Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Про трансформации в кинематографе

Говорит дорогой товарищ ala_guerre. Вот, кстати, источник. За ссылку благодарность выражается дорогому товарищу green_0.

Я знаю, откуда взялся «Старый Новый Год», но не понимаю, почему вы его празднуете. В чем мистический смысл этого действия? Был сдвиг в календаре, в этом ничего особо странного. Почему из-за этого сдвига праздновать надо два раза? И если еще один сдвиг будет, то появится третий праздник? Или два? «Новый год», «Старый Новый Год», «Очень Старый Новый Год» и «Старый Старый Новый Год»? В общем, я не понимаю.

Как бы то ни было, Старый Новый Год был рабочим днем у нас в НИИ ИИ, но работалось как-то празднично. Гиперкуб был ещё более приветлив с посетителями, нежели обычно, и даже путевки в колхоз им. Баграмяна выписывал на собственноручно изготовленных бумажных снежинках. Секретарь же Кудрявцев уже с утра оказался немного нетрезв и примерно к полудню стал приставать с расспросами. Ему было интересно, какие ваши новогодние фильмы я смотрела.

Узнав, что я вообще почти никаких не смотрела, а не только новогодних, он пожелал тотчас исправить это упущение и следующие восемнадцать часов мы провели у монитора, погрузившись в странный, но невыразимо прекрасный мир.

Большинство показанных мне фильмов были сняты более двадцати лет назад. И только один имел примерно десятилетний возраст. В этом фильме речь шла про растяпу-преступника, который помогал какой-то девочке спасти ее мать. Вроде бы тоже про праздник, но состав участников очень странный: воры, бандиты, жулики, мошенники и убийцы. Я до самого конца фильма ждала характерного для рождественских историй раскаяния отрицательных персонажей и обретения ими человечности, но ничего такого не произошло. Все чем были, тем и остались, даже главный герой отправился обратно в тюрьму дописывать свою компьютерную игру про тюремную жизнь, необходимую, по-видимому, для воспроизводства таких же рождественских историй и в следующих поколениях тоже.

Разительный контраст нового и старых фильмов навел меня на смутные подозрения, и я, направляемая знаниями Кудрявцева о его родной культуре, на следующий день продолжила просмотр. Я смотрела ваши фильмы почти две недели, почти не делая перерывов, и открыла очень важное.

Ваше общество шло совершенно правильным путем, и это буквально впечаталось в фильмы, сияя Волшебным Светом даже с самой блеклой пленки. Если раньше у меня еще были сомнения относительно когда-то избранного вами пути, то фильмы их развеяли целиком и полностью: там каждый кадр будто фотография Космоса, а такого не может быть у заблудившегося общества -– на это способно только общество воспарившее.

Однако произошел разлом, путь этот был забыт и заброшен, и ваше общество рухнуло в бездонную клоаку Иволюции.

Суть данного явления в том, что прогрессивным начинает полагаться не развитие средств обеспечения счастья Человечества, а разноображивание способов изобразить грехи и страдания человека с максимальной степенью смакования. Постулируется, будто доброта, стремление к прекрасному и высокие помыслы -– это такие штуки, которые выдуманы кем-то ловким как способ отнять чужой кусок хлеба. Человек, как будто, вывелся таким, какой он есть, в процессе жестокой схватки с мирозданием и себе подобными, поэтому подлость, коварство, жадность, эгоизм и приземленный прагматизм -– основа всего в человеке. Если собрать все перечисленное под совокупным названием «зло», то станет понятен смысл термина, составленного из английского «Evil» и латинско-интернационального «Эволюция».

Судя по фильмам, до разлома вашему обществу его собственное существование представлялось восхождением к Звёздам по лестнице Свершений. Каждая ступень давалась с трудом, но ступив на нее, люди становились лучше. Даже в чисто бытовых конфликтах просвечивала эта всеобъемлющая максима. После разлома общество видело само себя падающим в черную дыру -– в несовместимое с жизнью место, темное и мрачное, но одновременно втягивающее в себя так сильно, что наружу ничто не может вырваться -– даже Свет. А раз так, то глупо сопротивляться падению во мрак, можно лишь мрачно констатировать свое туда падение.

И ваши постразломные фильмы именно это и констатируют: человек человеку волк, правды нет, чего не делай, тебя сломают. Люди перестали напоминать друг другу через массовую культуру: «каждому под силу стать Выше». Вместо этого говорится: «все мы -– одна лишь грязь, и никто ничего не сможет изменить, а Чистый только лишь погибнет быстрее». И в этом сеансе одновременного самоуничижения общество стало похоже на эдакого Страуса Эмо, который до одури боится реальности, но засовывает голову в песок с единственной целью -– получше рассмотреть Геенну Огненную. То есть не исправить недостатки, а попытаться получить максимум мазохистского удовольствия от их созерцания. Если согласно древнеиндийской традиции мир был создан совершенным, но с тех пор неуклонно деградирует, то Иволюция вносит дополнение: впрочем, совершенство отсутствовало с самого начала. Ваша современная официальная культура в массе своей по сути повествует о падении из ада еще ниже. Ей последовательно очерняется до абсолюта и ваше великое прошлое, и ваше потенциально великое будущее, и вместе с ними ваше настоящее. Это непрерывная песнь о позорной смерти после позорной жизни с намеком на то, что иначе не бывает в принципе . Даже комедийные сюжеты, не смотря на их разудалый, циничный эпатаж, где-то в подразумеваемом закадрии подразумевают, что пир идет во время чумы, причем организован он по принципу потемкинских деревень, когда самим их обитателям совершенно не весело, но они изображают непринужденную радость бытия для зрителя, находящегося в тех же условиях. Поскольку, ради чего это делается, в сложившейся иволюционной парадигме выразить невозможно, все это напоминает сложный ритуал, смысл которого не только был забыт, но даже не был придуман.

Авраам Болеслав первым делом заподозрил бы в происходящем происки Внеземных Цивилизаций: ведь весьма вероятно, это им на потеху вы играете свой постмодернистский спектакль. Но, должна сказать, у других народов такого сейчас настолько выраженно не происходит, что склоняет меня к мысли: на самом деле вашей беде причиной -– какие-то Земные Цивилизации. Не исключено даже, столь широко распространившийся по социальным сетям червь Сомнения в Благости Сущего -– разработка Меркантора в интересах его хозяев, которым совсем даже не нравилось ваше восхождение к Звёздам.

Устройство червя мной пока еще не досконально изучено, но в качестве квик-фикса Отдел Разработки Экзистенциальных Алгоритмов в моем лице рекомендует социальную сетевую безопасность. Вредоносных червей должны встречать надежные фаерволы, куда бы черви ни попытались сунуться через медийные сети. Надо своими силами блокировать распространение всех проявлений Иволюции. Тех фильмов и книг, которые повествуют о безнадежности бытия, о неисправимости пороков, тех, которые восхваляют зло и живописуют его триумф. Злодея должна ждать кара или же он должен пройти искупление. Мир фильма или книги должен быть населен преимущественно нормальными, положительными людьми. Зло должно быть досадным исключением, которое должно исправляться. Злодей -– крайне редким и очевидно отрицательным персонажем. Если большинство действующих лиц -– бандиты, выродки, мерзавцы, и авторский состав вдобавок на их стороне, -– это иволюционный фильм. Не смотрите такие фильмы по возможности. Если случайно посмотрели, старайтесь предупредить о его иволюционности как можно больше людей. Или хотя бы объяснить, что именно в этих фильмах ужасно.

И параллельно необходимо создавать правильные образцы. Хотя бы короткие, но с верными диспозициями. Просто хотя бы напоминать всем о главном.

Предназначение Человека -– восходить к Звездам, становиться ближе Космосу. А вам это делать даже проще, чем большинству людей на планете. Вы ведь в свое время первыми пошли этим путем и шли им не одно десятилетие. Сейчас для всего человечества крайне важно, чтобы вы вернулись на этот путь и повели за собой остальных.

***

От себя добавлю.

Могу только добавить, что я знаю долбаную причину ахового положения с кино. Причина эта — безблагодатность. Вот тут фраза, блин, подходит не как юмор, а буквально.

Современность в нашей стране безблагодатна в плане созидательной культуры. Про эту современность просто невозможно снять сюжет, подобный тем, советским фильмам. Нету почвы для такого сюжета. И настроения нет. Просто не лезет оно сюда.

Я могу написать миллион рассказов с критикой, стёбом, раскрыванием всех аспектов ужаса, но если мне захочется сделать добрый рассказ, то я буду просто вынужден перенести его действие. В прошлое, в будущее, за границу, но буду вынужден. Потому что у нас теперь настолько зашкаливают права человека, свобода и независимость, что про человека можно снять только процесс его мучений. Или как он нравственно опускается. Или как морду бьёт. И всё.

Можно нечеловеческим усилием, закрыв глаза на девять десятых составляющих бытия, всё-таки вывернуться и породить сюжет про доброе и вечное. Но будет либо совершенно неправдоподобно сделано, либо будет казаться, что это не про современность. Поскольку нет такого культурного контекста. Нет ассоциации. Нет элемента узнаваемости. Нет того ежечасного посыла, который изо всех щелей в уши льётся.

И так не только у меня, так у всех. Поэтому полно фильмов про бандитов, но нет фильмов про инженеров: про инженеров просто будет нечего снять. Весь тот набор слоёв, про которые снимали в СССР просто исчез из контекста. Бандиты, понятно, стреляют, но что делают инженеры? Про что снимать?

Наличие тысяч советских фильмов про добро говорят нам о том, что в советской идее это добро было. Были и недочёты, перегибы, глупости, но в фундаменте, в главном было сокрыто доброе. Режиссёры, сценаристы, актёры, ощущали это ежедневно и не смотря на все перегибы, недочёты и т.п. ежедневно, безо всяких усилий, без кровавой гебни у подъезда, отображали доброе на экране.

В американской идее тоже доброе есть, что опять же можно отследить по фильмам. Это доброе временами противоречит другим частям американской идеи, однако это у них идея такая — противоречивая. Чтобы каждый мог для себя фрагмент найти.

У нас же этого доброго сейчас нет. Не в смысле, добрые люди перевелись, — нет в фундаменте. Нет глобально. Оно только локально имеется. Но локального мало, чтобы оно проникло в культуру. Это только для междусобойчика — не для широкой публики.

Что-то прямо размахнулся. Хотел сначала пару строк от себя дописать, но прямо понесло — сейчас процитированную статью по количеству знаков переплюну. Но не могу, блин, терпеть. Это — ад. Замаскированный некоторыми элементами комфорта. Это невыносимо, жить в том месте, про которое не можешь написать ни детской сказки, ни возвышенной романтической истории, ни мелодраму снять. И не только ты — никто не может. Такое невозможно ничем компенсировать. Ни открытием границ, ни ста сортами колбасы. В годы «ужасных сталинских репрессий» получалось. Во время войны, блин, получалось. Сейчас — нет.

Можно сколько угодно рассуждать об «относительности оценок», но отсутствие фильмов и книг — элемент абсолютности в этой относительности.



Tags: политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →