Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Про укоренение двоемыслия
lex_kravetski
Некоторое время назад у меня начали появляться предположения, что ура-патриоты взревновали либералов к тому, что те используют мощные методы двоемыслия для пропаганды. Такое оружие — и не у нас. Обидно.

В общем, оружие у либералов было решено изъять и использовать для благородных ура-патриотических целей. При этом, разумеется, предполагалось, что «мы-то хорошие и нам всё это должны простить». А то, типа, либералы думали не так, и вообще ни фига не удивились — чего это их за такие методы не любят?!

Смысл двоемыслия, напомню, в том, что, типа, мы тут Юпитеры, а вы тут — быки. Точнее, не «вы», а вообще все, кроме нас. Поэтому нам положено то, что вам не положено. И если те, кто нам нравится, что-то делает, то это всегда хорошо. А если то же самое делают те, кто нам не нравится, это, само собой, очень плохо. Ну, право слово, как можно сравнивать? То — Юпитер, а то — какой-то вшивый бык.

Изъятие монополии на приём началось где-то во время болотных площадей, но настоящего расцвета, конечно, достигло во время событий на Украине. Именно тогда широкие массы граждан на голубом глазу начали публично заявлять «там, на Украине — хунта, поэтому все украинцы — пидарасы и русофобы». В общем, больше всего они ненавидели расизм и негров, уверенно считая себя при этом борцами с расизмом.

Масштабный неслив Пу в Новороссии окончательно расшатал уже чуть-чуть укрепившуюся надежду на то, что «мы сейчас снова станем сверхдержавой и всем покажем». Власть рассудила, что для моральной реабилитации за мощный неслив подойдёт какая-нибудь маленькая победоносная войнушка и ура-патриоты радостно зацепились за эту возможность продолжить надеяться, игнорируя тот факт, что до этого война в Сирии шла уже четыре года и до последних месяцев на неё почему-то было вообще болт положить. Поэтому Чип и Дейл заспешили на помощь как-то поздновато.

Ну да ладно. Атлант что-то там расправил и синхронно с этим расправилось окончательное «мы — вообще, типа, уникальны и на всё имеем право».

Собственно, гипотеза по поводу особенностей сознания основной массы ура-патриотов была такова: тезис «любой поступок с нашей стороны — это хорошо, а любой поступок с ненашей — плохо» будет обосновываться всеми силами, не смотря даже на очевидную абсурдность самой попытки его обоснования в некотором конкретном случае.

В общем, ровно как раньше это было у либералов: «мы — клёвые, вы — нет, независимо от действий». Типа как постулат.

Таким образом, видимо, мозг пытается спасти себя в ситуации полного отчаяния. Типа, похер, что происходит, любой исход событий суть проявление Хитрого Плана Пу. Что-то в этом роде. Ну а иначе на что вообще надеяться?

Поэтому что мы делаем? Мы берём некоторую ситуацию и подставляем в неё других действующих лиц. Пытаясь подобрать всё-таки что-то схожее, но это, в общем-то, не так важно. Ибо мозг, отравленный двоемыслием, даже в гипотетической идентичной ситуации будет пытаться найти оправдание «своим» и обвинить «чужих».

Реакция человека без двоемыслия на фразу «представь, что твой друг решил отравить водопровод в своём районе» может быть разной. Кто-то скажет, что будет пытаться его отговорить. Кто-то другой — что сразу же сообщит в милицию. Ещё кто-то — что попытается остановить своей физической силой. Тут возможны, в общем, варианты.

Но при наличии укоренившегося двоемыслия человек не понимает таких абстракций. У него срабатывает другой механизм: я должен отмазывать друга. Типа, «а он такого не мог сделать». Или «а так им и надо, москвичам, пусть все перетравятся». Или что-то в этом роде. То есть, это не о человеке судят по его поступкам, а наоборот — о поступках по человеку.

Кто-то собирается отравить водопровод. Первый вопрос — а это кто? Ну и дальше всё прямо по тексту моих статей о двоемыслии: если наш — он собирается героически истребить недочеловеков, которые сами напросились. Если не наш — этот подлец потерял последние остатки совести.

Ну, типа, «укры», например, не наши. Поэтому можно желать им всем перемёрзнуть зимой. Хотя если кто-то такое пожелает «нашим», то он — подлец, паскуда и русофоб. Всё в этом духе.

На смену относительности действующих лиц приходит относительность оценок поступка.

В общем, ладно. Берём ситуацию с самолётом и подставляем в неё Россию на место Турции, Турцию на место России, а на место Сирии — Украину. Не в похожую ситуацию, а просто в ту же.

Ожидаемая реакция поражённых двоемыслием: а всё равно мы правы. И дальше «аргументы». Именно в кавычках — поскольку в идентичной ситуации, разумеется, технически невозможно подобрать аргумент, который менял бы оценку ситуации на противоположную, в зависимости от того, кто там стоит на месте действующих лиц.

«Аргументов» при этом тоже не так много. Ибо тут реальный тупик — специально подстроенный.

Первое — конечно, надо попытаться атаковать автора. Ну, поскольку он устроил нам тут когнитивный диссонанс, надо как-то переключить своё внимание с этого неудобного примера на что-то удобное. Например, на оскорбление автора. Глядишь, тогда на душе всё как-то успокоится и приведённый автором пример отойдёт из фокуса зрения куда-нибудь на дальний план.

Второе — это попытаться отыскать что-то эмоциональное и берущее за душу. Самое очевидное: «там ИГИЛ». Разумеется, я специально для этого написал несколько раз в статье, что ИГИЛ — реальные террористы. И что борьба с ИГИЛом оправдана.

Штука тут в том, что поражённое двоемыслием сознание всё равно будет пытаться разыграть эту карту — не смотря на явное несоответствие её тексту. Потому что это уж слишком похожая на спасительную соломинка. Типа, сказал: «ИГИЛ» — и всё. Победа.

Эту фишку, кстати, ещё раньше заметили всевозможные иностранцы и несколько лет глумились над этим способом, активно эксплуатируемым западными политиками и их прессой. Типа, на любой вопрос надо отвечать «ИГИЛ», и ты как бы в дамках. Потому что ИГИЛ — это зло. И неважно какой был вопрос: ты против ИГИЛ, следовательно, на вопросы вообще можно не отвечать, поскольку ты уже — добро.

Так и тут. Написано «ИГИЛ — террористы». Но всё равно ведь так хочется сказать: «а ты что, за ИГИЛ? Я, вот, против. Я — молодец. И наши вообще молодцы».

Да, в тексте там что-то такое было про «под видом ИГ бомбят кого попало», но это всё надо отогнать от своего сознания. Бомбят ИГ. Наши. А американцы не бомбят. Хотя, конечно, тоже утверждают, что бомбят, но и это надо отогнать от сознания.

Ровно так же упоминание ИГ спасает от мыслей, что на ИГ всё мировое зло не заканчивается. И что в той же Новороссии, например, тоже были и есть отморозки, которые вполне сойдут за террористов. Ну просто по той причине, что такие есть вообще везде. А в зоне боевых действий их количество обычно возрастает.

И что вполне можно декларировать, что ты прилетел сюда мочить этих отморозков, а на деле мочить того, кого выгодно по каким-то соображениям.

Однако нет, двоемыслие подсказывает спасение от когнитивного диссонанса: у наших ничего похожего быть не может в принципе. Пофиг, что какой-то там Энтео уже громит выставки. Пофиг, что с религией давно уже пролезли в школы. Пофиг на законы в пользу религии. Наконец, пофиг, что преступность далеко не нулевая, а об очередном отморозке сообщают чуть ли не каждый день. Всё пофиг: наши — все хорошие. Потому что наши.

Наш не может быть фашистом. Даже если ведёт себя и думает, как фашист.

Такое, что интересно, отвергается даже в гипотетической ситуации. Просто не может быть такого и всё. Какое ещё абстрактное мышление, когда были упомянуты наши и не наши?

Даже если раз за разом уточнять идентичность деталей, сознание с двоемыслием будет отвергать саму возможность совпадения ситуаций. Просто потому, что признать её означает отвергнуть двоемыслие.

Как и ожидалось, кроме ИГИЛа и попыток оскорбить автора, в ход пошли многочисленные попытки «доказать» невозможность аналогии.

При этом, разумеется, выяснилось, что реально куча людей считает, что Асад пришёл к власти в результате честных демократических выборов, и этим он радикально отличается от Порошенко. Реально, как у либералов было: те, за кого США, — демократические. А те, против кого США, — тираны и диктаторы.

Даром, что БААС захватил власть после серии военных переворотов. Даром, что выборы Асадов (текущего и его папы) были безальтернативными и проводились под давлением на избирателей. Всё равно, типа, «Асад — законный президент».

Что ещё смешнее — аргумент «а его признало международное сообщество». При этом сие говорится так, будто Порошенко пока ещё не признали все страны мира.

Двоемыслие в сознании как бы подсказывает, что «ненаши» — они заведомо бракованные. А наши — клёвые и всеми признанные. Обратно же, ровно как у либералов. Только персоны другие.

Факты при этом идут побоку. Львиная доля ближневосточных правителей пришла к власти ровно этим маршрутом: путём переворота. США их при этом умудрялись «объективно» сортировать на «законных» и «незаконных». Ура-патриоты не отстают: двоемыслие позволяет сортировать идентичных в свою пользу, независимо от фактов.

Интересно, что, если сказать о маршруте, которым Асад пришёл к власти, это не влияет на выводы: человек всё равно продолжает оставаться уверенным, что Асад более законен, чем кто-то из «ненаших». Что Асад выбран демократически и всеми признан, а какой-нибудь там Порошенко выбран хрен знает как, и никем не признаётся.

Просто потому, что вот так на сознание влияет двоемыслие: наши — хорошие заведомо. Поэтому они просто обязаны быть законными, демократически избранными и так далее. А не наши обязаны быть наоборот.

Это — как бы вторая после «ИГИЛ» стадия двоемыслительного оправдания поступка.

Хотя способ прихода к власти на самом деле ни коим образом такие поступки не оправдывает и не усугубляет, срабатывает примитивный механизм вида «ну что может сделать хорошего человек в таких очках?». Типа, надо доказать, что один человек клёвый, а другой — херовый, что как бы докажет, что один и тот же поступок тоже то клёвый, а то — херовый.

Хотя, если без двоемыслия, вполне понятно, что это ни фига не так. Гитлер, вон, пришёл к власти почти официально, а большевики власть захватили — ну так и что? Это как-то оправдывает истребление евреев? Или наоборот порочит советскую систему образования?

Ну а третья стадия — это уже двоемыслие по поводу самого поступка. В намеренно идентичной ситуации всё равно очень хочется доказать, что наши правы, на какой бы стороне ситуации они ни находились.

Поэтому сначала, разумеется, люди пытаются заявить, что «наши бы никогда не сбили боевой самолёт, влетевший на их территорию». Что, разумеется, адский бред — такой самолёт с ненулевой вероятностью собьёт вообще любая страна, которая может это сделать. И будет совершенно права, поскольку намерения прилетевшего неизвестны, а потенциальная опасность очень большая.

За эту соломинку цепляются удивительно долго — я даже не ожидал, насколько.

После этого, получив, например, список сбитых Советским Союзом самолётов, включая невоенные, гражданин с двоемыслием переходит к следующему этапу: пытается доказать, что клёвые пацаны самолёты сбивают, только когда они слишком глубоко залетели, слишком долго летали и т.п. Ну, в общем, что как тут — несчитово.

При этом он в упор не видит, что случаи-то намеренно идентичные: если тут несчитово, то и с переменой персонажей должно быть несчитово. И тогда надо сказать: ну, блин, в этой гипотетической ситуации как-то херово, что гипотетическая РФ сбила самолёт.

Ситуация-то — именно что гипотетическая. Это ж не обвинение реальной РФ будет.

Но нет. Двоемыслие подсказывает, что, когда самолёт страны НАТО влетел на нашу территорию, его вполне нормально сбивать. Это только когда наш к ним — несчитово. Поэтому если дойти до этой стадии, то гражданин уйдёт в бесконечное отрицание: «невозможная аналогия, наши всё равно правы, а турки — гады».

Вокруг перечисленного всё и должно вертеться. И оно действительно именно так и вертится.

Чего я не угадал, так это того, что всего один человек со стороны условных патриотов попытается соскочить с двоемыслительного дискурса и обосновать помощь Асаду чем-то рациональным: что Асад, конечно, не ангел, но с ангелами там вообще напряжёнка. Это, конечно, никак не решает проблему оценки ситуации, но хотя бы является рациональным рассуждением, а не очередным верчением «законностью» и «незаконностью» налево и направо.

Я думал, что таких найдётся хотя бы десяток. Но нет. Видимо, ситуация ещё хуже, чем я предполагал.

Двоемыслие укрепилось настолько глубоко, что сограждане реально не способны посмотреть на ситуацию с иной стороны, кроме как «мы всегда за наших». И даже неспособны задать себе вопрос: а вот эти «наши» — это кто вообще? За кого они? Кто нам сказал, что «наши» за нас? Они же сами и сказали? А не могли ли они натрындеть, как это сделали предыдущие «наши» — либералы 90-х? Тем более, что по большему-то счёту это — одни и те же люди.



doc-файл
Публикация в блоге автора

  • 1

Re: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениение дво

Лица, разумеется, у всех разные, никто не спорит.
Рассмотрение такой "гипотетической ситуации" так, как ты делаешь -- это действие против русских и России, пропихивание мысли "мы тоже так можем".

HA: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениение дво

Да не только «можем», а «так и сделаем». И ты при этом будешь в числе тех, кто наши действия похвалит.

Re: HA: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениение д

«так и сделаем» -- вот для этого и требуются _аналогичиные_ примеры "мы так тоже делаем", коих нетути.

HA: HA: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениение д

> «так и сделаем» -- вот для этого и требуются _аналогичиные_ примеры "мы так тоже делаем", коих нетути.

Ты можешь, конечно, придерживаться и такого мнения. То есть, Турция сбила самолёт — это плохо, ведь если бы Турция бомбила ДНР, а потом её самолёты бы залетели на нашу территорию, то мы бы их не тронули. Это тоже вполне последовательное суждение.

Re: HA: HA: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениени

Как уже писал, ситуации принципиально разные.

HA: HA: HA: HA: Ответ на комментарий к записи "Про укорениени

То есть, ты не готов подписаться под этим заявлением. ЧТД.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account