Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

В поисках интеллектуальности: два аспекта восприятия искусства

Подобрал таки наглядный пример на тему «интеллектуальности музыки». Правда, пример подобрался про кино, однако не суть.

Есть, вот, фильм «2012». Фильм по сюжету тупой донельзя, по взаимодействию персонажей — обратно, весь тупой. Мораль фильма плоска́ и очевидна: «тра-ля-ля, индейцы нас предупреждали, а мы не послушались, да ещё и вон тот парень про всё разузнал, но мы и его не послушались — даром, парень вёл себя как законченный псих». Ну и прочие, там, человеческие ценности: «давайте людей на корабль посадим — нет, давайте не будем садить». А простой писатель в конце всех доблестно спас. В общем, тупость запредельная. При этом фильм — отличное шоу. Выкинь из него все дебильные диалоги, оставь только спецэффекты — конфетка бы вышла.

С другой стороны есть фильм «Гараж» за авторством Эльдара Рязанова. Фильм снят в трёх комнатах, без костюмов, спецэффектов, в натуральных декорациях и всё такое. При этом там куча советских мега-артистов, которым однако платили совсем не так, как платят губернатору Калифорнии. То есть, фильм снят фактически за три копейки, а основная фишка в нём — сценарий, режиссура и актёрская игра. Добавь в него спецэффектов, так, не исключено, хуже бы стало. Как оно всё сделано — мне вполне понятно. Как актёры играют — тоже понятно. Всё понятно. Но если бы мы начали искать интеллектуальность в фильмах, то мы бы нашли её скорее в фильме «Гараж», а не в фильме «2012».

Я не знаю, быть может, многим непонятно, как это Рязанов так ловко всё снял. Но вот как заснять «2012», уверен, непонятно на два порядка сильнее. Я хоть и разбирался со спецэффектами — чисто для прикола — многие вещи всё равно не понимаю, как сделали. Смотреть фильм за ради непосредственно фильма мне было бы ну совсем неинтересно. Смотреть на спецэффекты — интересно очень. Думать, как их сняли, снова же интересно. И в ряде мест, повторюсь, даже в общих чертах неясно, как такое сделать.

Третий фильм — «Властелин колец». Сказка, конечно, сказкой, но сюжет весьма крепкий, взаимодействие персонажей — продуманное. И снова тьма спецэффектов. Снова много непонятных. За ради такого я даже посмотрел фильм про то как снимали фильм. Обычно такие фильмы на полчаса-час. Фильм про съёмки «Властелина колец» — больше чем на сутки в общей сложности. Разъясняется каждый нюанс, каждая находка, каждая сфера кинопроизводства. Очень интересно в познавательном плане.

После просмотра фильма про фильм, сам фильм стало смотреть интересней — начал обращать внимание на ряд ранее незамеченных деталей. Однако зададимся вопросом, занятие «просмотр фильма» теперь стало ли интеллектуальным? Обрёл ли фильм бездну смысла? Появилась ли необходимость сильно напрягать мозг для постижения этого фильма?

Отвечу: нет. Фильм всё ровно так же смотрится: лёг на диван, расслабился и взор — в экран, слух — в колонки. А вся интеллектуальность всё равно исключительно в части «как они это сделали?». И оно понятно: все нормальные фильмы снимаются для зрителей, а не для других кинематографистов. Зрители в массе своей ничего про технологию изготовления фильмов не знают, поэтому роль этой технологии — показать зрителям хороший фильм. А не заставить зрителей думать о технологии. Я даже больше скажу: если при просмотре фильма навязчиво преследуют мысли про технологию его создания, то это что-то не так с технологией в фильме. Технология как раз не должна быть особо заметна. Должно, напротив, казаться, что это ты просто через окно в чудесный мир смотришь.

Надо отметить, в отличие от музыки, в фильмах и книгах вообще говоря есть часть, которая с интеллектом таки связана. Во всём этом ведь присутствует текст и взаимодействие людей, а раз так, то и идеи про реальный мир тоже присутствуют. Эти идеи в принципе можно на досуге обдумать. Или же идеи нет, но увиденное каким-то образом наводит зрителя на другие идеи. В музыке не так. Музыка — абстрактна. Там для переноса на зрителя каких-то идей разве что текст может употребляться. Но вот в плане «как это они так сделали» — снова пожалуйста, можно с большим интересом подумать.

Всё искусство служит в конечном счёте для эстетического удовлетворения граждан. Чтобы граждане, грубо говоря, могли прилечь на диван и засмотреть фильму, регулярно вздрагивая от избытка чувств. Ну или прилечь на диван и музыку ровно так же послушать. Под это дело весьма неплохо так засадить в граждан правильные и полезные идеи. Так сказать, «паровозом» — ради идей-то граждане научную литературу будут читать и научно-популярные фильмы смотреть. Однако не смотря на наличие научной литературы, так уж вышло, что граждане читают ещё и художественную. Причём, многие гораздо чаще читают. А через научную к тому же крайне тяжело засаживать в подсознание всякие там «общечеловеческие ценности». Поэтому с необходимостью их засаживают через художественную — оно так и воспринимается проще, и читается более широким кругом граждан.

Понятно, что далеко не каждый автор думает «засажу ка я в читателя идею». Я бы даже сказал, почти никто из авторов так не думает — даже из тех, кто регулярно засаживает. Автору обычно просто с небес спускается прототип сюжета и привинченная к нему идея в сопровождении особого рода зуда, не дающего спущенное просто взять и выкинуть. Ну или не спускается — когда автор пишет строго за деньги, без зуда. В последнем случае, правда, у автора выходит какая-то хрень, но не суть. Суть в том, что какая-то практическая идея и побуждение к интеллектуальной деятельности особо так и не рассматриваются в явном виде при ваянии нетленок. Временами автор сам себе отчёта не отдаёт, какую идею он сейчас своей книгой выразит — только под конец написания книги сиё понимает. А то и не понимает вообще. Цель автора — сбросить груз с души (или, как вариант — заработать денег). Цель произведения — доставлять удовольствие произведение потребляющему. Интеллект тут только «в нагрузку», основной-то смысл — эмоции. Тем более, в музыке. Это — первый и главный аспект.

А второй — «как это сделано». Вот тут интеллект задействован весьма сурово, ибо понять технологию и повторить в искусстве зачастую тяжелее, чем просто интуитивно реализовывать. Доходит до парадоксов: музыкант что-то там играет вообще чисто по интуиции, а критики и подражатели разыскивают, — причём, небезуспешно, — в его музыке какие-то хитрые лады с гармониями, отсылки к вон тому-то и всё такое прочее. Тут до некоторой степени критик даже больше интеллекта прикладывает, чем непосредственно автор. Но в любом случае хоть сколько-то интеллекта используют оба два.

Мораль из этой басни такова: не надо путать процесс изготовления с процессом потребления. Не всё интеллектуальное в процессе производства предполагает хоть какую-нибудь интеллектуальность при потреблении. Попытка вычислить технологию при этом иногда оборачивается даже бо́льшими усилиями, нежели спонтанное этой технологии открытие. В искусстве действительно сто тысяч миллионов интеллектуальных вещей, но почти все они — на этапе изготовления и анализа ради перенятия технологии, а не на этапе целевого восприятия целевой же аудиторией.

Многим при этом хочется прикоснуться к великому на халяву, то есть, не прикладывать интеллект к обучению и последующему созданию шедевров, но прослыть, тем не менее, интеллектуалом чисто благодаря потреблению. Отсюда вырастают сонмища эстетов, которые разыскали «самого умного автора» и теперь уверенно отделяют себя от «всякого быдла». Эстеты, дескать, имеют особо тонкое душевное устройство и только они способны понять все метания творческого человека Икс — самого, как мы помним, интеллектуального среди творческих людей. За счёт этого, дескать, серая масса должна пасть на колени не только перед Иксом, но и перед глубоко понявшими его творчество отдельными ценителями. А раз не падают — это от зависти к чужому уму и неспособности понять. Ирония тут ещё и в том, что, как говорилось выше, авторы в основном не являются архи-умными и даже той кучи идей, какие видят поклонники в их работах, сами не видят. Зато авторы обычно владеют технологией разработки и производства, чего эстеты почему-то замечают не всегда, а если и замечают, то через раз записывают в минус автору — «чересчур технологично как-то, без души».

У других некоторых ровно такой же экстаз наступает от мысли, что они-то сумели вычислить, как вот это вот сделано. Экстаз такого рода вполне оправдан и даже полезен, ибо приумножение хорошо подкованных в своём деле творцов — залог Светлого Будущего. Но тут тоже, бывает, некоторые путают, полагая, будто автор как раз и творил с высшей целью, чтобы некто постиг все нюансы технологического процесса. На самом деле автор как правило о постижении кем-то нюансов даже не задумывался. Не говоря уже, что не ориентировался. Автор вполне может разъяснить желающим, как и что с его точки зрения надо делать для творческого успеха, но сами результаты его творчества, они не для технологии. Это, наоборот, технология для них.
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments