?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О книгах и велосипедах
lex_kravetski
Мне с детства со всех сторон твердили, какое благо книги и как сильно одухотворяются люди, которые их читают. Мне, впрочем, и без этого нравилось читать, поэтому я читал направо и налево. Художественное, познавательное, вообще совсем научное. Классе, эдак, во втором рассказывал одноклассникам, где какая страна расположена, что такое логарифмы, про чё там написано у какого-нибудь Луи Буссенара или, скажем, у Беляева. Классическая литература, правда, неимоверно удручала, но и без неё почитать разного было более чем достаточно.

Я прочёл всего Лема, Ремарка, Стейнбека, Моэма (последних двоих — уже частично в институте) и кучу всего другого. В частности, сто тысяч миллионов книг про компьютеры и программирование, а также все познавательные книги по физике и математике, до которых сумел дотянуться.

Но меня, знаете, всё время терзали смутные сомнения. Хотя я слышал со всех сторон про одухотворительскую силу художественного и интеллектуальскую силу научно-популярного, я всё чаще замечал, что прочитанное ни хрена не делает меня духовнее или умнее. Если быть более точным, духовнее и умнее я делаюсь, но как-то параллельно процессу чтения и в общем-то независимо от него.

Например, до появления у меня компьютера я прочёл массу книг о программировании. Но когда компьютер наконец появился, я всё равно начал почти что с чистого листа — то есть с первого подхода мега-программ не написал, да и примитивных программ тоже. При этом удивительным образом при наличии компьютера книги внезапно начали давать результат — я в них реально находил ответы на вопросы. Кроме того ответы на многие вопросы внезапно стали находиться и без книг тоже. Как оказалось, их действительно можно обнаружить и просто так — видимо, изобретая раз за разом велосипеды.

Потом школа кончилась и я пошёл в институт. Там открылось страшное: прочтение каких-то там учебников на экзамене ни хрена не учитывалось. Я не уверен, что так во всех институтах (особенно сейчас), но в моём было именно так. Знание фамилий заслуженных академиков, которые написали замечательные учебники, а также знание цвета этих учебников, количества в них страниц и даже текста вообще ничего не давало: экзаменаторы настойчиво требовали выводить доказательства всех теорем без учебника вообще.

Мне с моей своеобразно работающей памятью в этом плане было довольно трудно. Я не помню цифр, цитат, формул, вообще почти ни хрена не помню. Я не помню дней рождения, телефонов, даже имён и фамилий. Но, слава богу, я офигенно хорошо запоминаю образы и абстракции. По первости это весьма слабо выручало, но потом дело наладилось.

На пятом курсе я внезапно сдал все экзамены на отлично, при этом учебников почти вообще не читал (впрочем, я их не особенно-то читал и раньше). Это было чудесное ощущение — мне задавали вопрос, а я не пытался вспомнить ответ (поскольку всё равно ведь учебник не читал), но что-то такое происходило в сознании, и я вычислял ответ, о да. До этого я столько раз практиковался в осмыслении абстрактных образов, что ответы стали действительно выводиться из того небольшого набора сведений, которые всё-таки осели в голове за многие годы обучения и которые содержались в самом вопросе.

Примерно в тот момент я окончательно определился с книгами и всем подобным. Художественная литература — только для развлечения. Справочная литература — для сбора фактов. Образовательная литература — для быстрого поиска ответов на уже появившиеся вопросы и представления, в какую сторону копать. Остальное — от лукавого.

Думать, будто художественная литература даёт что-то кроме развлечения — самообман. Я прочёл горы этой литературы, поскольку такой способ развлечения меня привлекал с детства. Художественная литература наверно что-то может дать, но есть миллион способов получить то же самое в сто раз быстрее.

Корреляции между теми, кто читает много и кто читает мало, я тоже не наблюдаю. Духовность? Риторика? Я знаю массу людей, которые не вылезали из книг, но это не сделало их ни образцами моральности, ни великими ораторами. И я знаю тех, кто ни фига не читал, но говорит так, что можно слушать часами. И тех, на кого смело можно равняться в их порядочности, но тоже почти ничего не читавших. Примеры, само собой, не могут опровергнуть тенденцию, но и утвердить её тоже особо нечем: корреляции на глаз не видно, а измерения другими способами я тоже не встречал. Фактически, это — смелая гипотеза, основанная на каких-то очень общих соображениях. Ну типа «не помешает же — скорее поможет».

Чтение художественной литературы не помогает даже лучше писать самому. Это тоже следует из практики: наблюдения не обнаруживают никакой особой корреляции, а опровергающих примеров при это навалом. Единственное, что в художественной литературе таки можно подсмотреть, — это кой-чего для стилизации. Ну там, чтобы сымитировать прозу Пушкина, придётся всё-таки оную прозу почитать. И всё.

Я вполне допускаю, что знакомство хоть с какой-то художественной литературой может дать некоторое представление о той минимальной планке, после которой не стыдно показывать своё творчество другим, однако, один хрен, всё равно ведь показывают и то, что в разы ниже планки. Ведь то, над планкой — чужое, а это — моё. Как не поделиться своим с друзьями и родственниками?

Роль учебников тоже, по-видимому, многими (и мной в прошлом) понимается совсем не так, как мной сейчас. Раньше я реально, как и многие, верил, что учебники нужны для того, чтобы научиться. Реально же учебники не могут обучить. Обучить могут только тренировки. Учебники могут лишь локально ускорить процесс обучения — ведь вывести самостоятельно вообще всё, что известно человечеству, не в силах отдельно взятого человека. Однако если человек не будет выводить ключевую часть знаний сам, то он на самом деле не получит этих знаний. Сие подобно подсматриванию ответов в задачнике — наверно тысяча подсмотренных ответов немного продвинет вперёд, но даже десять решённых самостоятельно задач продвинут гораздо дальше.

Штука в том, что книга сама по себе не даёт знаний. Она, как говорилось выше, лишь даёт представление, в какую сторону копать. Наводит на мысли, но не заменяет их. Прочитанное в книге реально даже не является набором фактов — автор ведь мог наврать или заблуждаться. Она лишь — набор сведений. А превратить их в факты — задача аналитического аппарата читателя. Это он должен натренироваться вычислять: «вот это верно — это факт, а вон то — ни фига не верно, тут автор гонит».

Равно как и учебник — его роль не в том, чтобы прокачать интеллект читателя просто по факту прочтения, а в том, чтобы показать на примере, что как и с чем связано, после чего читатель может на основе этого примера попрактиковаться сам. В годных учебниках, кстати, всегда есть вопросы, ответы на которые в конце учебника не даны — именно с той целью, чтобы у читателя не было соблазна подсмотреть ответ.

Неспроста, кстати, образовательные книги в совокупности называются «пособиями». Они действительно пособляют в обучении, а не являются аналогом волшебной таблетки, которую выпил — и всё теперь знаешь.

Вдобавок книги сами по себе ничего не доказывают, даже если в них доказательства. И тем более фамилия автора на обложке тоже ничего не доказывает. Именно поэтому экзаменатору в хорошем вузе совершенно наплевать, какой учебник ты читал и кто автор этого учебника. Экзаменатора интересует, сможешь ли ты повторить то же самое, что проделано у автора. И если ты читал, но повторить не можешь — это два. А если не читал и можешь — пять. Потому что доказывает не книга, а доказательство. Которое существует вне книги, а в книге просто изложено в некоторой форме. И что-то знаешь ты, если можешь воспроизвести, а ещё лучше — построить, доказательство.

Да, это конкретное доказательство уже известно. Да, фактически, экзаменатор проверяет тебя на умение изобретать велосипед. Не указывать, что «велосипед уже изобретён», а изобретать его самостоятельно. Ибо если ты не можешь изобрести уже изобретённое, то нового ты точно не изобретёшь, сколько бы ты ни строил иллюзий, что вот-вот и количество прочитанных тобой книг перейдёт в качество. Оно никогда не перейдёт без долгих тренировок.

Грош цена твоим знаниям, если твой аргумент — ссылка на какую-то книгу. Нет, если книга — справочник по удельным плотностям материалов, то да, тут она более-менее аргумент (ну, если принять, что данные в ней многократно перепроверены). Само собой каждый раз измерять плотность какого-нибудь плутония лично никакой необходимости нет, однако доказательство — это совсем другое. Доказательство не зависит от фамилии автора. Не зависит от авторитетности источника. Не зависит от чьего-то мнения. Произведение массы на ускорение равно равнодействующей сил не потому, что так было написано у Ньютона. У Аристотеля, вон, совсем другое было написано, и что? Такой головастый мужик, основоположник формальной логики, а гляди ж ты — дал маху. Да так мощно дал, что несколько тысяч лет за ним повторяли. Но они-то ладно, у них научного метода ещё не было — у нас-то есть. Нам так делать не надо.

Процесс становления тебя как человека познающего — это не процесс чтения книг, а процесс бесконечного изобретения велосипедов. Изобрети их сто, тысячу — и будет успех. Тысяча первый, не исключено, уже будет звездолётом. Но прочитай половину Ленинской библиотеки и ты всё равно останешься примерно тем же нулём, что и был. Много прочитавшим нулём. И твоего звездолёта у человечества никогда не будет.

Причём никто не требует, чтобы ты на всех собственноручно изобретённых велосипедах ездил. Нет, это — велосипеды для тренировки способности познавать и изобретать. Ездить ты вполне можешь на серийных, хорошо проверенных, оптимизированных и всё такое. Это как с программированием — многие пишут свои собственные контейнеры, а многие другие над ними смеются. Но весь вопрос, над чем смеются? Каждый должен написать несколько своих контейнеров — в этом случае он гораздо лучше поймёт, как работают уже готовые. Другое дело, что свои аналоги стандартных контейнеров редко когда имеет смысл использовать.

Так вот, о книгах. В какой-то момент я почти перестал читать художественную литературу. Просто потому, что фан исчез, а ничего другого в ней нет и никогда не было. Фан же исчез потому, что подавляющее большинство художественных книг начали выглядеть в моих глазах как убогое оно, написанное неважнецким языком, с примитивными сюжетами, неправдоподобными персонажами и так далее. Многие люди умеют получать фан даже при таком раскладе, но у меня не получается. Когда встречаю что-то выдающееся — читаю. Но спецом не ищу, нет.

Зато познавательной литературы я стал читать гораздо больше. Во-первых, интересно до чего люди додумались, как чего делают, как что устроено и т.п. Специалистом в вопросе это ни фига не делает, но для развлечения — неплохо так. Во-вторых, в ряде случаев таки говорит, в какую сторону копать. В-третьих — увы, очень редко, — встречаются ценные мысли, которых я пока ещё не знал.

Однако доказывать что-то ссылкой на книгу мне в голову не приходит — разве что в тех случаях, когда я с материалом целиком и полностью согласен, а его в книге много, поэтому пересказывать своими словами будет слишком долго. Но если в книге было доказательство, а я, отложив книгу, не могу его повторить, то это для меня значит, что доказательства у меня нет. Автор при этом, повторюсь, вообще не важен. Пофиг, что было написано на книге, на которую кто-то там (в том числе и я) ссылается, — Маркс или Мизес, Толстой или Пелевин, Торвальдс или Джобс — пофиг. Ссылающийся мог исказить смысл, автор мог ошибиться, куча вариантов. Но вот доказательство, оно — доказательство. Оно существует и без книги. Я поэтому никогда особо не утруждаю себя воспоминаниями, где я доказательство прочитал. Мне пофиг. Может, я даже сам его придумал. Оно всё равно — доказательство. Или, если есть ошибки, — не доказательство.

Иное дело — справочники. Там, разумеется, тоже могут быть ошибки, поэтому надо сопоставлять полученную информацию с другими сведениями на предмет проверки, можно ли считать сие фактом. Но для сведений, да, важно, откуда они к нам пришли. Ибо, например, Яворский и Блаватская поставляют нам данные совершенно разного уровня правдоподобности. У одного проверенная тысячами учёных информация, у другой — высосанные из пальца фантазии.

Это, кстати, тоже той ещё сложности проблема — как вычислить, где правда. Пожалуй, ровно в этом случае количество прочитанного заметную роль таки играет — наряду с развитым аналитическим аппаратом. Прочитав много всего про географию, например, уже как-то сразу догадываешься, что Франция не находится в Африке, чего бы там ни утверждал какой-то полоумный автор. Зная о том, какие археологические данные доступны людям, уже как-то не воспринимаешь всерьёз идиотские построения Фоменко.

Но и тут без аналитического аппарата набор данных бесполезен. Многие, вон, любят про историю читать. Что им совершенно не мешает рассматривать «Новую хронологию» как «ещё одну годную теорию». Поэтому аналитические способности даже в этом контексте, видимо, первее.

Меня традиционно спросят, а что я, собственно, рекомендую. И я традиционно отвечу, что моя цель не в том, чтобы выдать готовые выводы, в которые широкие массы слепо поверят, а в стимуляции мышления сограждан. В том, чтобы, посмотрев на рассуждения, сограждане попытались их проанализировать и повторить. Возможно, с иными выводами, нежели у меня.

Но, обращаю внимание, статья была не про то, что не надо читать книги. Мне, например, нравится — я читаю. Кому-то ещё нравится — пусть тоже читает. Или не читает, если не нравится. Речь про то, как книги соотносятся с познанием, самосовершенствованием и убеждением. И речь про то, каким образом способность ко всему этому в человеке вырабатывается.

Эта статья на «Однако»



Метки:

  • 1
Можно и задать: определение - формулировка, раскрывающая содержание, сущность, основные черты чего-л. (толковый словарь русского языка).

Точность на потом оставили? Ок. Что такое формулировка, что такое сущность, раскрытие сущности и основные черты? Какие черты являются основными какие нет? Что такое такое вообще черты?

Всем этим терминам есть определение, причем вполне однозначное. "Духовность" же всякий толкует кто во что горазд. Мне очень понравилось определение из того же толкового словаря: "Духовность - свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными."

Иначе говоря, духовность - это преобладание духовного над бездуховным. Достойно отливки в граните, я считаю.

А как вам такое – духовность есть цельная сложность модели общества. Она относительна, чем сложнее и цельнее, тем духовнее.

Мне кажется, это больше относится к культуре или цивилизации.

  • 1