Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

О неправильном капитализме, или даже феодализме (царизме) в современной России

Обращаю внимание: текст — не мой.

Оригинал взят у _lord_ в О неправильном капитализме, или даже феодализме (царизме) в современной России


Вчера в ходе обсуждения интервью Удальцова вновь была поднята тема сложившейся на данный момент в России формации. Собственно, спровоцирована дискуссия была самим Удальцовым, заявившим, что ближайшей перспективой для России является буржуазно-демократическая революция. Нужно отметить, что этот тезис давно продвигается либеральной внесистемной оппозицией и находит активную поддержку у левых сил, пошедших на сотрудничество с либералами и призывающих остальных к такому сотрудничеству.

Логика здесь проста: в России сейчас то ли феодализм (царизм), то ли недокапитализм, "неправильный" капитализм. На месте которого требуется построить правильный, настоящий капитализм, и тогда мы заживем, наконец, как все прогрессивное человечество. Так говорят либералы. А левые к этому тезису подтягивают теорию поэтапной смены формаций, приходя к выводу о том, что буржуазно-демократическая революция на данном этапе будет закономерна и прогрессивна. Ну а левые в таком случае являются естественными союзниками либералов, следуя за историческим процессом.

Накануне я честно пытался выяснить, где лежат предпосылки к буржуазно-демократической революции. Но, в итоге, понял, что без подробного разбора этой темы не обойтись. А именно — не обойтись без изложения того, как мне видится существующий в современной России строй.

Прежде чем рассуждать о "неофеодализме", "неправильном" и "правильном" капитализме, следует разобраться с нормами, от которых будем отталкиваться. Для этого обратимся к теории.

С конца XIX века экономистами разрабатывается концепция, согласно которой с развитием капитализма современный мир приобретает черты единого целого, где группа развитых европейских держав господствует над всеми остальными (империализм). С начала 50-х годов прошлого века концепции зависимости и зависимого развития в современном капитализме получили широкое развитие, первоначально — в латиноамериканской экономической школе. Исследователи сходились с теоретиками империализма в том, что современная капиталистическая экономика представляет собой единое целое, разграниченное на центр (центры) и периферию. Однако латиноамериканцы сосредоточились на исследовании особенностей зависимого развития, придя к выводу, что зависимость периферийных стран от центра препятствует их развитию. При этом и в странах центра, и в странах периферии существует капитализм, однако в каждом из этих случаев он принципиально отличается один от другого, на периферии он подчиняется другим законам и идет другим путем развития.

Важный вывод, который сделали исследователи — страны зависимого развития, или страны периферийного капитализма, по определению не могут пройти тем же путем, что и значительно ранее страны центра. То есть общества, попавшие в сферу периферийного капитализма, не могут пройти и достичь тех стадий, к которым пришли капиталистические общества ранее. Причины, при здравом размышлении, лежат на поверхности.

Выдвигалась даже идея, что в странах зависимого развития существует иной капиталистический способ производства, чем в странах центра.
Впрочем, чем на самом деле является периферийный капитализм, экономисты спорят по сей день. Точки зрения здесь разные — одни заявляют, что это капитализм со специфическими особенностями, другие полагают, что это гибридная модель, имеющая капиталистическое ядро при сохранении архаических черт. В общем-то можно говорить даже о феодализме, главное, что очень мало кто из экономистов отрицает: это важная и неотъемлемая черта современной мировой капиталистической системы.

Таким образом, если признавать непротиворечивость теории периферийного капитализма и зависимого развития (а я признаю, даже более того — не встречал сколько-нибудь обоснованной критики), очевидно, что для страны, оказавшейся на этом пути, спор о конкретной формации утрачивает смысл — для нее уже не действует принцип поэтапной смены формаций.

А теперь о делах наших скорбных самыми простыми словами.

Я не буду говорить о том, что капитализм более прогрессивен — достаточно сказать, что он более зубаст, более нахрапист, более экспансивен. И странам с запоздалым капиталистическим развитием приходится либо искать альтернативу (в случае с Россией такой альтернативой стал тот самый не до конца марксистский коммунизм, позволивший в нечеловечески сложных условиях XX века подняться с аутсайдерского 4-5 места в мире по основным показателям до уровня одной из двух мировых сверхдержав), либо встраиваться в систему уже сложившихся рынков.

Только крайне наивный человек может полагать, что ведущие мировые державы потеснятся, добровольно уступив очередному претенденту кусок своего пирога (поделятся колониями, с распростертыми объятьями примут в объединенную Европу и т.д.). Зачем? Зачем уступать или даже своими руками создавать себе реального конкурента?
Россия (СССР) конца XX века, пребывая в плену бредовых иллюзий о возвращении на столбовую дорогу мировой цивилизации, похоронила свой альтернативный проект. Чтобы сделать "как у всех". Даже не задавшись вопросом, почему на Западе выросла только одна капиталистическая сверхдержава, а не десяток, почему не все капиталистические страны с длительным периодом рыночного развития пришли к одинаковому уровню, почему существует понятие "стран благоденствия" ("золотого миллиарда"), в которое попадает абсолютное меньшинство, и всех остальных. Почему "столбовая дорога" так похожа на пирамиду, и не будет ли попытка пройти по ней игрой в царя горы?

Россия, оставив все прежние позиции (к примеру, был с радостью распущен СЭВ) начала очень позднюю интеграцию в мировую капиталистическую систему, которая уже давно полностью сложилась. В том числе в результате передела рынков и сфер влияния в ходе, на секундочку, двух мировых войн и множества локальных конфликтов Холодной войны. Все места в пирамиде были заняты, все роли распределены и в прекрасном новом мире нам совершенно закономерно не было места в качестве равноценного партнера/конкурента. Встроиться можно было только на периферию мировой капиталистической системы. Что мы благополучно и сделали, следуя ценным советам экспертов МВФ и других "доброжелателей".

Капитализм, который сложился в России — это обычный периферийный капитализм с сырьевой компонентой. Гипертрофированный экспортный сектор — нефть, газ, электроэнергия, металлы и т.д., при том, что внутренние цены часто превышают цены в станах, куда идет поток сырья, редуцированная промышленность с целыми выбитыми секторами — станкостроение, авиапром и т.далее, фактически открытый рынок сбыта для западных компаний (а со вступлением в ВТО — и вовсе полностью открытый, причем вся выше описанная ситуация будет окончательно закреплена, недаром сегодня уже даже и с телеэкрана нам с радостью говорят: россияне вскоре смогут куда дешевле, без пошлин, покупать заграничные автомобили, бытовую технику и даже одежду! — и вроде бы никто не видит в этом ничего страшного).

Такой экономический базис порождает полностью адекватную ему политическую надстройку, в которой системообразующий бизнес сращивается с чиновничеством, обеспечивающим функционирование этой системы. Только не надо подменять понятия — не чиновничество таково, лоббирование интересов существует повсюду. Просто в разнообразной экономике больше интересов и интересантов, в однообразной (сырьевой в нашем случае) — все остальные априори в невыгодном положении. А наша экономика — это не чиновничий или олигархический произвол, а место России в международном разделении капиталистического труда.

Мне могут возразить, что это и есть тот неправильный капитализм, который нужно изменить. Сделать как в США. Но во-первых, я все-таки не уверен, что чисто на бытовом уровне мы всерьез хотим "как в США", где жилищная проблема для миллионов американцев решена посредством трейлерных поселков и десятки миллионов американцев не имеют доступа к здравоохранению. А во-вторых, для такого развития событий желательно, чтобы на Америку упал астероид. При прочих равных обстоятельствах сложившаяся мировая система с Соединенными штатами во главе будет против значительного изменения Россией своего текущего статуса — мы не Япония, не Южная Корея и не Тайвань, наше развитие некому противопоставить. Мы, как ни крути, потенциальный геополитический конкурент номер 1. Наше усиление в мировой экономико-политической системе всегда будет восприниматься как угроза, а следовательно всегда сопровождаться конфронтацией.

В текущем своем состоянии всерьез бодаться за статус на мировой арене мы просто неспособны, наше положение в мировом разделении труда саму такую возможность делает иллюзорной, к тому же существует достаточно рычагов для того, чтобы сохранить существующее статус-кво — от прямого политического давления (списки невъездных, замораживание счетов) до игр с ценами на нефть.

На этом пути вплотную встает вопрос не о строительстве "правильного капитализма" (который в системе зависимого развития построить просто невозможно), а о поиске альтернативы. Но ведь не об этом говорят наши радетели за все хорошее, против всего плохого. Как это ни смешно, для нас сейчас позитивен был бы даже новый железный занавес, он разорвал бы порочный круг, но кто же на такое пойдет из наших интегрированных в западные элиты олигархов, политиков и оппозиционеров?
А в противном случае все разговоры о "правильном капитализме" — не более, чем речи о смене элит, имеющих доступ к ресурсам. Базис-то остается прежним.

Но я все-таки отчасти соглашусь с тезисом о том, что в России построен неправильный капитализм. В смысле, неправильный периферийный капитализм — он отягощен слишком серьезной социалкой, военно-промышленным комплексом, и определенными, доставшимися от прошлого, представлениями о суверенитете и месте на международной арене (то, что представители либеральной оппозиции называют "постимперский синдром"). И если мы внимательно взглянем на тезисы внесистемных, а отчасти и системных либералов, то мы увидим, сколь серьезное значение уделяется в их идее построения "правильного капитализма" именно избавлению от этих "комплексов". От яблочно-яшинского изживания постимперского синдрома, карагановско-федотовское покаяние, через борьбу за остановку атомных станций с целью борьбы за экологию (а также гидростанций, а там и тепловых — см. программу "Солидарности"), до увеличения пенсионного возраста и концепции Прохорова о законодательном отказе от 8-часового рабочего дня. То есть Прохоров-то ничего нового в общем не сказал, в большинстве случаев это отказ и так произошел де-факто, при полном отсутствии контроля со стороны государства за работодателем, но законодательный запрет все еще существует — пережиток "совка".

Так вот, эта позиция либералов по крайней мере отличается логической последовательностью и чистотой — с точки зрения построения "правильного" периферийного капитализма в России. Конечно, нам обещают вместо него золотые горы и жизнь "как у всех", но тут уж достаточно просто включить мозг, чтобы понять, что "все" живут очень по-разному.

А вот позиции левых, идущих с такими либералами под ручку, я понять не могу. Уж извините, не получается.
Tags: контрманипуляция сознанием, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →