Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

О стоимости

«Стоимость» — это понятие, о которое, пожалуй, сломано наибольшее количество копий во всех баталиях на экономические темы. Причём, здесь копья ломаются не о морально-нравственные оценки , как это обычно бывает при обсуждении форм собственности или справедливости распределения, не о способы оптимизации, как в дискуссиях о рынке/плане или же о методах управления производством, не о юридические нюансы, как в разговорах о банковско-биржевых финансовых пирамидах, а прямо сразу об определение термина.

Что есть, стоимость? Как её правильно определять? Что есть «правильное» в отношении слова «определение»?

Стоимость — это краеугольный камень экономической модели и, можно сказать, основной философский вопрос экономики. Иногда читаешь рассуждения на эту тему и кажется, будто чуть не двое из троих верят, будто правильно определив термин «стоимость» можно раз и навсегда однозначно ответить на все вопросы и о правильности экономического строя. Критика марксизма, в частности, рано или поздно упирается в определение стоимости. А зачастую и вообще не содержит ничего, кроме критики марксистского её определения. Якобы марксистского — однако об этом чуть позже.

Так вот. Вопрос определения стоимости (причём, определения сразу в двух смыслах этого слова — как определения термина и как измерения данного показателя) обычно упирается в выбор между несколькими вариантами.

Маркс даёт определение стоимости через труд. Грубо говоря (дальше я расшифрую подробнее), стоимость — это то среднее количество труда, которое надо потратить на изготовление этого продукта. Труд — это, фактически, затраченная работником энергия.

Теоретики рынка, однако, несогласны с таким вариантом. Они предпочитают называть стоимостью результат сделки между покупателем и продавцом. Дескать, в трудовых единицах стоимость определить никак нельзя: мало ли, чего там продавец говорит, ещё ж и согласие покупателя нужно. Поэтому любой продукт стоит столько, за сколько обе стороны сделки согласились на её заключение.

Наконец, другие критики марксизма предлагают и третий вариант: стоимость — это то, во сколько покупатели в среднем оценивают полезность продукта для себя. Тут как бы не особо важно мнение продавца, достаточно мнения покупателя.

Который вариант — «правильный»? Марксистский (якобы)? Рыночный? Третий? А чем докажешь?

Собственно, доказывать тут особо нечего. Тут скорее надо разъяснять. Дело в том, что верны все три варианта. И все три, как это ни странно, — марксистские. Ибо в марксизме вполне реальными полагаются все три. Как так? Элементарно, Ватсон. Это не три противоречащих друг другу варианта, а три тезиса, повествующие о разных явлениях. Которые имеют место быть.

Первое — про трудовую стоимость.
Второе — про баланс взглядов покупателя и продавца.
Третее — про потребительную стоимость.

Стоимостей — две. Проходят они по пунктам один и три. А пункт второй, он про их соотношение в некотором варианте взаимодействия членов общества. Обе стоимости фигурируют в марксизме, хотя и не все про это знают, а вот что в нём, в марксизме действительно неудачно, так это названия. Две схожих, но при этом сильно отличающихся по своим свойствам сущности содержат в названии один и тот же термин. Из-за этого люди их путают. Мало того, две «стоимости» побуждают искать «одну правильную» — ну так а правда, не может же быть стоимостей две? Зачем нам две стоимости?

Дабы избежать путаницы в разъяснениях, сразу введу различающиеся по звучанию и набору слов термины.

То, что называется «трудовой стоимостью», я буду называть затратами труда.
То, что называется «потребительной стоимостью», я назову значимостью.
Ту якобы стоимость, которую вывели в акте купли-продажи, я назову равновесной ценой.

Термины вводятся исключительно для удобства. Это не уточнения и не смена концепции, это подбор лучше различающихся между собой синонимов вышеперечисленных понятий.

Итак. Затраты труда — это та фактическая трудовая энергия, которая была потрачена на производство продукта. Или же, — в общем случае, — на наделение продукт новыми качествами. Понятно, что энергию можно тратить с разной степенью эффективности, поэтому реальная трудовая стоимость должна учитывать квалификацию работника, имеющую в данном случае физический смысл Коэффициента Полезного Действия — то есть, насколько эффективно работник преобразует свою трудовую энергию в продукт.

Как можно оное определить в плане измерений? Определим так: возьмём всех работников, изготовляющих сходный продукт, в данном регионе в данный временной отрезок. Из работников вычислим некоторую достаточно большую группу наименее опытных. Положим для определённости, что в эту группу входят те, кто имеет опыт работы менее года. Отсеем тех из них, кто опыта почти совсем не имеет, поэтому будет обучаться с нуля. Пусть — до трёх месяцев.

Оно, само собой, от рода деятельности зависит. Где-то и пяти лет опыта мало, а где-то уже пары дней достаточно.

Тут сроки выбраны для определённости. С физическим смыслом: отобрать тех, кто в состоянии уже преобразовывать труд в продукт, но делает это наименее эффективно.


Таким образом, мы получим группу с опытом работы от трёх месяцев до года. Теперь вычислим, за какое в среднем время они изготавливают единицу продукта. Это и будет его трудовой стоимостью: то количество труда, которое уходит на изготовление продукта работником наименьшей квалификации.

Сравнивая эффективность остальных работников с вычисленным средним мы сможем ввести некие квалификационные градации. Каждая из которых будет показывать соотношение количества труда данного работника с результатом. Градации будут стартовать с единицы — минимальной эффективности и далее возрастать до некоторого физического предела. Что это нам даст? Это нам даст возможность вычислять массу полезных вещей.

Например, «эффективное количество труда» = время работы * коэффициент квалификации работника.

С помощью «эффективного количества труда» мы можем оценить реальный трудовой вклад каждого трудящегося. То есть, рассмотреть труд не просто как проведённое за работой время, а ещё и учесть эффективность этого времени.

Под «трудовой энергией», как можно видеть, тут понимается не совсем внутренняя энергия человеческого тела. А скорее «пребывание в состоянии труда». Труд разного характера по разному расходует и внутреннюю энергию тела тоже, однако нам важен не столько расход энергии, сколько потраченное время. Хотя для компенсации потраченной энергии мы можем в заработной плате предусмотреть и ещё один коэффициент.

Затраты труда — объективны. Они не зависят от чьего-то личного мнения и их с достаточно высокой точностью можно замерить физическими приборами. Субъективную составляющую они приобретают только в том случае, когда мы пытаемся прогнозировать будущее: сколько труда понадобится на нечто, чего мы ещё пока не делали, поэтому не имеем того самого среднего по работникам. Тут действительно точность от модели зависит.

Однако постфактум мы всегда знаем, каких затрат труда стоил тот или иной продукт, как и каждая из его составляющих. С самого начала — от добычи ресурсов из земли, вплоть до момента конечного потребления мы можем проследить цепь трансформаций продукта и посчитать его окончательную трудовую стоимость — труд, затраченный на каждый шаг производственной цепочки.

Теперь взглянем на значимость. Значимость — явление иного рода. Значимость — это та характеристика, по которой человек принимает решение, который из продуктов выбрать, если предлагают взять только один из. Который продукт на который имеет смысл менять. К обретению которого стремиться.

В отличие от затрат труда, значимость состоит не из одной только объективной составляющей. Кроме того, присутствует и субъективная. Даже несколько.

Объективная это — физическая полезность. Её далеко не всегда возможно оценить даже приблизительно, однако есть случаи, когда такое всё-таки можно. Например, калорийность пищи и насыщенность её полезными веществами — витаминами, минералами и т.п. Или характеристики одежды в плане сохранения тепла.

Физическая полезность, однако, составляет лишь часть значимости. Вторая же часть — совокупность субъективных факторов. Вкус пищи, например. У разных людей ведь разные вкусовые пристрастия.

Но вкус или, скажем, удобство использования, по крайней мере, хотя бы можно как-то статистически соизмерять и они хоть до какой-то степени объективны (сладкое, оно всё-таки — сладкое). С другой стороны такие характеристики как «модное», «статусное», «прикольное», «интересное» совсем слабо поддаются объективному анализу. Это всё уже целиком из области личных привычек и влияния фрагментов окружающей среды, что хотя и может быть статистически оценено, всё равно имеет малое отношение к «физической полезности». Эта полезность, скажем так, интеллектуально-умозрительная. Контекстная, можно сказать. И, само собой, субъективная.

Самое главное, значимость хоть и можно частично оценить постфактум, но оценка как правило нужна до непосредственного обретения желаемого. Она, эта оценка как раз и определяет, с какой степенью упорства следует стремиться к обретению продукта и что ради этого можно сделать. Ситуацию ещё более осложняет, что и после обретения желаемого, всё равно нельзя достоверно измерить его значимость, поскольку оценка значимости довольно сильно зависит от весьма случайных факторов, в том числе, настроения.

Итого: значимость — это совокупность интеллектуально-умозрительной и физической полезности в восприятии индивида. Она существует скорее в области идеального, нежели в области материального. Это не физические приборы, а чисто ощущения определяют значимость того или иного продукта. Продукта, само собой, конечного потребления, ибо для промежуточных стадий мы как раз можем всё весьма и весьма точно рассчитать.

Сравнивая трудовые затраты и значимость, мы видим их сходства и различия.

Значимость может быть повышена нетрудовой деятельностью: рекламой, насаждением стереотипов, обманом. В отличие от затрат труда, которые от всего этого не зависят (хотя и можно обмануть кого-то, завысив или занизив на словах трудовые затраты). С другой стороны, затраты труда могут быть понижены разработкой новых технологий. Значимость же может быть понижена только появлением и распространением заместителей продукта — более качественных аналогов (компьютер вместо арифмометра) или же альтернатив (телевизор вместо бальных вечеров). Значимость продукта растёт при его нехватке. Затраты труда же не зависят от нехватки или избытка.

И то и другое в некотором смысле, конечно, «стоимость». Но «стоимость» тут какая-то совсем разная.

И немудрено:

Трудовые затраты — это стоимость, со стороны производителя, а значимость — это стоимость со стороны покупателя.

Этот ключевой момент как раз и отвечает на вопрос «зачем стоимостей две?»: эти стоимости — стоимости в понимании двух договаривающихся сторон. С разной физической природой и разным физическим смыслом.

Тут важно понимать, хоть одна из стоимостей — значимость — субъективна, из этого не следует, будто бы за ней не стоит никакого физического процесса. Как раз наоборот, логика поведения практически любого живого существа основана на оценках этих двух стоимостей: трудовых затрат и значимости. Это, так сказать, основная задача, за ради которой когда-то развивался разум: поиск оптимума в балансе энергий. В процессе добывания пищи прибывшая энергия должна превышать убывшую.

Каждое живое существо с хотя бы зачатками разума постоянно оценивает: «чего мне это будет стоить и стоит ли оно того».

В процессе купли-продажи договаривающиеся стороны первоначально отталкиваются от своих представлений о стоимости. Производитель желает компенсировать трудовую стоимость товара, покупатель же не желает потратить больше, нежели в его глазах составляет этого товара значимость. Так в идеале, на деле же мы имеем не просто синхронизацию стоимостей в виде равновесной цены, мы имеем более сложный процесс: синхронизацию в контексте. Равновесная цена на деле не равновесная. Точнее, равновесная она только вот прямо тут, а не вообще. Хотя товар вроде бы тот один и тот же.

В предельном случае производитель хотел бы обменять свой товар на неограниченное количество иных благ, а покупатель — приобрести товар бесплатно или, ещё лучше, с доплатой. Производитель видит минимумом цену, соответствующую затраченному труду — чтобы он мог обменять вырученные деньги хотя бы на эквивалентный по затратам труда товар. Покупатель видит максимумом цену, соответствующую значимости — иначе он за те же деньги лучше купил бы что-то более значимое. Но не смотря на и так уже крайне тяжело разрешимую дилемму, ещё сильнее равновесную цену определяет контекст.

Дело в том, что продать утопающему спасательный круг за миллион долларов куда как проще, чем продать его за доллар помирающему от жажды в пустыне. По трудовой своей стоимости этот круг больше доллара, но меньше миллиона. Но есть, как говорится, нюансы.

Равновесную цену сделки в среднем будет определять находящийся в более подходящем контексте. А в нём будет находиться наиболее сильный (которым, конечно, станет тот, кто раньше чаще других попадал в правильный контекст, в том числе, творил его своими руками). Выступай сильный покупателем или продавцом, а условия будет диктовать именно он. Не в бесконечных пределах, само собой — в конечных, однако сильно смещённых именно в его пользу.

Цена, определённая рыночной сделкой, таким образом, является некоторым общим местом трудовых затрат и значимости только в идеальном случае. Недостижимом на практике. Даже попытка усреднять по всему множеству сделок мало что поправит: контекст всё равно определяет сильный. И большинство этих сильных как правило в каждом типе сделок будет находиться с одной и той же стороны. Что, конечно, никак не отрицает существования цены товара как баланса «спроса и предложения» в каждом конкретном случае. Марксизм не отрицает её как факт, он только отрицает, что именно вот эта вот цена и является «объективной стоимостью». Это не стоимость, это именно что цена.

Но всё равно, зачем нам две стоимости? Положим, хрен с ним, рыночный вариант не ахтец, но не выискать ли некий правильный вариант для нашего идеального общества светлого будущего? Вариант с одной стоимостью — правильной?

Шутка в том, что даже в рамках социализма/коммунизма нужны таки две стоимости. Трудовые затраты нужны для планирования деятельности и для справедливой оплаты труда (на стадии социализма). Значимость нужна для определения того, что является трудом, а что нет, и для расстановки приоритетов в планах. Труд ведь — общественно полезная деятельность. А общественную полезность как раз и определяет значимость. И востребованность (читай, приоритетность) тоже.

То есть, стоимостей при любом раскладе будет две. И обе из них — правильные. Критика марксизма с точки зрения якобы неправильного определения им стоимости несостоятельна. Марксизм как раз обе стоимости определяет. В отличие от многих рыночных теорий, где регулярно пытаются единственной выставить только одну — рыночную цену сделки или же значимость, — по-тихому так проигнорировав трудовые затраты («а трудовая стоимость, типа, и не стоимость вовсе» — ага, посмотрел бы я на капиталиста, который в своей деятельности игнорирует трудовую стоимость).

Другое дело, что в определении понятия «справедливость обмена», сторонники социализма обычно склоняются к соизмерению сделки именно по трудовой стоимости. То есть, если быть более точным, вообще к отказу от сделок и фиксированию цен, пропорциональных затратам труда на производство продукта с одновременным приравниванием зарплат к эффективному количеству труда работника. Такое действительно создаст почву для однозначно равноценного обмена, без умозрительных оценок и, тем более, без давления со стороны сильного.

Я однако больше склоняюсь к изменению функции денег в целом. К приданию деньгам характера, отличного от их нынешнего. Деньги не должны, на мой взгляд, быть эквивалентом труда в его товарном смысле. На мой взгляд, функцию денег надо свести к регулятору приоритета (подробнее об этом здесь). Такое не отменит пресловутых двух стоимостей, однако изменит форму их соизмерения до сочетающей в себе лучшее от социалистической и рыночной модели.
Tags: контрманипуляция сознанием, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 276 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →