ни хрена не понятно, а наоборот всё это понять и, желательно, поставить на поток. Чтобы через эн лет это уже проходили в школе, а компьютеры это обсчитывали по нажатию на кнопку «зафигарить».

Мошенники же, мимикрирующие под науку, напротив, любят козырять тем, что «у них всё очень сложно». Поскольку, во-первых, из этого вытекает, что они — адски круты: эвон, таким ведь сложным занимаются! Во-вторых, что остальным следует не вякать, а внимать с подобострастием — ведь они никогда тут ничего не поймут. И в-третьих, от любого неудобного вопроса можно будет отмахнуться тем, что «тут всё очень сложно». Да, собственно, и вообще от каких-либо внятных ответов тоже.


Далее началось перечисление всех тех, кто хоть что-то сказал про сознание. Из числа именитых, конечно. Платон вот так сказал, Ньютон — вот эдак, а Лейбниц — тот вообще. При этом из каждого давалась короткая цитата, из которой на самом деле ни хрена не следовало. Ну, просто потому, что это были одно или два предложения. И даже не аргументы, а скорее просто выражения интуитивных мнений этих именитых людей.

Что интересно, все цитаты к обещанному материализму имели, скажем так, весьма слабое отношение. В первую очередь потому, что сказавшие всё это были совсем даже не материалистами, что, впрочем, для тех времён было в порядке вещей.

Если вы попадёте на лекцию по физике или по другой реальной науке, то скорее всего какие-то фамилии там прозвучат только в названиях теорем. Чуть менее вероятно — чтобы воздать должное какому-то первопроходцу.

Ну, или, если речь идёт про что-то новое, то фамилия прозвучит как ссылка на данные, совмещённое с возданием должного. Типа, «Иванов с Петровым измерили радиус сосков у ста миллиардов мужчин и у них получились, что…». Но если лекцию читает нормальный учёный, то там никогда не будет ничего в стиле «так сказал Сам Эйнштейн, поэтому это — правда». Как максимум, будет сказано, что у Эйнштейна в такой-то статье тоже есть клёвые аргументы, на которые у лектора сейчас не хватает времени, но вы потом почитайте.

Но в философии всё, разумеется, не так. Философия сейчас — это практически полный синоним «истории философии». И там в качестве аргументов — будто бы средние века до сих пор не закончились — используются ссылки на мнение крутых предков: Платон сказал вот так, а он был умный парень!

И, в целом, когда без ритуального танца со ссылками на Маркса, Декарта, Лейбница или других крутых пацанов, то всё вообще несчитово.

Причём, крутизна меряется исключительно тем, собирал ли этот парень у себя на лекциях по полсотни человек. Если собирал — всё, подходит. Вот всё множество мнений таких парней мы, современные философы, и будем изучать.

Ну, это — как если бы на физике изучали в равной степени уравнения Максвелла, труды Петрика и откровения Нострадамуса. И даже не пытались бы одно от другого по какому-то критерию отличить.

Вообще, да, в любой научной области было дофига людей, которые не угадали, — не говоря уже о просто мошенниках. Были и гипотезы, которые не подтвердились, были, блин, просто даже арифметические ошибки, которые вовремя не заметили. Но на физике, химии, лингвистике и т.п. прежде всего изучают то, что подтвердилось. Поскольку вот именно оно-то нам и нужно: то, что работает. Не просто чьё-то мнение, послушать которое когда-то собирались полсотни человек или даже полтысячи, а то, что работает. Ошибочные варианты интересны исключительно как исторические сведения. Да, может быть, про это будет весело послушать, может, даже поучительно, но оно не сработало. Не угадали, блин.

Теория флогистона на физике упоминается в виде: «она не подтвердилась». И всё. И это при том, что на основе этой неподтвердившейся теории тогда, когда она ещё была гипотезой, даже умудрились вывести несколько уравнений, которыми пользуются до сих пор. Мы, конечно, ценим, что люди старались, но они не угадали. Почтим память их гипотез минутой молчания, а недели и месяцы потратим на изучение того, что подтвердилось.

Поэтому в нормальных науках по огромному пласту знаний наличествует консенсус, а споры идут только в новых областях — на самом переднем краю. Но он, собственно, на то и передний, что там пока что наверняка ещё ничего не известно. Со всякими же высказываниями о физике и биологии аристотелей и демокритов давно уже всё понятно. Угадали они или ошиблись.

А вот тут, стало быть, собравшимся рассказывают, что думал Платон про человеческое сознание. Да блин, не то, что у Платона, — у Ньютона как-то, вот, не было томографов, электронных микроскопов и компьютеров. Они как-то, вот, не были в курсе микробиологии, нейрофизиологии и генетических алгоритмов. Не подозревали о нейронных сетях, обработке статистических данных и даже просто, блин, о теории вероятностей. Не потому, что были дураками, а потому что в то время всего этого просто не было.

И, хотя Платона скорее следовало бы отнести к писателям-фантастам, конкретно Ньютон сделал очень много полезного. Мы этим до сих пор просто дофига пользуемся, и это отлично. Но его мнение о проблемах сознания сейчас значит не больше, чем мнение первого встречного. И даже не потому, что у них обоих мало авторитета в этой области, а просто потому, что Ньютон, как и среднестатистический первый встречный, по этой теме ничего не знает, и поэтому его мнение будет чисто интуитивным мнением, а не набором научных аргументов.

То есть, тут два в одном: апелляция к авторитетам и одновременно с этим апелляция к авторитетам именно тех, кто, вообще-то, в этой области по нынешним критериям вообще практически ничего не знал.

Вместо, повторюсь, аргументов.

Так вот, из кратких выдержек из мнений нематериалистов по словам лектора почему-то вытекало, что материалистически проблему сознания второго типа решить вообще невозможно. Почему? Ну, потому что ему так кажется — все аргументы сводились именно к этому.

И тут, внезапно, наступил второй пункт, после которого я решил, что хватит это терпеть, и ушёл из зала.

Зал, кстати, был вообще полный. Люди даже в проходах сидели. Поэтому я ушёл, расталкивая людей в проходах, да.

Так вот, пункт второй был следующим. Есть такая «теория» — «панпсихизм». Суть этой теории в том, что «сознание есть во всём» — в электронах, протонах и, если бы кто-то из панпсихистов был в курсе таких вещей, оно бы наверняка попало бы и в нейтрино тоже. В общем, наряду с электромагнетизмом и гравитацией повсюду и во всём есть сознание.

И вот эта «теория» лектору кажется «уже более подходящей», чем материалистические варианты.

Ещё раз, внимание, вот эта «теория» — более подходящая. «Теория», которая не подтверждена вообще ничем, — более подходящая.

Которая, при этом, блин, ровно так же ничего не объясняет, как и «материалистические теории».

Ну рассеяно «сознание» во всём и что? И откуда теперь берётся чувство, что я смотрю изнутри себя? Что это вообще дало для объяснения поставленного вопроса, даже если абстрагироваться от того, что вообще ни одно из зафиксированных явлений ни коим образом не намекает на существование такого вот «панпсихического сознания»?

Сознание складывается из объединения частиц сознания в большие группы. Ну, если это — годный ответ, то почему «сознание и ощущение себя субъектом берётся из обычных электронов, протонов и т.п.» не является годным ответом? Ведь тут ровно также нет вообще никаких сведений о механизме возникновения?

И у вас, в «теории», которая на вопрос отвечает так же хорошо — то есть, не отвечает вообще, — вдобавок, на одну сущность больше. Причём не на какую-то мелкую сущность, а на сущность, которая покрупнее будет, чем утверждение о наличии ещё одного физического взаимодействия. На сущность, которая, случись ей подтвердиться, перевернула бы все представления о физическом устройстве мироздания.

Вы ж даже не можете внятно сформулировать, что это вообще такое «сознание, которое есть в электронах и протонах». Они себя тоже как субъектов осознают? Или не осознают, но «частицы сознания» в них всё равно есть?

Чем обосновывается введение такой невнятно и ничего не объясняющей сущности? Элементарно, Ватсон, — тем, что «мне кажется, что таким способом проблему можно решить».

Ядрёнть. На самом деле сознание берётся из розовых незримых сусликов. Какие наши доказательства? Ну, мне кажется, что панпсихизмом проблему решить нельзя, но вот незримые розовые суслики её решают. Ведь эта концепция даёт нам ответ: сознание берётся из незримых розовых сусликов. Не, ну сами подумайте: «сознание берётся из электронов» — это как-то смешно и ничего не объясняет. То ли дело незримые розовые суслики!

Звучит по-идиотски, но если вместо «незримых розовых сусликов» вставить что-то с красивым названием, типа «сознание элементарных частиц», то оно, конечно, тут же превращается в серьёзную философскую теорию.

До этого — между цитатами — лектор попутно демонстрировал, что ему, как философу по вопросам сознания, совершенно не обязательно знать хоть что-то по этому вопросу, что уже известно в настоящих науках. Напрямую он этого, конечно, не говорил, но лично мне по его высказываниям было вполне очевидно, что всё это множество разнородных, но при этом весьма согласованных между собой сведений прошло мимо него. Видимо, потому, что они были слишком материалистическими, а потому незаслуживающими пропуска в чертоги философии.

Судя по тому, что зал покинул, кроме меня, всего один человек, но многие, зато, тщательно конспектировали, аудитория в целом, видимо, тоже разделяла подход отделения плебейского научного метода от элитного философского в деле изучения устройства мира. Или, что более вероятно, тоже ни хрена не знала, а потому верила дяденьке, который «рассказывает про сложное».

Правда, рядом со мной сидел некий дедушка, который на словах, лопнувших моё терпение, пробормотал что-то вроде «да он ипанулся». Поэтому, допускаю, в зале более-менее сведущих в теме было всё-таки больше двух.


Повторюсь, мне вообще пофиг, есть ли у человека научные степени, дипломы, публикации по этой теме и так далее. Пусть нет — но любой желающий может узнать и понять всё это, в том числе, и самостоятельно. Но это, блин, трындец, когда человек забарывает некую концепцию путём игнорирования положения вещей.

Дело не в дипломе, который что-то подтверждает, и не в специальности. Дело в наборе базовых сведений. Земля притягивает предметы. Ты не обязан верить на слово Ньютону, но Земля их, блин, притягивает. Твоя турбо-супер-зачипись контр-теория обязана объяснять этот факт. И прогнозировать соответствующие явления не хуже Закона Всемирного Тяготения.

Если же ты разработал «теорию», которая этот факт не учитывает, то твоя теория — хреновая. Не потому, что у тебя нет диплома, не потому, что ты по специальности не физик, а музыкант, не потому, что у тебя нет публикаций. А просто потому, что твоя теория не соответствует положению вещей. Она его просто игнорирует.

В общем, даже небольшого количества сведений из огромного их множество хватило бы, чтобы не нести всю эту пургу про «дуалистическое объяснение, которое не чета материалистическому».

Так, уже многократно проверено, что если самыми разными способами отключать фрагменты мозга, то сознание при этом исчезает. То есть, субъект в человеке отключается. Наркоз совершенно точно вырубает сознание. Повреждение нужного фрагмента мозга, например, пулей или, например, кровоизлиянием тоже отключает сознание. Можно ткнуть в мозг электродами и при этом, и объективно, и субъективно зафиксировать изменения сознания. Можно накушаться специальных кактусов или специальных химикалий и тоже всё это зафиксировать.

Всё это — воздействия из нашего физического мира. И они все влияют на сознание. Можно, конечно, утверждать, что и это тоже потому, что «сознание есть везде», но тогда придётся объяснить, почему «сознание» из одних кактусов на сознание влияет, а «сознание» из других — нет. Почему «сознание электронов» влияет на сознание человека, только есть ткнуть в нужное место мозга. И ещё стопицот таких же закономерностей.

Но если пользоваться материалистической концепцией, которая «ничего не может объяснить», то оказывается, что в её рамках-то тут никаких противоречий. Мозг, сделанный из физических частиц, является носителем сознания. Мы его физически повреждаем — сознание исчезает. И вполне можем описать закономерности: когда исчезнет, а когда — нет.

В общем, учитывая, что никаких признаков «сознания во всём» не обнаружено, рассуждения о нём будут заведомо находиться в области циничных спекуляций. Фактически, они — подгонка под ответ.

Принятие такой гипотезы не будет давать никаких новых сведений, поскольку задним числом под ответ можно подогнать любой исход. Одновременно с этим «материалистический подход» таки даёт сбывающиеся прогнозы и позволяет различить варианты исходов: если тыкать вот сюда, то каждый раз отключается. Это — закономерность. Если вот тут повредить, то сознание исчезает. Каждый раз. Закономерность.

Да, мы пока не знаем всей картины в целом. Не знаем, откуда берётся ощущение, но вот эти закономерности уже знаем. Чисто по критериям научного метода: вот этот материалистический вариант является на данный момент наилучшим, поскольку, наиболее вероятно, что подтвердится именно он. А вовсе не незримые розовые суслики.

Далее. Мы повторяем в софте, в железе и уже даже в органике некоторые структуры, находящиеся в мозгу живых существ. И получившиеся аппараты — да, пока ещё относительно примитивные — проявляют себя подобно тем существам, у которых мы это скопировали. И другим существам тоже. Мы не можем «посмотреть изнутри» и выяснить, насколько они там близки к нашему сознанию, но внешние проявления уже схожи. При этом, даже если предположить незримых розовых сусликов, то мы всё так же ведь не можем заглянуть и посмотреть изнутри. Но вдобавок и снаружи посмотреть тоже не можем.

Одновременно с тем мы используем программно реализованные эволюционные алгоритмы, подобные тем, которые мы наблюдаем в природе. И получившиеся системы, обратно же, проявляют себя подобным природному образом.

Да, может оказаться, что это — случайное совпадение, или что не всё можно повторить таким способом. Но на данный момент оно ведёт себя подобно. Это подобие многократно зафиксировано. Такие системы ведут себя подобно живому и могут складывать в искусственном процессе, подобном эволюционному.

Это — гораздо более весомый довод, чем «мне кажется, что всё дело в незримых розовых сусликах». Всё ещё может оказаться, что так можно повторить не всё, но таким способом изрядный фрагмент уже повторили. А незримых розовых сусликов ещё даже не узрели ни разу. Не говоря уже о том, чтобы с их помощью что-то воспроизвести.

И либо лектор обо всём это тупо не слышал (или слышал, но ни фига не понял, а разбираться лень), либо цинично всё это игнорирует — просто потому, что «ответу на философские вопросы совершенно необязательно опираться на эту вашу плебейскую наблюдаемую реальность».

Я решительно не понимаю, каким образом можно «много лет работать над решением этой проблемы» и при этом не знать хотя бы на базовом уровне хотя бы о вышеупомянутом. Хотя бы об этом — из всего того огромного множества, которое тут не упомянуто, но уже известно. Единственный вариант — не работать над решением проблемы, а просто фантазировать, положив болт на реальное изучение вопроса.

При этом, повторюсь, полный зал. И все конспектируют. Философия, сцуко.

В реальной науке реальным учёным было бы очевидно, что вот это вот — шарлатанство.

Но в философии не так. Истина там ищется следующим способом: все мнения складываются в одну кучу. Если сложить вообще все возможные высказывания в одну кучу, то в ней тогда совершенно точно рано или поздно окажутся все правильные высказывания. В ней будет содержаться полное описание мира. Правда, его невозможно будет выделить из всего остального, но это не страшно, чего там, — в этой куче, ведь, с каждым новым вкладом всё больше Истины.

Поэтому мне каждый раз смешно, когда мне говорят, что философия — это наука. Нет, наукой занимаются лишь некоторые из тех, кого тоже причисляют к философам. Но вот философия — как всё множество философов и их «работ» — занимается откровенным словоблудием.



doc-файл

Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 281 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →