Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Плановая экономика для кухарок

Статья не моя, а дорогого товарища atly. Вот источник.

Секция разработки принципов плановой экономики, кстати, всё ещё набирает желающих.




Как всем известно, придя к власти, коммунисты заставят управлять государством кухарок. Разумеется, не сразу. Только после того, как кухарки научатся этому нехитрому делу. Конечно, коммунисты пока что не у власти, и когда её ещё добьются – не понятно, а в нынешней олигархической России к реальному управлению государством не подпускают не только кухарок, но и более квалифицированных специалистов, и даже (о, ужас!) некрупных капиталистов. Однако учиться не только никогда не поздно, но и никогда не рано. Данная статья, надеюсь, поможет разобраться в таком важном аспекте социалистического общества, как экономическое планирование. Примеры постараюсь приводить понятные кухаркам, в особые математические дебри не влезать, ограничусь элементами высшей математики, которые проходят даже в гуманитарных вузах и кулинарных техникумах на младших курсах.


Что такое планирование, и зачем оно нужно



Сначала определимся, о чём идёт речь, когда мы говорим о плановой экономике. Ведь, как известно, что-то планируют в своем деле не только социалистические государство, но и капиталисты. Особенно этим «грешат» крупные корпорации, которые, по степени забюрократизацированности, смело дадут фору советским чиновникам из произведений самых острых сатириков. Простейший бизнес-план выглядит примерно так: «Возьму я в банке 100 долларов, куплю на них 100 грязных яблок, помою и продам по 1,5 доллара за штуку. Стану богаче на 50 долларов. И так каждый день. Через год у меня будет 18'250 долларов. Верну банку кредит – 100 долларов, проценты по кредиту – 20 долларов. В итоге 18'130 долларов за вычетом 13% налогов – мой чистый годовой доход». Понятно, что в этом плане много неопределённостей внеэкономического характера, способных помешать его исполнению: яблоки могут украсть, или они пострадают от очередного японского землетрясения. Кроме того, в план могут закрасться ошибки предпринимателя: например, в данной местности яблоки не едят по религиозным соображениям, и продать их будет заведомо невозможно. Но, помимо форс-мажора и предпринимательских ошибок, существуют риски другого рода, и в нашем примере они гораздо более вероятные и могут помешать исполнению нашего плана, практически, на всех этапах: 1) банк может не дать кредит на данных условиях (или денег нет, или просто не захочет) 2) 100 долларов может не хватить на покупку 100 грязных яблок (даже если сейчас на рынке именно такие расценки, в течение года они могут сильно поменяться) 3) поставщики могут вообще перестать продавать грязные яблоки (будут мыть их сами) 4) цены на мытые яблоки могут сильно упасть (из-за конкуренции или обнищания населения) 5) государство может поменять налоговую политику. В итоге, из-за того, что предприниматель действует сам по себе, а его партнёры и конкуренты – сами по себе, бизнес-план любого предпринимателя может быть либо весьма приблизительным, либо заведомо ошибочным. Сверхприбыльное дело может внезапно стать убыточным и наоборот. И дело тут, прежде всего, не в глупости отдельных бизнесменов или случайностях типа землетрясений и засух, а в тех экономических принципах и отношениях на которых строится капиталистическая экономика, в рынке и частной собственности. Пока экономика поделена между независимыми частными собственниками, каждый из которых действует независимо от других, преследуя только свою выгоду, нормальное полноценное планирование не возможно, возможны только благие пожелания типа «заработать на мытье яблок 18 тыс. долларов за год» или «удвоить ВВП за пять лет». Полноценное планирование может быть только глобальным, и необходимое (но не достаточное) условие для него – отсутствие частной собственности на предприятия.

Часто приходится слышать, что во многих рыночных экономиках часть предприятий принадлежит государству. А в некоторых – так и вообще, очень значительная или стратегически важная часть. А раз так, то эти страны – социалистические, или почти социалистические. Однако государственная собственность нас смущать не должна. Дело в том, что государственные предприятия при капитализме обычно в своей работе руководствуются тем же, чем и частные – прибылью именно этого предприятия. Кроме того, существуют они в тех же самых рыночных условиях: занимают деньги, привлекают дополнительный акционерный капитал, приобретают сырьё и рабочую силу, продают продукцию на том же самом рынке, что и любой частный капиталист. Попытки поставить государственные предприятия в особые условия (например, налоговые льготы) заметно способствуют развитию коррупции, поэтому обычно не популярны.

Итак, в плановой экономике планирование должно осуществляться не на каждой фирмочке по-отдельности, а глобально – во всей экономике сразу. Для этого вся экономика должна как минимум находиться под единым контролем (государства, демократического общества или кровавого тоталитарного диктатора – в данном случае это не важно). В то же время, у этого глобального управляющего экономикой не должен развязываться пупок от столь непростой задачи. Поэтому, нам придётся отказаться от устоявшихся стереотипов и не ссылаться на опыт экономики СССР. Дело в том, что даже в середине 80-ых годов ХХ века, т.е. непосредственно накануне перестройки, ещё не существовало технической возможности проводить такое планирование, своевременно корректировать план, проверять насколько он точно исполняется и вообще, насколько он адекватен реальной жизни. В итоге государство, планируя из единого центра только самые общие показатели, передавало значительную часть задачи по планированию самим предприятиям, которую предприятия решали относительно независимо друг от друга, исходя из собственной выгоды. Т.е. ситуация качественно не сильно отличалась от частной собственности в капиталистическом мире, разве что прибыль шла не в карманы небольшого процента богачей, а тратилась на нужды всего народа (что, разумеется, тоже немалый плюс). Конечно, государство пыталось создать такие условия, способы мотивации и оценки работы предприятий, чтобы им было выгодно только то, что выгодно обществу в целом. Но получалось не очень. За десятки лет руководители страны перепробовали много разных способов, и, в конце концов, остановились на рыночном. Чем всё закончилось – мы знаем. Таким образом, любые возражения типа «а вот в вашем совке...» и «мы это уже проходили», которые часто приходится слышать из уст некоторых кухарок, заранее отметаются как не имеющие непосредственного отношения к делу.

Как же подойти к задаче оптимального планирования производства? Сделаю еще одно небольшое, но необходимое лирическое отступление. Практически вся разумная человеческая деятельность идёт по пути от «делаем на глазок» до точных научных расчётов. Дикари делали первые луки и стрелы практически наобум, руководствуясь собственным жизненным опытом, некими соображениями «здравого смысла», суевериями и ещё много чем. Но вот даже простой школьный курс механики им был не знаком, применить науку в своем наукоемком производстве они не могли при всём желании. При изготовлении современных спортивных луков и стрел применяются достижения и современной механики, и биологии, и науки о материалах. Возможно, даже применяется компьютерное моделирование. Так сложилось, что «технические» области человеческой деятельности прошли этот путь быстрее, чем «гуманитарные». Машины и приборы уже очень давно перестали делать наобум, предпочитая научный расчёт. В экономику, социологию, лингвистику математика пришла сравнительно недавно, да и то во многих областях этих наук игнорируется. Объяснение этому дал еще в 17 веке английский философ Томас Гоббс: «если бы математические аксиомы затрагивали наши страсти, они по сей день были бы предметом жестоких споров». К счастью для математиков, сама по себе математика ничьих интересов не затрагивает, но будучи применённой к некоторым практическим задачам, наступает на мозоли довольно влиятельным людям. Поэтому тормозится развитие не собственно математики, а процесс её внедрения в некоторые науки (прежде всего – экономика, управление). Так вот, основной аргумент против плановой экономики со стороны критически настроенных кухарок, обычно звучащий примерно так: «современное производство устроено крайне сложно, всё точно спланировать невозможно, сбалансированная экономика и план – вещи не совместимые», следует читать немного иначе: «если составлять план на глазок, то результат получится неудовлетворительный». И с этим утверждением трудно не согласиться. Однако планировать «на глазок» никто и не предлагает, мы будет подходить к вопросу строго, и составлять план настолько точно, насколько это позволяют входные данные и наши вычислительные возможности.


Производственный баланс



Сам процесс общественного производства должен быть интуитивно понятен любой кухарке: в каждом технологическом процессе (обычно, тщательно задокументированном) на вход поступают некоторые ресурсы (сырье, энергия, детали, часы работы некоторого оборудования или людей), на выходе получаем продукцию и отходы производства. Аналогичным образом, когда кухарка приготовляет некоторое блюдо, она руководствуется кулинарным рецептом, согласно которому расходуются определённые ингредиенты, а на выходе получается определённое количество готового блюда. Именно на понятном любой кухарке примере рецептов и приготовления блюд, мы и рассмотрим научный подход к планированию. Аналогом глобального экономического планирования может выступать планирование приготовления блюд для особо крупного банкета, составления списка продуктов, которые необходимо заранее закупить. Либо наоборот, определения количества блюд, которые реально приготовить из имеющихся на складе продуктов.

Читать целиком
Tags: ОНСБ, политика, социализм-2.0
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 121 comments