Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Универсальная рецензия на ничто
lex_kravetski
От небытия до вечности всего один шаг — особенно если шагает не какая-нибудь костная рыба, а само время, чутко ведомое мастером. Мастер не бьёт часы, не токует, вытолкнутый пружиной конъюнктуры на потеху публике, и не встраивается в судорожный ритм, что татуирует секундная стрелка на шагреневой коже ежедневности. Он сам способен выстраивать себе ритм.

Столь ли ты смел, чтобы постановить «от сих до сих»? Чьи лекала пылятся в самых потаённых уголках чердака, откуда лишь угрюмый филин созерцает движения ночи, силясь отыскать в потёмках человеческого эго хоть каплю безвозмездного прозрения, наперекор неизбежности и вопреки своеволию? Не в этом ли воплощены те ускользающие от сознания оттенки, которые мы видим сквозь изгиб бокала испанского сухого вина, когда нелепая воля случая поместила его на незримую ось между сетчаткой и Светилом?

Мастер как всегда немного ироничен, слегка сумасброден и трогательно аморален. Он ведёт нас за руку по тонкому аки человеческий волос мосту здравомыслия над пропастью гротеска. Он заставляет нас следить за солнечным зайчиком надежды. Надежды на нас. Надежды, что мы сумеем разглядеть в метафорических каскадах простую как Вселенная мысль: этот зайчик пущен тем зеркалом, что суть мы же и есть.

Так из бурного ведра частностей тёплый эль авторского пристрастия стекает в самые сандалии сюрреалистического неореализма. Как бы исподволь и невзначай начертанные между строк Давид и Голиаф обращаются Эросом и Танатосом, выясняющими, кому из них жить, а кому умирать, пока младенец-Дали взламывает царство Нептуна лишь ради того, чтобы высмотреть там своего сбежавшего одноглавого пса.

Реальность окружает нас миражами, в которых мысль мечется между метастазами «иметь» и «быть», отлетая рикошетом от массмедийной жвачки прямо в снулые объятья кафкианской сатиры. Послать всё к чёрту! Скинуть путы обрыдлости и, оседлав что твоего Харли, что моего Дэвидсона, метнуться за компанию с Берроузом куда-нибудь в глушь — в буш. Спать там тем сном, что не рождает чудовищ. Пить там — ведь есть там. Крутануть естеством во имя естественности. И лишь когда пустыня предельно понизит градус, укрыться весомой тканью небытия.

И это раскрывает.



doc-файл



Метки:

  • 1
Ты это писал лично, или какую-то программу для этого создал? =:)

Re: Ответ на вашу запись "Универсальная рецензия на ничт

Написанная при помощи программы рецензия будет бездуховной!

Re: Ответ на вашу запись "Универсальная рецензия на ничт

Ну, программу же и освятить можно!

ТОРЖЕСТВЕННЫЙ КОМПЛЕКТ

НЕЗАМЕНИМОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ СОЧИНЕНИЯ ЮБИЛЕЙНЫХ СТАТЕЙ,
ТАБЕЛЬНЫХ ФЕЛЬЕТОНОВ, А ТАКЖЕ ПАРАДНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ. ОД И ТРОПАРЕЙ

жесть!) как так мозгом можно извращаться)

Остап Ибрагимович подобную штуку продал за 50 рублей! Демпингуете, Лекс?!

а что рецензия без рекурсии? без рекурсии нещитово!..

Как это нет рекурсии?

Вот что лично мне пришло в голову, по прочтении этого текста:

От небытия до вечности всего один шаг — особенно если шагает не какая-нибудь костная рыба, а само время, чутко ведомое мастером. Мастер не бьёт часы, не токует, вытолкнутый пружиной конъюнктуры на потеху публике, и не встраивается в судорожный ритм, что татуирует секундная стрелка на шагреневой коже ежедневности. Он сам способен выстраивать себе ритм.

Столь ли ты смел, чтобы постановить «от сих до сих»? Чьи лекала пылятся в самых потаённых уголках чердака, откуда лишь угрюмый филин созерцает движения ночи, силясь отыскать в потёмках человеческого эго хоть каплю безвозмездного прозрения, наперекор неизбежности и вопреки своеволию? Не в этом ли воплощены те ускользающие от сознания оттенки, которые мы видим сквозь изгиб бокала испанского сухого вина, когда нелепая воля случая поместила его на незримую ось между сетчаткой и Светилом?

Мастер как всегда немного ироничен, слегка сумасброден и трогательно аморален. Он ведёт нас за руку по тонкому аки человеческий волос мосту здравомыслия над пропастью гротеска. Он заставляет нас следить за солнечным зайчиком надежды. Надежды на нас. Надежды, что мы сумеем разглядеть в метафорических каскадах простую как Вселенная мысль: этот зайчик пущен тем зеркалом, что суть мы же и есть.

Так из бурного ведра частностей тёплый эль авторского пристрастия стекает в самые сандалии сюрреалистического неореализма. Как бы исподволь и невзначай начертанные между строк Давид и Голиаф обращаются Эросом и Танатосом, выясняющими, кому из них жить, а кому умирать, пока младенец-Дали взламывает царство Нептуна лишь ради того, чтобы высмотреть там своего сбежавшего одноглавого пса.

Реальность окружает нас миражами, в которых мысль мечется между метастазами «иметь» и «быть», отлетая рикошетом от массмедийной жвачки прямо в снулые объятья кафкианской сатиры. Послать всё к чёрту! Скинуть путы обрыдлости и, оседлав что твоего Харли, что моего Дэвидсона, метнуться за компанию с Берроузом куда-нибудь в глушь — в буш. Спать там тем сном, что не рождает чудовищ. Пить там — ведь есть там. Крутануть естеством во имя естественности. И лишь когда пустыня предельно понизит градус, укрыться весомой тканью небытия.

И это раскрывает.

Ну тогда фрактальности. Чего-то всё равно должно нехватать - Нехватает фрактальности!..

Главной особенностью всех этих сочинений была тщательно взлелеянная меланхолия. Вторая особенность — целые потоки всяких нарядных и красивых словечек. Третья особенность — притянутые за уши излюбленные обороты и фразы, которые от частого употребления истрепались до последних пределов. А самое заметное (и самое зловредное) качество всех этих рукописей — навязчивая и невыносимая мораль, которая всегда неизменно помахивала на последней странице своим куцым хвостом. Какова бы ни была тема, нужно было какой угодно ценой выжать из своих мозгов нравоучение, над которым всякий религиозный и высоконравственный ум мог бы поразмыслить не без пользы. Фальшь этой морали очевидна для всякого, но это не мешает ей и по нынешний день процветать в наших школах; возможно, что они останутся в моде, покуда существует земля.

Фак мой мозг

Слишком прямолинейно, не мешало бы добавить немного тумана.

Вспомнилось

Сцена 8,5. Короткая, но ключевая.
Два шушпанчика пасутся вблизи космического корабля. Это самец и самочка. Они символизируют. Дизайн корабля содран с ручки «Паркер».

- На самом деле самого дела нет. В самой деятельности заключена самость дела - и наоборот. Наоборот получим оборот на, и таким образом перевернем образ. Я уже не говорю о природе говора в роде при уже. Ужи и узы - вы меня понимаете, мистер Андерсон?
Нео:
- Конечно, я так и думал, Смит. Дай еще затянуться.

Но в тексте, конечно, это получше замаскировано :)

Какие сны в том смертном сне приснятся, Когда покров земного чувства снят? Вот в че~

нет , я всё понимаю

но что означает этот пассаж?
чтобы постановить «от сих до сих»
ведь
с точки зрения баналной эрудиции пессимизм ваших помыслов ассоциируется с мистикой парадоксальных явлений (с)




  • 1
?

Log in

No account? Create an account