Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Онлайн-игры, социализация и безосновательные страшилки

Я бы определил понятие «онлайн-игра» крайне просто: это игра с людьми через интернет. Проще некуда. Безо всякой мистики.

Мистика появляется только там, где начинаются рассуждения о некой «неестественности» такого способа человеческого взаимодействия, об особой разрушительности для психики в сравнении со всеми другими способами, о «суррогатах», «подменах чего-то там» и прочих похищениях душ Князем Тьмы.

Может ли человек подсесть на онлайн-игры? О да. Как и на настольные игры, включая шахматы, компьютерные игры, рулетку, наркотики и спиртные напитки. Ну, просто потому, что человек вообще имеет способность «подседать», он может подсесть практически на любой вид развлечений.

Являются ли онлайн-игры особо опасным развлечением, как, например, наркотики? Вообще говоря, нет. Процент подсевших на них так, чтобы больше не есть, спускать на игру все деньги и никогда не отходить от компьютера, весьма невелик и уж точно меньше оного для, например, алкоголя. Разрушительность же для материального благосостояния от небольшой зависимости не сравнима не только с алкоголем, но даже с игрой в рулетку в казино или в преферанс с друзьями. Конечно, у шахмат она наверно в среднем будет ещё меньше, чем у всего множества онлайн-игр (в число которых, разумеется, входят и сами шахматы), однако никакой особо заметной опасности по сравнению с другими развлечениями онлайн-игры не имеют. Разговор о ней обычно ведётся весьма манипулятивными методами — путём разыскивания и показывания в телевизоре особо мощных психопатов, которые с тем же успехом могли бы сдвинуться на шахматах или даже чтении книг. К абсолютно любому развлечению можно было бы подобрать ровно такие же «иллюстрации пагубности».

Однако даже если отбросить манипуляции, связанные с «зашкаливающей вредностью», всё ещё останутся рассуждения про вызываемую онлайн-играми десоциализацию. Что, де, молодые и не очень молодые люди сидят дома за компьютером, вместо того, чтобы встречаться вживую. Такой, де, неестественный способ общения является суррогатом «настоящего живого» общения, что, де, это «настоящее живое» общение вытесняет куда-то в небытие. Не для всех, нет — только для «подсевших на это пагубное развлечение».

Только полное незнакомство с тем, о чём эти люди говорят, позволяет им не замечать, что онлайн-игры не более «вытесняют живое общение», чем телефон, интернет и даже обычная традиционная почта. Правда, помнится, относительно всего этого особо одарённые тоже пытались уже поднимать паническую волну. А про интернет, так и вообще пытаются поднимать её до сих пор — что особенно интересно, в этом же самом интернете. Как же, «теперь никто не будет ни с кем встречаться». О боже мой! Цивилизация рушится!

На практике же выяснилось, что, несмотря на наличие интернета и мобильной связи чуть ли не в каждом уголке планеты, люди встречаться всё ещё продолжают. Более того, они используют и мобильную связь, и интернет для организации встреч. Они знакомятся через интернет. Причём зачастую с теми, с кем им просто не удалось бы не то, что познакомиться, но даже просто случайно встретиться при «нормальном живом» общении. Это было бы статистически невероятно, а иногда и технически невозможно.

Онлайн-игра в этом плане представляет собой некую смесь настольной игры и средства связи. С одной стороны, человек играет не против компьютера, а против других людей. Или за других людей — самое главное, вместе с ними. Это естественным образом побуждает людей к общению. С другой стороны, сама игра позволяет легко и непринуждённо это общение начать — через игровой чат, через встроенную в игру голосовую связь, через систему сообщений и т.п. Людям в данном случае заведомо есть, о чём поговорить — об игре, о действиях внутри неё, о стратегиях, тактике, об опыте друг друга, каких-то игровых приёмах и обо многом другом — а потому общение им начать гораздо проще, чем при случайной встрече на улице или даже при специальной встрече, но без заранее выбранной темы.

В таких условиях даже наиболее десоциализированные получают шанс хоть как-то вписаться в социум. Возможно, их манера общения, их внешний вид и мимика оттолкнули бы других людей при очной встрече с ними. Однако овладев тонкостями игры и обладая некоторой степенью анонимности они имеют шанс стать интересными собеседниками, завести знакомства и тем самым получить первый толчок для дальнейшей работы над собой.

Тем же, кто не испытывает проблем с общением, ещё проще. Заведомое наличие общего интереса, постоянные совместные действия (пусть и в рамках игры) располагают к развитию отношений. Именно поэтому любители онлайн-игр весьма часто устраивают общие встречи и ещё чаще личные. То, чему прочат десоциализацию в своих последствиях, на практике оказывается весьма эффективным средством социализации.

Разумеется, оно не является панацеей и не позволяет «вылечить» вообще все проблемы с общением, включая крайне запущенные. Но представлять эти случаи так, будто они — результат увлечения компьютерными играми, это всё равно что объявить больницу главным источником болезни, поскольку внутри неё заметное количество больных.

Нет, больные есть и так. И в больницах, и среди игроков в онлайн-игры. Но отсутствие первого или второго не исцелило бы их. Да, без онлайн-игр и прочих развлечений мы бы видели их гораздо реже. Но не потому, что их было бы меньше, а потому, что у журналистов не было бы повода показывать этих несчастных людей в качестве примера того, как якобы опасно какое-то явление.

Можно спросить, а не лучше бы было, если бы все эти люди ходили бы в кружки́ или хотя бы собирались и играли бы в настольные игры? Ну, в определённом смысле лучше, однако вопрос в целом похож на «а не лучше бы было, чтобы люди не пользовались Скайпом, а встречались бы очно?». Если бы всегда был способ мгновенной телепортации к желаемому собеседнику, сто пудов, это было бы отлично. Но пока что его нет. Средства же связи позволяют людям поговорить даже с теми, кто находится весьма и весьма далеко, а потому очное общение с ним даже при обоюдном желании было бы крайне эпизодическим.

Ровно так же и с онлайн-играми: они позволяют играть с людьми даже тогда, когда поблизости от тебя нет любителей таких игр или они все заняты. Если до товарища ехать два часа, то мало кто сможет ездить к нему каждый день. Но Скайп позволяет общаться с ним хоть даже и ежедневно, а онлайн-игра — постоянно с ним играть. Это даже если отвлечься от ранее упомянутых случаев, где имеют место быть проблемы социализации, а потому весьма вероятно, что с десоциализированным человеком играть просто никто бы не захотел.

Кроме того, нельзя рассматривать только разговор без какого-либо сопутствующего занятия как единственный вариант общения, для верности снабжая этот термин прилагательным «настоящее». Когда люди вместе идут в театр, они, вообще говоря, просто смотрят на сцену. Как максимум, перекидываются парой реплик касательно там увиденного. Следует ли из этого, что совместный поход в театр — это «ненастоящее общение»? Или что такой способ времяпрепровождения вытесняет общение «настоящее»? Вроде бы нет. Никто особо против таких способов не возражает.

Является ли «ненастоящим общением» переписка по традиционной почте? Или игра в шахматы по такой переписке? Если нет, то почему вдруг игра в шахматы по «электронной переписке» становится «ненастоящим общением»? Почему игра в шахматы по бумажной переписке не вызывает опасений, а ровно то же самое, но выполняемое более совершенным способом, вызывает? Или всё дело в самой игре? Шахматы, вот, «настоящие», а какая-нибудь компьютерная стратегия — нет? Веет от всего этого неким произволом и притягиванием рассуждений к заранее заданной препозиции.

Наконец, последний вопрос. Есть ли в таком развлечении польза или же оно — трата времени.

Вообще говоря, тут все наиболее распространённые ответы строятся на препозиции, весьма смахивающей на только что упомянутую. Так, занимаясь спортом, человек укрепляет тело, разглядывая картины и читая книги — видимо, «укрепляет дух и интеллект», сидя с друзьями за чашкой чая — «укрепляет социальные связи», играя в настольные игры — укрепляет социальные связи и интеллект, но вот в случае с компьютерными играми, ничего не укрепляет вообще, а «просто тратит время».

Простой пример с шахматами наглядно показывает, какова цена таких умозаключений. С чего вдруг одна и та же игра, укрепляющая интеллект и социальные связи, если в неё играть на деревянной доске или по переписке, вдруг перестаёт что-либо укреплять, будучи перенесённой на экран компьютера, снабжённого микрофоном, наушниками и видеокамерой, не удастся ответить без привлечения «души», «тонких материй» и прочего подобного, что «наверняка убивается компьютером».

Компьютерная игра не хуже настольной развивает интеллект, если это — интеллектуальная игра. Если это игра командная, то она с неизбежностью развивает в человеке взаимопонимание, умение действовать как часть коллектива и способности к самоорганизации внутри него. Компьютерная игра может развивать реакцию, умение планировать свои действия, дипломатические способности и даже, например, умение управлять реальными транспортными средствами (я, скажем, весьма неплохо научился водить автомобиль, благодаря тому, что изредка играл в автосимуляторы — и то, что это не было самообманом, подтвердилось при получении прав на вождение реального автомобиля). Игра может способствовать изучению и пониманию истории, экономики, психологии и теории вероятностей.

Если считать всё это «пустой тратой времени», то, чтобы быть последовательным, следует считать таковым же вообще любые развлечения — как те, которые принято считать «особо духовными», вроде чтения книг или просмотра спектаклей, так и лишённые «особой духовности», согласно народной молве, — игру в снежки или посиделки в баре. И уж точно «пустой тратой времени» будут все настольные игры — от монополии до шахмат, от преферанса до «эрудита». Ну, раз уж их компьютерные аналоги являются «тратой времени».

К сожалению, многие люди имеют привычку выносить суждения, абсолютно не разбираясь в том, о чём они говорят. Только поэтому в определённой среде существует предубеждение против онлайн-игр и сопутствующий этому предубеждению набор мифов. Никто не заставляет этих людей играть в онлайн-игры, в компьютерные игры или даже в хоть какие-то игры вообще. Однако они (напомню, не имея ни малейшего представления о предмете) пытаются запугать других этой «страшной напастью».

Зачем? Это помогает другим разобраться? Кого-то от чего-то спасает? Делает людей лучше? О нет. Это просто ещё один повод почувствовать своё якобы превосходство на ровном месте. «Я хорош лишь потому, что не подвержен вон тому злу, которое я сам же злом и объявил, хотя ни черта о нём не знаю».



doc-файл
Публикация на «Однако»



Tags: контрманипуляция сознанием, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →