Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Слово о том, как действуют слова
lex_kravetski
Давно пора что-то делать, а мы тут все говорим. Может, конечно, и правильно говорим, – но ведь надо же делать! А слова -– они же ничего не значат. Может, мы специально говорим, чтобы никто ничего не делал?

Из такого рода рассуждений о ничтожности слов автоматически следует, что слова очень даже значат -– раз они могут даже заставить кого-то отменить действия. Но это почему-то никого не останавливает от повторения изначального тезиса: слова ничего не значат.

В сознании очень многих людей живут представления «вульгарного материализма»: что общество создают не слова идеологов, не корпус имеющихся в распоряжении текстов, а исключительно «сугубо объективные факторы», главный и основной из которых — экономические отношения в самом примитивном их понимании (то есть, не в смысле воспроизводства общества в целом, а в смысле воспроизводство одних лишь материальных ценностей).

Но заметьте, тут не зря сказано: «в сознании людей живут». Действительно, вне сознания нет ни материализма, ни идеализма. Модель мира может существовать только в голове человека, а вне её существует исключительно сам мир. Не модель — сам мир.

Если мы считаем, что точка зрения вульгарного материалиста «правильная», «научная», «полезная», то тем самым заключаем, что эта точка зрения в состоянии влиять на мир, — иначе ни о «научности», ни о «полезности» не может идти речь. Влиять на мир, как и всё идеальное (а мысли, они по определению относятся к идеальному), она может исключительно посредством влияния на людей. То есть, сам вульгарный материализм оказывается тем самым идеальным, которое вполне себе меняет и создаёт общество в дополнение к экономическим отношениям и прочему. Таким образом, означенная точка зрения опроврегает сама себя.

Тут даже не спасают дополнения вида: «имеется в виду, что экономические отношения — это главная причина изменений в обществе, а тезис про их главенство — вторичная». Ведь вторичная причина потому и вторичная, что если её отбросить, то первичная всё равно будет действовать, как и раньше. То есть, тезис о вторичности слов по отношению к экономике, сам по себе являясь комбинацией слов, не должен как-либо влиять на общество, чтобы считаться верным. Но тогда он оказывается и не нужным — ведь он ни на что не влияет. Если же влияет, то он неверен.

В сознании других людей живут другие тезисы. Так, некоторые считают, что слова не важны, потому что сказать можно что угодно. Если бы эти люди не вступали в споры на том основании, что спорить бесполезно, всё было бы последовательным.

Однако вместо этого одни люди из этой группы в споры вступают — по крайней мере, в споры о бесполезности слов, чем опровергают собственную точку зрения: ведь если слова ничего не значат, то ничего не значат и их слова о незначимости слов. Другие утверждают, что спорить, это плохо, поскольку оппонентов спор может обидеть. Но ведь обида — как раз и есть наглядное проявление значимости слова. Оно, слово, меняет состояние мира, как минимум меняя настроение спорящих сторон.

Чтобы быть последовательным, постулирующий незначимость слов должен эти самые слова просто никогда не произносить. Самоустраниться изо всех споров вообще, включая споры о значимости слов и споров. Его участие в этих спорах противоречит его собственному тезису. Если его точка зрения верна, то пусть тогда молчит. Пусть говорят только те, кто считает слова значимыми.

Вообще, странно считать слова незначимыми, когда их значимость так легко проверить на эксперименте. Например, говоришь кому-то «иди, копай», он идёт и копает. Не всегда, но часто случается именно так. Обратите внимание: человека не хватают и тащат насильно, а просто говорят. Какие ещё тут нужны доказательства?

Какие ещё нужны доказательства, если мы живём в мире, который целиком построен на фундаменте слов. И речь в данном случае не про эти ваши интернеты, а про материальную основу современности: технологии. Невозможно разработать технологии и воплотить их в жизнь, не пользуясь словами. Научное знание передаётся через слова, организации организовываются исключительно словами, даже те самые «экономические отношения» существуют исключительно благодаря словам.

Современные дела состоят, фактически, из слов: ведь в каждый сколь угодно сложный современный девайс встроен процессор, к которому приложено соответствующее программное обеспечение. А оно — слова. Более того, и сам процессор по логике устройства — слова. Только писанные медью по кремнию.

Любые социальные преобразования начинаются именно с текстов. Не бывает так, что под воздействием «объективных экономических факторов» все одновременно вдруг взяли и всё поменяли. Нет, любое изменение предварялось мыслью, развивавшейся через слова и переносившейся посредством слов. Безусловно, мысль была побуждена, в том числе, экономическими отношениями, но лишь потому, что все мысли вообще побуждены реальным миром. Это, однако, не означает, что мысль по отношению к нему — заведомо вторична. Ведь мысли и побуждаются реальным миром и одновременно его творят. Тому пример, как уже говорилось выше, современная цивилизация. Самолёты и компьютеры не могли собраться сами собой, минуя мыслительную стадию.

Когда нормальный, невульгарный материализм говорит об идеальном, он лишь утверждает, что идеальное — это форма материального. Что у идеального нет нематериальной составляющей. Что идеальное — это такая абстракция, которую мы ввели для простоты рассуждений. Неверно считать сие тезисом о неважности или, тем более, о несуществовании идеального.

Ровно так же неверно считать, что слова — это несущественная добавка к некоторой «объективной реальности», которая как раз всё и обуславливает. С тем же успехом можно было бы называть волну: «несущественной добавкой к частице». И говорить, что раз волна порождается частицой, то частицы первичны и всё зависит строго от них, а волны — это так, баловство одно.

Нет. Это не так. Сознание определяет и порождает бытие ровно с тем же успехом, с которым бытие определяет и порождает сознание. И слово есть инструмент этого определения.


Эта статья на «Однако»




  • 1
Народ, по ходу вкуривает - что то комментарии не сыпятся, как обычно. А по теме - согласен.

Кстати, не раз ловил себя на мысли, что в социалогии, экономике, политологии и прочих науках об обществе действует принцип неопределенности, как в квантовой механики: инструмент, то есть экономические/социальные теории ощутимо влияют на объект эксперимента. А потом то у них БП не случается в запланированный срок, то, наоборот Революция случается не там, где теорией предсказано.

Они не просто влияют, они определяют то, что потом даёт результаты. Где был бы марксизм без теоретиков марксизма?

Я себе процесс "определения" идеального материальным представляю себе так, что из имеющегося в наличии широкого спектра идей и потенциальных идеологий наибольшее развитие получают именно те, которые некоторым образом соответствуют текущим "объективным условиям". Развитая и распространённая идеология затем начинает влиять на остальные аспекты реальности, те самые, которые определили её развитие. Получается, что материальное как бы развивает само себя через идеальное. Однако при отсутствии в обществе нужных, соответствующих моменту идей, развития не будет.

На мой взгляд, самая хорошая аналогия — самолёт. Он накладывает ограничения на возможности своего полёта, но управляет им пилот. Даже для беспилотников это выполняется: их «пилот» просто сидит не в кабине.

С «наибольшим соответствием» же имеет место быть философская проблема: дело в том, что распространение идеи меняет «объективные условия». Грубо говоря, автомобиль находится вот в этой точке потому, что до этого он находился вон в той. Он не может телепортироваться из Парижа в Москву. Но на этом основании нельзя сказать, что автомобилем движут строго «объективные обстоятельства», а водитель не при делах. Если, конечно, не считать «объективными обстоятельствами» вообще всё, включая предыдущую историю человечества и текущее состояние ума каждого человека.

В одну кучу свалены понятия "мысль", "слово" и "логика". Особенно это видно на примере процессора, который состоит отнюдь не из слов, но в который - действительно! - вложена мысль/идея, и функционирование которого подчиняется определённой логике (которая, впрочем, присутствует у любого технического - и не только - устройства, предназначенного для выполнения каких-либо операций).

При чём тут «вложенная мысль»? Речь о том, что он, процессор построен так. Суть процессора — в выполнении логических команд, а не в носителе. Процессор можно эмулировать программно с задействованием другого процессора, а можно даже «на бумажке», вручную. Процессор осуществляет операции над словами — «машинными», но это лишь вопрос кодировки.

Edited at 2011-09-06 12:32 (UTC)

Для практиков, кстати, - вышесказанное, - не секрет. Все знают, всё видят... Только молчат иногда.

>Для практиков

Для теоретиков, кста - тоже. Не для всех, правда )))

Александр а вы не думали зделать сборник своих заметок?

(Удалённый комментарий)
Ну так что теперь? В любом случае что-то надо делать...

А это разве не постулирование диамата? Уточняю просто

Re: Ответ на вашу запись...

Ну да, во многом.

Мне кажется, что тезис:

>Научное знание передаётся через слова

некорректен. Научное знание передаётся через опыт (физик делает эксперимент, медик препарирует труп, конструктор чертит схему и т.д.), а слова играют описательную роль. На мой взгляд: "Первичен эксперимент, а слова, описывающие его - вторичны".

>Первичен эксперимент

Первичен ЗАМЫСЕЛ эксперимента. Образ эксперимента, возникший в мозгу экспериментатора.
Организованный эксперимент так же подразумевает своё предварительное описание (метод, предполагаемый результат с его обоснованием)

О своевременности

Полагаю разработку Маркса преждевременной. Если бы его теории прибавочной стоимости не было, — европейский капитализм катился бы от кризиса к кризису, какие-то буржуазные теоретики изобретали бы теории кризиса, не затрагивая пролетариат и классовую борьбу. Пролетариат, не владея теорией изобретал бы способы борьбы, адекватные моменту. В момент глубочайшего кризиса Европа впадает в войну, хаос и запустение, восстанавливается феодализм и Тёмные века.

А в России строят общинный царско-крестьянский строй...

Теория Маркса дала предсказание и инструмент анализа, включающий в себя всех игроков Рынка. И тем запустила Игру. Капиталисты увидели будущий хаос, пролетарии — будущий порядок. Пока пролетарии боролись за будущий порядок, капиталисты — против будущего хаоса. И выиграли.

Пролетариям дали видимость желанного прядка, себе — гарантию от хаоса. За счёт чужих стран, где и был сделан хаос.

Ну да, а что такого? По моему общее место уже не культура "сидит" на экономике как надстройка, а наоборот экономика "сидит" на культуре (культура естественно в широком смысле). Если точнее, то экономика часть культуры.

>экономика часть культуры.

так было всегда. почитайте о банковском деле в исламских странах. В некоторых из них запрещено давать деньги в рост. А это, на минуточку, - основа банковского дела на западе. Но как-то ж они живут. Или взять тот же запад. В средние века ростовщичество каралось отлучением от церкви. Ростовщиков презирали. Но время шло, все менялось, и вот - алле-ап! - банкиры уже уважаемые столпы общества. Так что способы хозяйствования (экономика) всегда были частью культуры, а не наоборот.

Алекс, как тебе Охлобыстин как кандидат в президенты?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account