Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Лексова реформа русского языка как иллюстрация проблем современного мыслительного аппарата
lex_kravetski
Многие уже заинтересовались, к чему это я написал про реформу русского языка. Многие уже строят предположения, юмор это или нет, вброс ли или что-то серьёзное. В общем, к чему это всё.

Это всё, дорогие товарищи, к проблемам мыслительного аппарата. Давно, к слову, подмеченным проблемам.

Предвосхищая не особо важные вопросы: да, я действительно считаю, что подобного рода реформу стоит провести. Однако мне совершенно безразлично, как скоро её проведут. Поскольку данная статья исподволь про другое. Она таки отчасти вброс и провокация. Но не с целью выставить кого-то конкретно идиотом, а с целью самому ещё раз убедиться в существовании, а другим дать посмотреть на сей суровый дефект современности, увы, поразивший даже изрядную часть моих заведомых сторонников.

Ряд граждан интересуется, что делать для осуществления социалистических преобразований в обществе? Искать ли причины падения СССР? Клеить ли листовки? Идти ли на фабрики или строить свои мини-группы законспирированных преобразоваторов? Штудировать ли Маркса, либо же перегораживать трассы? Прорваться ли в парламент, либо же наоборот затачивать пулемёты?

И я отвечу. Первейшая задача забороть в широких массах населении суровый дефект сознания, имя которому наверно придумал бы проф. Инъязов, однако за отсутствием последнего в осязаемой реальности, довольствуюсь громоздким вариантом «ритуальное осмысление концепций».

Надо отметить, что ненормальным следовало бы считать, наоборот, отсутствие данного дефекта. Собственно, с точки зрения времени существования нормальным является как раз ритуальное осмысление. Но в нашем случае оно критично: революционные преобразования может совершать только то общество, в котором данный дефект у большинства активных его представителей отсутствует.

Суть дефекта в том, что почти любая… хотя будем честны — вообще любая концепция проверяется на пригодность не по содержащемуся в ней смыслу, а по соответствию некоторому ритуальному эталону. Так, например, упомянутый ранее русский язык полагается верным только в нынешнем своём варианте, а вроде бы известный факт, что современный вариант — н-дцатая редакция неизвестно доподлинно чего, причём, на большинство предыдущих он похож настолько слабо, что дешифровать прошлые редакции сможет мало кто из носителей современной, — игнорируется. Современный вариант вроде как записан в некотором виртуальном Священном Писании — чего-то типа «Нормы современного русского языка» — и прекословие Писанию дозволено только жрецам или лучше даже вообще никому.

Следовало бы рассматривать предложенные реформы в разрезе «удобно — не удобно». «Соответствует реальному разговорному или нет» (современный письменный язык интернета, к слову, на данный момент уже выступает как разновидность разговорного). Наконец, «если вдруг да, то каким образом провести реформу с наибольшей эффективностью и наименьшими потерями». Но большинство этого не делает. Только пять-шесть человек в постановке вопроса разглядели собственно постановку, почти же все остальные, включая давно знакомых и весьма мной уважаемых, напротив, восприняли текст как бунт то ли Прометея против Богов, то ли быка против Юпитера лично.

Вариант без сего «нормального дефекта» предусматривает возражение «так будет неудобно потому что…», он допускает тезис «а лучше было бы вот так…» и даже вариант «новые правила хуже старых из-за всеобщей привычки на фоне мизерности сэкономленного в последствии времени» (я не согласен, но это таки могло бы быть возражением). Вместо этого высшая точка возможных следствий мышления с означенным дефектом примерно такая:

Если уж мы собираемся писать «-ться» без мягкого знака, то давайте тогда ещё срать прямо сразу на улицах, а не в туалетах.

В тезисе из высшей точки уже мало кто может найти логику, однако в рассуждениях многие последовательно, мелкими шагами приходят именно к такому умозаключению. Тут бы взглянуть назад, опомниться, спросить себя: «что же это я несу такое», но нет. Последняя часть фразы мыслится вполне логичным выводом из рассуждений.

Это происходит по причине восприятия реальности как места, где только боги обжигают горшки. Принципы, концепции, системы даже очевидно чисто человеческого происхождения, — такие как язык, — интуитивно воспринимаются как спущенные свыше в некотором откровении. И любой спор между старым вариантом и новым полагается отдельной битвой между старыми и новыми богами. Сторона, на которую следует встать, выбирается именно по этому принципу: «за которого я бога»? За бога которой редакции русского языка? За Java-бога или С-бога? Отмашет ли новый бог старого? Не прогадаю ли я?

Предлагающий изменения очевидно просто не очень хорошо знаком с Писанием, иначе с чего бы ему предлагать иное? В писании ясно сказано: есть только жвачных парнокопытных. Свиней поэтому нельзя. Нет-нет, не «невкусно», не «опасно для здоровья» — грешно. Почему? Э-э-э… Ты что, не читал что ли? Так тяжело прочитать? Вон же, написано там: «нельзя».

Формулировка оказалась неточной, христиане отвертелись, поэтому в Коране уточнили прямым текстом: свиней — ни-ни.

Свиней едят только грешники. А не едят, очевидно, только жиды. Вот он, краеугольный камень баталии. Той самой, где кто-то поднял вопрос: «что полезнее, свинина или говядина».

Естественно, изменение фрагмента религии — подкоп под саму религию. Тут всё логично: начни есть свинину, всё нафиг рухнет и пойдут резать направо и налево. Ну а написание в неопределённой форме глагола «-ться» без мягкого знака рано или поздно приведёт к отказу от самых основных современных санитарных норм. Как иначе-то, если Здание Цивилизации наверняка построено строго на религиозном фундаменте? Может ли простой Смертный даже просто задуматься о пересмотре фрагмента Слова Божия?

Любая реформа очевидно направлена в плохую сторону, поскольку хороших реформ человек очень давно уже не видел. Благом или как минимум наименьшим злом полагается принцип «пожалуйста, ничего не трогайте», любой другой вариант хуже. Заведомо хуже. Тут даже нечего обсуждать — любые расхождения с текущим вариантом Священного Писания хуже нерасхождений. Дискуссия в любом случае будет идти в сторону, сознательный богоборец ли предложивший реформу, либо же он просто не в курсе.

И с этим следует покончить в первую очередь, поскольку спор между социализмом и капитализмом опять же воспринимается как битва бога Колбасы против бога Колхоза. Как битва бога-Маркса и бога-… я не знаю… бога-Мизеса. Содержание не важно́, ва́жно, которое из Писаний святее. И который бог отмашет которого.

Редкий грамотный коммунист хоть что-то отваживается утверждать без отсылок к Марксу — ведь тогда другие не менее грамотные коммунисты вычеркнут того из числа грамотных. Ведь грамотность — это способность процитировать «Капитал». Даром, что Ленин четь не прямым текстом говорил, что коммунизм начинается с учебника по физике — это неважно. Это у богов так, а у простых смертных он начинается с Маркса, а кончается Лениным. В промежутке Энгельс, а дальше уже всё.

Листовка — это жертвоприношение богу. Перегораживание трассы — оно же. Иногда, чудом, они служат какой-то тактической цели, но сиё редко. Статья на сайте или в газете — это трактовка Священного Писания, его повтор, либо же молитва. Отмашет ли Маркс Мизеса, буде им спуститься со своих Олимпов? Может ли жителей грешной Земли интересовать что-то за гранью этого?

Первый шаг к положительным преобразованиям — исправление основного дефекта: неспособности рассуждать самостоятельно. Неспособности даже не только рассуждать, но и воспринимать рассуждения как рассуждения, а не просто как поступающие из неизвестного источника сведения. Устранение ритуальности из осмысления концепций.

Изложение факта, это надо себе уяснить, зависит от личности излагающего, но рассуждение не зависит. Правдив ли факт при отсутствии иных способов можно вычислять, исходя из доверия к этот факт излагающему, но рассуждение не становится правильным или неправильным только от того, что оно изложено кем-то конкретным. Тезисы «Капитала» по факту изложения их Марксом не верны и не неверны. Верны или неверны как максимум исходные точки этих рассуждений — исторические и экономические сведения, приводимые в этой книге.

Фамилия Эйнштейн не делает истинным высказывание, под которым она поставлена. А фамилия Гитлер не делает его неверным.

Никакой словарь не может доказать, что Истинно Верно такое и только такое написание. Ведь словарь фиксирует некоторый вариант извне, но никак не самодостаточный абсолют. Лишённый ритуальности в осмыслении концепций разум должен просто сразу отвергать такие аргументы. Тем более, он не должен их порождать. И дело не в том, что отдельно взятая реформа не может быть чудовищной, и не в том, что в словаре вообще нет никакой ценной информации, а в том, что значение функции и её производная в точке, что состояние и изменение состояния, что пребывание на Третьем Транспортном и движение по нему к станции метро Автозаводская — совершенно разные вещи. Принципиально разные.

Наличие текущего состояния не говорит о том, что любой набор изменений это состояние ухудшит — такое бывает только в глобальном максимуме.

Наличие некоторых фамилий под набором рассуждений ничего не говорит о правильности рассуждений — оно может только до прочтения намекнуть нам, с какой вероятностью прочитанные рассуждения будут верными.

При анализе рассуждений об изменениях следует анализировать рассуждения об изменениях. Если не обучить людей именно этому, то слова всех дорогих товарищей пропадут втуне. У дорогих товарищей нет своей разветвлённой Церкви и мега-мощного Рупора, чтобы перекричать тех, чей ритуал сейчас в почёте вместе с концепцией, из него вытекающей. Орущий в окно «Сталин не ел детей» не перекричит орущий о противоположном телевизор. Поэтому первостепенная цель — снять господство ритуального эталона. Для начала, конечно, с себя. Прежде всего самому научиться понимать структуру обсуждаемых вопросов.

В частности, понять, что применительно к любой реформе русского языка аргумент «новый вариант хуже тем, что он неграмотный, а старый — грамотный» по своей силе не уступает аргументу «капитализм лучше социализма тем, что капитализм узаконен, а социализм — нет».

Кстати, понять глубокую порочность второго аргумента, а так же причины этой порочности, если такое пока не сделано, тоже весьма неплохо бы.


Сделать так, чтобы количество повторений и фамилии под текстом не влияли на восприятие рассуждений из этого текста. Сделать так, чтобы фамилии под другими текстами не могли опровергнуть рассуждения из этого. Чтобы реформа чего-либо рассматривалась не как «вон тот её похвалил» или «вон тот заругал», не как «все делают иначе», не как «не надо ничего трогать», а как совокупность тезисов, возможно верных, а возможно и нет. Причём зачастую как содержащая и те и другие тезисы. Причём верность должна быть доступна самостоятельной проверке лично вами.

Хотя бы чтобы самому выпутаться из ритуальных сетей. А следующим шагом выпутать друзей и знакомых.

Если это не будет сделано, менять мир будете не вы. И мир, поверьте, не преминёт при этом изменить вас. Следующая реформа будет проведена без вашего ведома, поскольку вы её даже не пытались замыслить. Даже абсолютно честный реформатор не будет консультироваться с вами — в этом нет смысла, ведь у вас отсутствует практика. У вас отсутствует тренировка — что вы сможете поменять при случае? Или, вы думаете, когда случай настанет, тренировка вдруг явится задним числом сама собой?

Вы самоустранились из практики обсуждения изменений, поскольку вам было важнее узнать, который бог которого отмашет, не более чем. В какой-то момент вместо тома с надписью «Маркс» или «Мизес», вам на стол ляжет том с надписью «Лекс» (это при хорошем раскладе) или с какой-то ещё надписью. Несомненно, спущенный с Небес. Что будет для вас свидетельством, что один бог наверно отмахал другого.




А-а-атлична!

(при том что я против предлагаемой реформы, если что. Не потому что "священное писание", а потому что сегодня её совершенно некому разрабатывать и проводить; и лучше всего это видно из каментов ряда "сторонников" из предыдущего поста)

Edited at 2010-10-18 17:58 (UTC)

Спасибо интересно и созвучно моему собственному ощущению.

Собственно люди вообще склонны себя и свою жизнь считать локальными максимумами :) иначе становится грустно жить. Желающих сознательно погрустить, но увидель себя и мир таким какой он есть немного.

Мощно, убойно, спасибо.

(при том, что я против обсуждаемой реформы и вообще троганья некоторых "священных коров")

А почему против?

(я тоже против, интересно было бы причины сравнить)

язык - это совсем не "горшки"

в каком-то произведении лектор на селе учил, что Бога нет, на что местный старичок задал ему встречный вопрос о причине различной формы испражнений у коровы и овцы (лепешками и горошками соответственно), ну и так как лектор по этому поводу ничего не смог пояснить, сделал вывод, что раз он в дерьме не разбирается, то...

к этому идёт (очень удачно сформулировано)

"Если уж мы собираемся писать «-ться» без мягкого знака, то давайте тогда ещё срать прямо сразу на улицах, а не в туалетах."

По поводу слепого преклонения перед авторитетами - полностью согласен.
А отношении языка вы ломитесь в открытую дверь - все эти лингвисты и филологи давным-давно знают, что языки непрерывно эволюционируют (на этом вся современная лингвистика построена) - и вполне согласны с тем, что нормы правописания должны изменяться вслед за языком; вопрос только, насколько часто? Сохранение непрерывности письменной традиции иногда требует определенных жертв, и тут как раз в русском языке положение гораздо лучше, чем в любом старом западноевропейском - взять хоть английский!
Все-таки почитайте, если выдастся время, хотя бы четвертую главу книги Успенского)))))

>вопрос только, насколько часто?

Вопрос не только в том, насколько часто - он ещё и в том, насколько это получится удобно. Простейший пример - "жи-ши vs жы-шы".

Ладно, мы принимаем норму "ы". Только при этом мы вместо облегчения получаем серьёзный гемор в виде доп. правила: глагольная приставка "-ить" принимает 2 формы, "-ить" и "-ыть" (потому что "пришЫть", но "прибИть"), вот и заучивай теперь. Безусловное правило ("жи-ши" - с гласной "и"!) учится легче, чем условное ("окончание -"ить", кроме тех случаев, когда основа заканчивается на "ж" и "ш", иначе "-ыть").

Это так, навскидку.

Мне кажется, тут не в богах и их махачах дело. Животные ходят на водопой по проторенной тропинке. И если с животным ничего не случилось на этой тропинке один, два, десять раз - оно пойдет по ней и в одиннадцатый. Так сказать - спокойный консерватизм - здесь можно идти, здесь спокойно и безопасно и в конце будет вода.
С человеком - похожая ситуация. Ни для кого не секрет, думаю, какой стресс для приличной (если не подавляющей)части населения - новая область или существенные изменения в области старой и приличной. Это стресс - беспокойство, ниспровержение устоев, прощания с привычным и проверенным десять раз. Человек сопротивляется всем этим плохим факторам, причем чем дальше от момента рождения - тем сильнее сопротивляется.
Поэтому реальных ниспровергателей устоявшегося - мало, творцов нового - вообще единицы. Если они существенно опережают свое время - им будут сопротивляться, порой яростно и фанатично. И слава богу - придем время - их идеи проникнут в структуру старых устоявшихся идей и заменят их или разрушат - но старые идеи все равно будут фундаментом. Если бы все были такими творцами и ниспровергателями - то никакого движения вперед просто не было бы - по причине отсутсвия устоявшихся идей и мнений

Вот за здравость-то я Вас и зауважала)

— вам на стол ляжет том с надписью «Лекс»

Болеем-с, опосля сразу же продолжим-с.

Феерично. Воинствующий дилентантизм во весь рост. И море апломба. Как и положено воинствующему дилетантизму.

Особенно мило, что примитивизацию языка пропагандирует человек, называющий себя коммунистом. Ться ему не нравится, ишь ты. Может порассуждать на тему как нужно реформировать и упростить язык Джава? Начнём с отмены... Чего бы? Конструкторов?

(Удалённый комментарий)
Как мне кажется, излишнее упрощение всего и вся прямиком ведёт к дальнейшей дебилизации. Которой и так хватает повсеместно.
Большевики, избавивляясь от ятей и прочих старорежимных литер, открывали школы, рабфаки и институты. Избавление от сложности языковых форм компенсировалось культурной революцией. Чем в наше время компенсировать упрощение существующих правил языка?

Вопрос не понял. Чем нам следует компенсировать упрощение сельхозработ, вызванное появлением трактора?

как тут много уже всего произошло

прочла и тот пост, и этот.
я за реформу, предлагаемую автором.
тем более ничего криминального он не предлагает - типа давайте писать "женицца".

я жутко грамотная. но это лишь по какой-то счастливой случайности. егэ бы явно не сдала, потому как не в состоянии запомнить эти бешеные правила, однородные члена и пр лабуду и ни на один вопрос типа "а почему вы тут поставили И? потому, что это суффикс деепричастия или потому, что это окончание глагола 2 спряжения??? а??" ответить бы не смогла.
но не все ж такие везучие - у кого "врожденного дара нет" - долбайся как дэбил с этими правилами, а их ... бесчисленно.

"пишу как слышу" мне еще кажется наиболее логичным потому, что жутко доставал в школе разбор слов по звукам. зачем??? зачем мы писали на разборе "МАРОЖИНАЙЕ", когда все равно надо писать "мороженое"???

по поводу этого поста.
призывы научиться думать - пустое сотрясание воздуха, увы. не зря ж 90% не имеют ни логики, ни зачатков анализа - что им ваши призывы? именно поэтому нужны здравые пастыри.

Re: как тут много уже всего произошло

>я жутко грамотная. но это лишь по какой-то счастливой случайности.

Вы сделали мой день! =))

*Бурные аплодисменты*

Отлично высказано, товарищ! А я-то ещё сомневался по поводу предыдущего текста: рассуждения вроде здравые, но и ирония наподобие имевшей в прошлом место быть присутствует. А тут вон оноч то!

У людей которые утверждают что "Order is for idiots. A genius can handle chaos." есть и другая отмаза против упрощения: препятствия закалют. Они мне так со всех сторон и говорят, как только дело до сложностей языка доходиn. Китайцев ставят в пример у которых, из-за иероглифов зрительная память развивается. Мы же говорят, мозги только на 10% используем, нужно их чем-то развивать.

Элитаристы считают что прогресс состоит в усложнении жизни людей и снижении эффективности труда. Поэтому я цитаты Эйнштейна-Чехова приводил - одним заблуждением (богами) бил по другому.

Мозги используются на 100% всегда. Просто в режиме простоя они потребляют 10% энергии организма, а в режиме напряженной работы 25%. Это гораздо больше, чем при разгрузке вагонов. Но не каждый может разгружать вагоны, куда уж там вести напряженную нервную деятельность всем подряд.

Касательно того эксперимента в котором эти ваши 10% засветились, никто ж не знает, в каком режиме и что именно считали :-)

Знаете, думать своей головой - одно из самых трудных занятий. Естественно, что многие стараются этого избежать, начиная со школьного возраста. И будет очень трудно заставить / научить их так делать. Мне вот часто просто лень. Читаю новости о реформе языка - и не думаю, а просто воспринимаю. Может, после ваших слов что-то изменится.
Пасиба.

(меланхолично)

Мы здесь говорим про обучение детей и иностранцев, верно?

Так вот, детей так и так придётся литературному языку учить, и по критерию конечного знания языка абсолютно всё равно, насколько он сложен - так и так выучат. Сравнивать здесь надо по тому, насколько в процессе обучения развился детский мозг - и тут сложный язык, оборудованный разновсякими исключениями, имеет преимущества.

Что касается взрослых иностранцев, то это ИМ нужно учить язык, так что пусть напрягаются. Чтобы видно было, насколько им чего от нас хочется.

Если же тема вроде "я прогуливал уроки русского, так давайте уравняем наши возможности", то у меня следующее возражение: мне так же неприятно читать тексты с ошибками, как слушать людей с дефектами речи ("я не могу выговорить букву фы, букву фы, букву фы и букву фы"). Только по обязанности. А если оно ещё будет раздуваться, как Шариков, на тему "теперь каждый имеет своё право", - а это, кстати, более чем предсказуемая ситуация - то я найду, чем сквитаться. От чего всем, конечно же, станет лучше.

Теперь по Вашему тезису "умейте думать реформаторски". Думать по-реформаторски - это не "вот вещь, как её можно УЛУЧШИТЬ", а "вот система - какую её составляющую можно изменить, чтобы выходные параметры системы изменились ТАК, КАК Я ХОЧУ".

Почувствуйте разницу.

Re: (меланхолично)

Как показывает практика, малый процент детей выучивает некоторый набор правил. Эти правила малозначимы для понимания и непонятны интуитивно. Во взрослом возрасте они либо теряют в скорости написания текстов, обдумывая каждый случай, либо же по факту игнорируют сии правила. Собственно, время тратится ни на что. Доводы, вот они. А после этого можно уже рассуждать, которые правила названы правильно, а которые — нет.

Про «я так хочу» — отдельный разговор. Реформатор, предлагающий реформы, которых он сам не хочет — хреновый реформатор. Его реформы, оказывается, плохи даже для него самого.

?

Log in

No account? Create an account