Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Маслов и вампиры
lex_kravetski
Обнаружено по наводке emdrone. Автор — smirnoff_v. Оригинал статьи здесь. Со следующего абзаца и вплоть до врезки в конце текст не мой.


Полвека тому назад Абрахам Маслоу (кстати, русскоязычная фамилия Маслов) выдумал свою пирамиду потребностей в работе «Мотивация и личность». Суть идеи состоит в том, что каждый человек стремится к познанию и самоактуализации, к максимальному раскрытию своих способностей и задатков, но не может этим прекрасным делом заняться, поскольку над ним довлеют потребности более низкого уровня. И пока они так довлеют, бедняга вынужден тратить время на погоню за колбасой и другими, физиологически необходимыми ему вещами. Познание и самоактуализация, это вершина пирамиды Маслоу, а физиологические потребности, вроде еды и крыши над головой, безопасности личной и социальной лежат в ее основании. Посредине есть еще потребности в социальном статусе и престиже.

Сия теория утвердилась и на Западе и в России и более того, приобрела не только научное, но и идеологическое значение. В России стало легко утверждать, что русские люди не принимают прелестей демократии и открытого или гражданского общества по той причине, что слишком бедны. Заняты своей физиологией и до вершин духа попросту не добираются. А вот те, кто хапнул, свои первичные потребности удовлетворили, и как следствие развили высоты личности, потому и любят демократию. Московский офисный планктон по причине сравнительно высоких зарплат тоже высоко продвинулся. Впрочем, и на Западе точно так же «понимают», что они разумны и духовны, потому что богаты, а остальной мир беден, и следовательно копошится в грязи… должен копошиться, как минимум.

Вы думаете, я собираюсь критиковать теорию г-на Маслова? Вовсе нет! Я только внимательнее хочу взглянуть на вот эти самые первичные физиологические потребности.

Дело в том, что у человека, мельком взглянувшего на вышеозначенную пирамиду является представление, что физиологические потребности, это на самом деле минимум необходимого для выживания. Вот, типа, голодная смерть, а вот уже и каша с маслом. Все, потребность удовлетворена. Или вот тушка, замерзающая на январском ветру, а вот уже и теплый домик… опять же, можно подумать о высоком.

Все так, да не так.

Потребности, в том числе и эти самые, физиологические, вовсе не являются сегодня константой. Например, потребность в жилье, для жителя современного мегополиса, это вовсе не элементарные стены и крыша. Это и горячая вода, и электричество, торчащее из розетки, и даже фаянсовый унитаз. Засунь такого жителя в русскую избу, что топится по черному, а по «делам» только на двор ходить нужно, и несчастный будет испытывать именно физиологические страдания. Его потребность не будет удовлетворена!

Ровно так же и с пищей. Вы вот думаете, что 50 сортов колбасы, это дурная блажь диссидентских времен? Вовсе нет! Был определенный круг людей в те годы, которые попросту физически страдали из-за отсутствия этих многочисленных сортов. Почитайте сегодня их воспоминания! Они искренне утверждают, что в СССР они голодали, что недоедание было обычным делом. Слова эти, правда, разительно контрастируют с их же упитанными ряхами на фотографиях тех лет, но дело то не в объективном потреблении организмами белков, жиров и углеводов, а в том, что они ощущали, что недоедают.

У Кара-Мурзы есть прекрасный пример. В 1989 г. в Армении социологи опрашивали граждан о том, хватает ли им тех или иных продуктов питания, и 62% жителей республики заявили, что они явно недостаточно потребляют молока и молочных продуктов. В то время как реально они поедали 480 кг. молока и молочных продуктов (в пересчете на молоко) на душу, а например, те же испанцы, всего 140 кг.

Как мы видим, потребление даже простейших, основных продуктов питания обусловлено социально, и их недостача чаще является психологическим состоянием, а не реальным голодом (хотя и такое слишком часто в мире бывает, но мы сейчас не о голодной Африке, а о «сытых странах», к коим в те годы принадлежал и СССР).

Вообще, о том, что даже физиологические потребности относительны, догадались еще в Средние века. Не зря эти самые телесные нужды объявлены были наказанием за преступление. Есть одно гм… место у Блаженного Августина. «Мир не выполняет своих обещаний, – писал Августин. – Он лжец и предатель». (Блаженный Августин. О Граде Божием. Т. I.) . Поставив любовь к самому себе выше любви к Нему, единственному, кто мог насытить его, человек стал рабом своих потребностей. Испортился человек, испортился и мир.

Мы можем вспомнить великих подвижников пошлого, тех же Средних веков. Они интуитивно понимали вышеописанную пирамиду Маслова, и ответ давали очевидный и действенный, известный как аскетизм. Они сознательно снижали уровень своих физиологических потребностей, удаляясь в пустынь, переходя на хлеб, воду да корешки всякие, легко удовлетворяли этот низкий уровень и тем самым открывали простор духу.

Пока я говорил о потребностях в еде и крыше над головой, но в современном мегаполисе и другие потребности стали физиологическими. Транспорт, коммуникации, даже досуг, все это сегодня имеет и физиологическую природу. И неудовлетворенность в их потреблении обрекает потребителя на поистине физиологическую муку. Мы слишком далеки от природы и в полной мере потребляем искусственный мир.

Итак, мы пришли к тому, что потребности имеют социальный характер, и здесь мы можем наблюдать, насколько наша эпоха отлична от прошлых времен. Дело в том, что и в древнем мире, и в Средние века и в России совсем недавно нормативные потребности были сравнительно устойчивы для различных сословий и устойчивых социальных групп. Как следствие, их было в принципе возможно удовлетворить. Обеспеченный крестьянин был именно обеспеченным крестьянином, нормативные потребности которого были удовлетворены. Рыцарем он стать не мог (с определенного времени), но по пирамиде Маслова поднимался, как минимум, на шаг вверх. Впрочем, и рыцарь – барон вполне мог удовлетворить все свои нормативные потребности.

Сегодня иначе! В Новейшее время родилась система, которая в принципе не позволяет удовлетворить свои, даже первичные потребности, манипулируя с этими потребностями и статусами. Это называется обществом потребления.

Итак, дефиниция! «Общество потребления», это система общественных отношений, обрекающая членов общества на перманентную неудовлетворенность в потреблении. Искусственно удерживающая людей на первых стадиях пирамиды Маслоу.

Тут ведь просто. Голодным человека сделать можно двояким образом. Можно ограничить потребление, а можно и раздуть аппетит. И в том и в другом случае человек будет испытывать физиологические страдания, а именно – голод.

Мне могут возразить, что в ряде случаев речь может идти о статусном потреблении, а вовсе не об удовлетворении первичных потребностей, но на самом деле, проблема сложнее. Исследования по социальной психологии потребления сегодня обильны, как никогда. Фишбейн, Канеман, Лунт, Гутц и многие другие весьма скрупулезно изучили вопрос, как с социологической, так и психологической сторон. И на основе их работ можно однозначно утверждать! Общественная система такова, что потребитель, вынужденно ограничивший свое потребление, и именно любое потребление, в том числе тряпья и модных электронных фишечек, испытывает именно физиологические страдания, и его погоня за потреблением ни чем, с точки зрения эмоциональной силы не отличается от поведения несчастного, который недоедая, ищет себе всего лишь хлеб насущный.

Это болезненная, искусственная ситуация, нам русским в большинстве еще малопонятная. Но это факт. Это и есть общество потребления.

Взять, например, русского крестьянина начала XX – века по работам Александра Васильевича Чаянова. Любопытно то, что русский крестьянин имел достаточно четко определенное нормативное потребление. И пытался достичь именно его, но не больше. Вот что бы было, не хуже, чем у всех, и хватит. Для того, что бы достичь этого уровня крестьянин был готов напрягаться, кровь из носу, но когда уровень достигнут, мало что могло заставить его напрягаться дальше. Зачем? Чаянов показывает, как крестьянин отказывается даже от очень высоких поденных платежей, получив «нормальный» доход. Ведь и потребление его стабильно. Там же у Чаянова есть о богатых многолошадных крестьянах, которые все равно продолжают есть плохой, смешанный с чем-то хлеб, который едят и в беднейших избах, говоря что «чай не баре, все едят, и нам не стыдно». Как следствие власти интенсифицировали труд крестьян чисто фискальными мерами (теми же выкупными платежами), удерживая их на грани нищеты.

Я сейчас не восхваляю подобный подход, я вообще ничего не восхваляю, а всего лишь демонстрирую контраст с обществом, в котором мы живем, с обществом потребления.

Именно безумная, неостановимая и изнашивающая работа современного человека во имя потребления и демонстрирует нам, что потребление сегодня, это всецело именно первичное, физиологическое потребление, ибо человек работает точно как тот, кого непосредственно подгоняет голод. Он боится потери работы, как боялся бы ее человек, которому угрожает голодная смерть. Я, конечно, говорю о западном человеке, впрочем, и в России генерация таких людей растет.

И самое смешное, что об этом говорят с одобрением.

Кстати, замечу, что подобный труд, в массе своей отчужденный не следует путать с творческим трудом, где наградой человеку в первую очередь становится сам труд, само творчество. Хотя такая работа может быть не менее напряженной, но это совсем другой тип труда, к сожалению сегодня доступный лишь единицам.

А веду я свои рассуждения вот к чему!

Если, как я говорил, общество потребления искусственно задерживает людей – потребителей на самых низких уровнях лестницы Маслоу, и это означает, что оно ограничивает рост человека, ограничивает возможность человека к познанию и самоактуализации. Человек общества потребления, по сути, всегда нищий, перманентно нищий и голодный и не в состоянии поднять головы. И содержательный разговор с ним невозможен. Он может говорить только об одном. Как в поговорке, «кто о чем, а вшивый о бане». Он говорит о свободе, но на самом деле вся свобода сводится к свободе удовлетворять свой голод. В этом и есть суть западной трактовки понятия «свобода». Он рассуждает о правах человека, но все эти права в конечном счете лишь права на удовлетворение голода. Он говорит о государстве, о демократии, но на самом деле речь идет о государственном устройстве, которое позволит ему опять же удовлетворять свой голод. Не зря Американская революция (война за независимость) имела основанием вопросы распределения налогообложения и пошлин.

И самое любопытное, что он, в общем, своей сути никак не скрывает. Он строит то, что называется «гражданским обществом», прямо говоря, что объединяется с другими подобными ради достижения именно и только частного интереса, ради удовлетворения своего голода. Только мы, наблюдая этого зверя со стороны, замечая, что по «гамбургскому счету» он не то, что сыт, но и жирен чрезмерно, и пытаемся приписать ему какие-то иные, более сложные и глубокие мотивы, выдумывая их и философствуя над ними.

И он попросту не поймет вас, когда вы предложите другой язык в обсуждении вопросов свободы, морали, государства и общества. Ибо, насколько «сытый голодного не разумеет», настолько и голодный не может понять сытого. В этом смысле западная цивилизация ужасна. Это цивилизация вечно голодных, которые прут со всею силою, которую придает им глодающий их внутренности голод. Никакой компромисс с ними невозможен, ибо какой компромисс может быть с голодным, который в принципе не может насытиться. Их бы пожалеть, как жалеют любого голодного, но они опасны, как бешенные собаки, как вампиры. Они хуже того, кусаются, и заражают своей болезнью вечного голода иных, окружающих, как заразили они многих в нашей стране.

Так что жалость жалостью, но осиновый кол, вот единственный метод ограничить распространение болезни.

Впрочем, победить их не сложно, просто мы вовремя не поняли как, ибо не поняли, кто они. Дело в том, что голодный удивительно хитер, когда желает добраться до еды, но он не умен, ибо не в состоянии думать ни о чем, что не имеет отношение к еде. Голодного легко завести в пропасть, держа перед его носом кусок жаренного мяса. Но это уже техника.


От себя добавлю: не знаю, как оно там дело обстояло вне общества потребления, однако внутри него описанное наблюдаю регулярно. В том смысле, что регулярно попадаются люди, например, с потреблением каких-то там хитровывернутых яств, раза в три-четыре превышающим моё, однако при этом уверенные, что мир к ним жесток и они недоедают. При этом мне самому кажется, что даже у меня явный перебор и, в принципе, я мог бы втрое меньшим обойтись. Не по количеству съедаемого — по его разнообразию и хитровывернутости. Мне при этом было бы не «так же», конечно, но и не так, чтобы я почувствовал адский «колбасный голод».

Ну и не только про жратву речь. Некогда какие-то гражданки писали, про мега-тысячи долларов на косметику, именно что необходимые им. То есть, этих мега-тысяч им впритык. А когда их нет (ну, самец вдруг смылся куда-то и деньги выдавать поэтому перестал), гражданки на полном серьёзе, по ходу, страдают. Пирамида, ядрёнть. Которая не просто есть, а которая собственноручно достраивается

Cтало еще тише. Kадавр ворочался в чане, а за стеной переговаривались и постукивали добровольцы, возившиеся с конвейером. Прошла минута. Kадавр вылез из чана, утер бороду, сонно посмотрел на нас и вдруг ловким движением, неимоверно далеко вытянув руку, сцапал последнюю буханку хлеба. Затем он рокочуще отрыгнул и откинулся на спинку стула, сложив руки на огромном вздувшемся животе. По лицу его разлилось блаженство. Oн посапывал и бессмысленно улыбался. Oн был несомненно счастлив, как бывает счастлив предельно уставший человек, добравшийся, наконец, до желанной постели.
- Подействовало, кажется, - с облегченным вздохом сказал кто-то в толпе.
Pоман с сомнением поджал губы.
- У меня нет такого впечатления, - вежливо сказал Эдик.
- Mожет быть, у него завод кончился? - сказал я с надеждой.
Cтелла жалобно сообщила:
- Это просто релаксация... Пароксизм довольства. Oн скоро опять проснется.

Этот Выбегалло заявлял, что все беды, эта, от неудовольствия проистекают, и ежели, значить, дать человеку все -- хлебца, значить, отрубей пареных, -- то и будет не человек, а ангел. Нехитрую эту идею он пробивал всячески, размахивая томами классиков, из которых с неописуемым простодушием выдирал с кровью цитаты, опуская и вымарывая все, что ему не подходило. В свое время ученый совет дрогнул под натиском этой неудержимой, какой-то даже первобытной демагогии, и тема Выбегаллы была включена в план. Действуя строго по этому плану, старательно измеряя
свои достижения в процентах выполнения и никогда не забывая о режиме экономии, увеличении оборачиваемости оборотных средств, а также о связи с жизнью, Выбегалло заложил три экспериментальные модели: модель человека, неудовлетворенного полностью, модель человека, неудовлетворенного желудочно, модель человека, полностью удовлетворенного. Полностью неудовлетворенный антропоид поспел первым --он вывелся две недели назад. Это жалкое существо, покрытое язвами, как
Иов, полуразложившееся, мучимое всеми известными и неизвестными болезнями, страдающее от холода и от жары одновременно, вывалилось в коридор, огласило институт серией нечленораздельных жалоб и издохло.
Выбегалло торжествовал. Теперь можно было считать доказанным, что ежели человека не кормить, не поить и не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет. Как вот этот помер. Ученый совет
ужаснулся. Затея Выбегаллы оборачивалась какой-то жуткой стороной. Была создана комиссия по проверке работы Выбегаллы. Но тот, не растерявшись, представил две справки, из коих следовало, во-первых, что трое
лаборантов его лаборатории ежегодно выезжают работать в подшефный совхоз, и, во-вторых, что он, Выбегалло, некогда был узником царизма, а теперь регулярно читает популярные лекции в городском лектории и на периферии. И пока ошеломленная комиссия пыталась разобраться в логике
происходящего, он неторопливо вывез с подшефного рыбозавода (в порядке связи с производством) четыре грузовика селедочных голов для созревающего антропоида, неудовлетворенного желудочно. Комиссия писала
отчет, а институт в страхе ждал дальнейших событий. Соседи Выбегаллы по этажу брали отпуска за свой счет.

(с) =))))

Та-аак. Намёки все поняли совершенно однозначно. ;))

Очень толково было написано, весьма близко к моим размышлениям.

Мне вот решительно непонятно, зачем есть ту же колбасу, в чем прикол массового психоза от икры и всяких прочих сушей и т.п.

к слову, мне суши и роллы просто нравятся, я их и сам иногда делаю. и икра тоже- с маслом на хлеб под утренний кофе самое оно!

"Мне могут возразить, что в ряде случаев речь может идти о статусном потреблении, а вовсе не об удовлетворении первичных потребностей, но на самом деле, проблема сложнее. Исследования по социальной психологии потребления сегодня обильны, как никогда. Фишбейн, Канеман, Лунт, Гутц и многие другие весьма скрупулезно изучили вопрос, как с социологической, так и психологической сторон. И на основе их работ можно однозначно утверждать! Общественная система такова, что потребитель, вынужденно ограничивший свое потребление, и именно любое потребление, в том числе тряпья и модных электронных фишечек, испытывает именно физиологические страдания, и его погоня за потреблением ни чем, с точки зрения эмоциональной силы не отличается от поведения несчастного, который недоедая, ищет себе всего лишь хлеб насущный."

То, что человек испытывает физ-е страдания еще не означает что такое потребление относится к физиологической потребности.
Когда человека стыдят, когда он переживает депрессию и все такое - человек тоже испытывает физическую боль.
Так называемые душевные муки вполне реальны и отчетливо переживаются нашей тушкой (телом)
Но при этом этой иной ранг переживаний, нежели боль от пореза и тд.
Поэтому физ-е страдания от нехватки статусного потребления все же не делает такое потребление физиологической потребностью.
Так, просто подумалось...

Re: Ответ на вашу запись...

Тут подразумевается, что человек ощущает таковое как физическую потребность, я так понял.

Есть на эту тему интересная (хотя и не без косяков) теория, предполагающая что обществу выгодней деградация чем развитие
http://haladdin.livejournal.com/76722.html недавно раскопал эту тему читал с интересом.

Чертовски интересное наблюдение/идея. Можно сказать, обрывочные несвязаные мысли на эту тему у меня бродили, а вы смогли так разложить их по полочкам.
Спасибо за ссылку/перепост.

а вы смогли так разложить их по полочкам.
В смысле - автор статьи смог.

Блин, у меня тоже первая же мысль при прочтении кусочка статьи (задолго до комментариев) про Стругацих и их "Понедельник".. :)
Спасибо за отличный пост, хоть и не Ваш. )

Не стоит забывать, что модель Маслова - это только один из методов классификации потребностей.

Хорошая статья. Как-то с другом обсуждали, почему все попытки на государственном уровне вывести "сверхлюдей" терпели крах и система рушилась. Пришли к выводу, что такое противоречит инстинктам. В том числе инстинкту потребления. Чтобы массово выращивать неприземлённых людей и культивировать соответствующую идеологию, необходимо , как ни парадоксально, вкладывать в это прорву ресурсов. А если инстинктам потакать и выдвигать их на первый план, то не нужно тратить усилия на их преодоление.

На эту тему у Ильфа и Петрова есть золотые, я считаю, слова: «Не делайте из еды культа!» =)

Интересная статья. Кстати, подтверждение можно наблюдать по смыслу, который каждый вкладывает во фразу «Нет денег». Для некоторых это невозможность вот прям щаз купить какой-нить феррари.

"Кому суп жидок, кому жемчуг мелок" :)

Словечко мне понравилось

"потреблятство"

это все очень правильно, только как провести границу между разумными и навязанными физическими потребностями? и можно ли? и нужно ли?

А зачем ее проводить? Смысл - в чем?

Про "Жажды" с форума Кара-Мурзы (2002)


?

Log in

No account? Create an account