Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Categories:

Про инвестиции

Очень мне нравится, как некоторые граждане понимают термин «инвестиции». Точнее даже, как они сам процесс инвестиций понимают. Наверняка сказать, конечно, не могу, поскольку способностями к прямому чтению мыслей, увы, не обладаю, однако выдаваемые экзерсисы постоянно наводят на страшные предположения. Например, регулярно читаю что-то вроде такого:

А вот вы говорите, будто капиталист присвоил часть труда работников себе, но ведь до этого он инвестировал в производство свои деньги. Работники же ничего не инвестировали и вообще тут никаким боком. Капиталист свои деньги потратил, а работники пришли на готовенькое.

или

А вот тут табличка с зарплатами и доходами работников, но почему никак не учтены инвестиции? В реальности же никогда не бывает без инвестиций! А у вас — без них. Поэтому всё неправдоподобно!

У граждан, судя по этим тезисам, представление об инвестициях как о мистическом акте, преобразующем деньги прямо сразу в производственные ресурсы. Капиталист, типа, заходит в тайную комнату с чемоданом денег, заступает на алтарь Свободного Рынка и швыряет этот чемодан в разверстую пасть Невидимой Руки. Рука хрумкает чемоданчик и, если капиталист хорошо и правильно молился, то откуда-то из её недр высыпаются станки. А иногда даже — фабрики и заводы.

Таковое представление, не исключено, вызвано играми а ля «Цивилизация», где можно ткнуть в кнопочку «ускорить строительство», от чего часть денег игрока исчезнет, но взамен постройка в городе появится уже на следующий ход. То есть, деньги мыслятся не инструментом обмена со всеми вытекающими, а особого рода сущностью, способной повлиять на мироздание даже если людей на планете вообще нет. Поди, Робинзон, кабы выловил чемодан с деньгами и ритуально закопал бы его в правильном месте, получил бы в своё распоряжение не хижину из листьев, а отель с прислугой и вертолётом на крыше.

В реальности, конечно, деньги не обладают мистическими силами и эффект от любой инвестиции, — повторю ещё раз: любой, — от и до воплощён в жизнь какими-то людьми. Причём, людьми, отличными от инвестора (ибо, если бы он собирался сделать всё сам, то инвестиции ему бы и не понадобились).

Инвестированные деньги идут на зарплаты и прочие доходы третьих лиц, ни на что иное. Идут напрямую — в виде выплат им за конкретную работу, или опосредовано — в виде закупки произведённого ими ранее, однако в любом случае процесс ничем не отличается от ровно такого же производства рабочими на частнособственническом предприятии за зарплату с соответствующим присвоением части труда наёмных работников: в обмен на деньги люди что-то делают.

Собственно, зарплата работникам тоже может быть инвестицией: если её выплатили раньше, чем продали результаты их труда. Поэтому «в табличке» инвестиции уже упомянуты, если там упоминаются зарплаты. Зарплату ведь можно платить не только за изготовление конечного продукта, но и за изготовление его промежуточных частей, и даже за инструменты, требуемые для изготовления. И с этого дела ровно так же можно присваивать труд работников.

Если капиталист покупает что-то на стороне, то он собирается цену купленного «отбить» при продаже продукта собственного производства. Неважно, сырьё ли он купил или станки — он не собирается дарить миру свои деньги. В конечном счёте эту покупку «оплатят» работники и покупатели. Причём, оплатят не просто один в один, а с доплатой — ибо смысл деятельности капиталиста не в облагодетельствовании человечества, а в получении прибыли.

Те деньги, на которое это дело покупалось, являются накоплениями с зарплаты будущего капиталиста только в тех случаях, когда он только-только начал карьеру. Причём, с нуля, а не с папиного наследства. В большинстве же случаев, инвестиция — это ровно тот самый изъятый труд работников. Только изъятый ранее с целью ещё больших изъятий в будущем. Иногда этот труд изъял не прямо этот капиталист, а какой-то другой, который этому как раз и продал результаты.

Инвестиция — это долгосрочное вложение капитала с целью получения дохода.

Капитал в конечном счёте всегда вкладывается в выплаты людям, какой бы длинной ни была цепочка. Доход от инвестиции, опять же, вне зависимости от длины цепочки, это — присвоенный труд людей. Банки, акции и прочая мутотень камуфлируют этот факт и дробят присвоенное на довольно большое количество присваивающих, но суть при этом не меняется: все эти доходы в конечном счёте — присвоенный труд. Труд, «пущенный в рост», в том смысле, что ростовщик тоже не меняет часть своих денег на блага сегодня, чтобы завтра получить возможность обменять вчерашние деньги на большее количество благ.


Изъятие части труда с целью производства средств производства — процесс, конечно, неизбежный и, кроме того, общественно полезный. Однако не надо думать, будто капиталист «потратил свои деньги». Они, конечно, действительно его деньги, но только в малой доле они — оплата его работы, зато в очень большой доле присвоенный им труд работников.

Капиталист, конечно, рискует при инвестициях. Однако ровно так же он рискует и при обычном режиме работы: ну а вдруг покупать не будут? Или вдруг пожар всё унесёт? Но при этом чем он рискует? Теми ресурсами, которые он получил ранее в процессе присвоения труда работников и лишь в малой доле — наработал сам лично. Да, он может всё это потерять, но надо помнить, откуда он всё это взял. Самое главное, работник-то тоже ежедневно рискует всё потерять — не в результате инвестиций, но рискует, — причём, даже сильнее рискует обычно: у него резервов в заначках как-то сильно поменьше будет, чем у капиталиста.

Является ли риск в надежде на личное обогащение рискующего поводом скинуться за ради такого всем миром на оплату его риска? Должно ли общество оплачивать чью-то игру в рулетку? Так много сложных вопросов кругом, эх…

В рамках вышесказанного, совершенно неясно, с чего это завод какой считается собственностью именно капиталиста, если он является результатом труда кучи народа. Капиталист, само собой, тоже содействовал, но не он один. И по чисто физическим причинам доля его труда, быть может, как у сотни человек разом, но это — всё равно весьма малая доля от общего. А завод почему-то его.

Идея всей этой штуки примерно такая:

Давайте вы будете давать мне свои деньги, а я вам буду половину их возвращать. Нет-нет, не подумайте, оставшиеся я не пропью. Я их буду инвестировать — класть в банк. А пропивать — только малую их долю. Счёт, конечно, будет моим личным и процентами тоже буду распоряжаться я, но вы не волнуйтесь, всё честно. Вы пришли на готовенькое, а я — деньги инвестировал. Свои деньги. Я рисковал, что банк меня прокинет, вот. Прикидывал, куда инвестировать, как инвестировать. А вы тупо получали гарантированную зарплату — в размере половины вами мне отданного. Вы её перестанете получать только в трёх случаях: если перестанете приносить мне свои деньги, если банк меня прокинет и если вас решу прокинуть я. Однако, конечно же, мне такое совершенно невыгодно, поэтому я до последнего буду стараться этого не допустить. Только если уж совсем припрёт, реализую третий вариант. Так что, всё, пацаны, отлично. Всё честно.
Tags: контрманипуляция сознанием, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 153 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →