?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Либеральная демократия как сухой дождь
lex_kravetski
Главным признаком демократии является законодательно обеспеченные выборные формы как пропорционального представительства во власти (коллективный орган) так и авторитарного представительства (президент), и обязательного наличия любых форм неотъемлемых прав граждан, несущих в себе механизм защиты интересов меньшинств. (источник)

Надо отметить, что в Википедии данная статья уже помечена как потенциальный кандидат на удаление из-за отсутствия ссылок на авторитетные источники. Тем более странно, что ряд граждан означенным определением пользуются, не отдавая себе отчёта, что по своей структуре оно примерно такое:

  1. Все люди являются свободными и независимыми.
  2. У каждого из них по три раба


То есть, противоречие заложено в определение с самого начала и оно — именно что логическое, а не просто косвенно следующее из некоторых физических законов. Демократия, согласно этому определению, это такой оксюморон — вида «свободный раб», «храбрый трус» или «независимый журналист». Однако формула таки устоялась и прижилась. Настолько прижилась, что граждане «натренировались» не замечать противоречия уже на подсознательном уровне.

Кстати, в оригинале фразы про «трёх рабов» противоречия не было, это я уже её специально переиначил. В оригинале речь шла не про всех людей, а исключительно про граждан. Соответственно, у граждан по три раба, а сами рабы — не граждане. Никаких противоречий.

Демократия — это по сути коллегиальная власть. Решения в её рамках принимаются не по воле конкретного должностного лица, а по совокупному решению некоторой, относительно обширной группы лиц, которых касается это решение. В идеале — по совокупному решению всех таких лиц. И тут мы подходим к наиболее сложному вопросу: как именно эти лица вырабатывают совокупное решение?

Можно было бы предположить, что решение считается выработанным, когда все коллегианты с ним согласны. Этот вариант был бы идеальным, однако очевидно наличествует огромное количество случаев, где такое в принципе невозможно. Так, например, преступник вряд ли согласится с необходимостью его посадить (сократов, увы, крайне мало). В результате решение о засаживании в тюрьму вора в принципе может быть принято исключительно вопреки воле оного вора. Преступники вообще скорее всего будут протестовать против принятия тех законов, в рамках которых они — преступники. То есть, хоть локальные проявления «демократии через всеобщий консенсус» и возможны, как общий принцип такое не подходит — в этом случае большинство жизненно важных для общества решений просто не будет принято.

Таким образом, мы вынуждены заключить, что при реальной демократии решение принимается коллегиально, однако всё же вопреки воле некоторой части членов коллегии. И такое положение вещей, в общем-то, согласуется с нашим опытом: при демократии решения обычно принимаются большинством голосов. Понятие «голос» может несколько варьироваться, например, не в обязательном порядке выполняется правило «один человек — один голос», но хоть какое-то наделение членов коллегии «голосами» так или иначе присутствует. И по результатам голосования часть, обладающая большинством голосов, достигает своей цели, а другая часть — напротив, не достигает. И эта вторая часть как раз и является по своей сути «меньшинством». Демократия, которая реально достижима на практике — это власть большинства голосов.

Меньшинство же — оно как раз и есть меньшинство. Оно — та часть, у которой голосов мало. В том числе, и когда речь идёт не о коллегии, а об обществе в целом. По своему построению демократия подразумевает принятие решений не меньшинствами, а именно большинством. И даже если решение оказалось в пользу меньшинства, то оно всё равно — результат воли большинства. Можно так сказать, проявление его, большинства снисходительности. Но никак не характерная черта демократии.

Именно по этой причине Большая Советская Энциклопедия куда как более корректно и осторожно даёт определение демократии, нежели некий безвестный автор статьи в Викепедии:

Демократия — форма политической организации общества, основанная на признании народа в качестве источника власти, на его праве участвовать в решении государственных дел и наделении граждан достаточно широким кругом прав и свобод.

Речь тут совсем даже не случайно идёт о «достаточно широком круге прав и свобод» и совсем даже не идёт о «неотъемлимых правах» и о «защите интересов меньшинств». Действительно, чтобы демократия действовала, народ должен иметь по крайней мере те права, которые позволяют ему участвовать в демократическом процессе, и по крайней мере свободу на выражения собственного мнения хотя бы на этапе прений по рассматриваемому вопросу. Это определение не обладает внутренней противоречивостью и действительно описывает положение вещей.

Но если мы постулируем «механизм защиты прав меньшинств», то противоречие становится неустранимым. Действительно, какой именно механизм может помешать демократической коллегии принять решение не в пользу меньшинства? Исключительно внедемократический. То есть, в этом случае должна иметься некоторая внешняя сила, которая по своей «влиятельности» сильнее демократии. И которая не допускает принятия демократическим путём определённого спектра решений. Эта самая сила должна действовать вопреки воле большинства и тем самым демократию ограничивать. Её можно даже рассматривать как некий «наддемократический» закон, который не имеют права нарушать коллегианты, каким бы ни было их решение. Таким образом, и сам этот закон должен быть принят «более значимым органом», нежели эта самая коллегия. Предыдущей коллегией, например, диктатором или даже «спущен на Землю из Небесной канцелярии». Но наличие такого органа говорит нам о том, что данный демократический орган не является высшей властью в стране и, таким образом, устройство власти в стране тоже не является демократическим. Как максимум, в структуре власти имеются элементы демократии, однако с необходимостью есть внедемократическая сила на самом высшем уровне власти.

Несколько особняком тут стоит самоограничение — когда у граждан настолько высока сознательность, что будучи избранными в органы власти, оные граждане по собственной воле не принимают решений, которые могут меньшинство ущемить. Однако при таком положении вещей обществу власть в современном понимании этого слова вообще уже не нужна, ибо все конфликты устраняются без вмешательства власти — чисто самоограничением граждан.

Из этого следует, что некоторое меньшинство имеет ряд полномочий, превосходящих полномочия большинства, и при формально декларируемой демократии на деле имеет место быть какой-то иной вариант организации власти — власть меньшинства, не демократия.

Наделение меньшинства исключительными на фоне всех остальных политическими правами было повсеместным вплоть до Девятнадцатого века. В греческой и римской демократиях особыми правами были наделены граждане (обычно, к тому же, наиболее богатые), чуть позже — феодалы, ещё позже — монархи. Идеи же о равенстве прав и даже о гарантии оных прав для «политически слабых» меньшинств была привнесена либерализмом. Ещё тем либерализмом — изначальным. Под влиянием этих идей перекос в политических правах, скажем так, в «распределении политических голосов», понемногу устранялся. Что и привело нас к современной формуле «один человек — один голос».

Потенциально в формуле «изначальных» либералов уже было заложено нарушение демократических принципов, но по тем временам его было крайне тяжело отследить — в условиях сурового расслоения по правам наделение политических меньшинств особыми полномочиями фактически было чуть ли не единственным способом достичь в будущем равенства. Однако эти меры следовало бы трактовать как временные и по мере выравнивания прав, борьбу за особые права политическим меньшинствам следовало бы притормаживать. Одно дело, когда у простого человека фактически четверть голоса, у богатого — сто, а у короля — сто миллионов, и совсем другое дело, когда у всех по одному, но некоторым для достижения их частных целей такого не хватает, поэтому очень хочется взять себе по тысяче. Наделение «слабых» полномочиями в условиях неравенства ведёт к равенству. Наделение их же в условиях равенства — ведёт к неравенству. «Слабые» в результате через некоторое время станут «самыми сильными». Борьба с драконом после победы по инерции может привести к созданию нового дракона стараниями прежних борцов. Диалектика, блин. Вперемешку с математикой.

Конечно, в любой формально демократической системе ряд постулатов во имя сохранения самой системы не был доступен для пересмотра через демократические процедуры. В СССР, скажем, хоть формально вся конституция могла быть изменена решением Верховного совета, тезисы о социалистическом пути развития фактически не подлежали пересмотру. Однако даже это имело место быть только до конца восьмидесятых, когда оные тезисы всё-таки начал пересматривать высший орган власти — Верховный совет (что, конечно, явственно свидетельствует о недемократической сути советского строя). Ровно такое же — наличие фактически не подлежащих пересмотру тезисов — имеет место быть и в других демократических странах. Но тут надо понимать: это — отступление от принципов демократии, но никак не характерная её черта.

Вырождение либеральных идей и самих либералов — из борцов за свободу в манипуляторов общественным мнением — заставило процесс обернуться вспять и пойти в сторону возвращения меньшинствам особых привилегий. Что как раз и дало нам определение демократии а ля Википедия — с некими «неотъемлемыми» (читай, внедемократическими) правами и защитой интересов меньшинства вопреки воле большинства. Сейчас, глядишь, граждане массово верят, что демократия — это как раз когда всё так: большинству не нравится, но оно пусть терпит, а то недемократично будет. Отсюда возвеличивание диссидентов (то есть, меньшинства, которое большинству показалось настолько опасным, что оно решило это меньшинство попридержать), затем возвеличивание вообще просто воров, попутно наделение особыми правами нацменьшинств, сексуальных меньшинств, «альтернативно одарённых» и т.п. Причём, что интересно, те же нацменьшинства вполне нормально было бы считать равными всем остальным гражданами: это ж и есть равенство — когда все равны. Но нет, оказывается «демократично» — выделить нацменьшинства в отдельную привилегированную группу. Демократично, оказывается, дать им больше полномочий, чем остальным.

Современная «либеральная демократия» — уже не либеральная и уже не демократия. Она отрицает как всеобщее равенство, так и власть большинства. Парадокс, но современные либералы — это как раз те самые люди, с которыми боролись либералы Девятнадцатого века. Это же касается, как ни странно, современных демократов. Разворот, фактически, на сто восемьдесят градусов, только «меньшинства» децл поменялись.

Хотя некоторая преемственность всё-таки сохранилась: те либералы боролись за увеличение прав буржуазии — и эти за то же самое борятся. Те пытались разрушить общинный уклад — и эти в нём основного врага видят. Что как бы говорит об истинных целях движения и ненавязчиво намекает, что «демократия» вместе с «правами и свободами» — это не цель, а метод достижения цели. Увеличения полномочий буржуазии, то бишь. Я утрирую — не все либералы так действовали и действуют, но тенденция видна невооружённым глазом.

Иными словами, определение «демократии», которое приведено в начале статьи — манипулятивно. Оно не просто противоречит определению из словарей, не просто нарушает суть явления и искажает его историческое значение, оно противоречиво внутренне. Использование такого определения — либо результат слабого владения логикой, либо попытка обмана граждан. Возможно, и то и другое, но никак не «соответствующее текущему положению вещей» значение. Хотя… Быть может, текущему положению вещей активное продвижение данного определения как раз соответствует.

"Именно по этой причине Большая Советская Энциклопеди

Именно по этой причине, уточняя значение термина, обязательно дополняю поисковый запрос аббревиатурой "БСЭ"

На мой взгляд, замечательный анализ.

(Удалённый комментарий)
Друг, ты статью-то читал? Там в середине написано, у кого была власть в
Древней Греции.

Демос, для справки, — это не граждане. Это простые граждане. То бишь, не
аристократия. В современном обществе, как легко догадаться, во-первых,
нет аристократии, наделённой особыми правами, во-вторых, весь народ —
это граждане. Рабство как бы отменили уже. А институт обязательного
гражданства, напротив, повсеместно ввели. Неграждане (то бишь,
иностранцы) в демократических процедурах государства участия не
принимают и в качестве народа этого государства, обратно же, не
рассматриваются.

К чему в этом разрезе писать какие-то комментарии про «демос», дабы
выпендриться собственной эрудицией?

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
В процитированном куске определения из Вики мне как недополитологу режет глаз... да практически все. Парламент бывает как с пропорциональным представительством, так и избираемый по мажоритарной системе; определение главы исполнительной власти как автроитарного представительство тоже очень странно, учитывая, что в ряде стран предидент избирается или назначается парламентом или кабинетом министров и может как обладать фактической сильной властью, так и выполнять узкие или чисто представительские функции.

Основное руссское определение из Вики также страдает узостью: есть некоторое количество вполне демократических государств, где единственным источником власти признаётся король, религиозный лидер или господь бог.

Определение из английской Вики мне нравится больше, чем БСЭ: Демократия - форма правления, осуществляемая гражданами либо напрямую, либо через передачу власти избранным представителям.

В википидорском определении (при всей моей нелюбви к вики как источнику информации) есть рациональное зерно.

обязательного наличия любых форм неотъемлемых прав граждан, несущих в себе механизм защиты интересов меньшинств

Я не согласен со словом "любых" - оно дико и порождает странные фантазии. Также определению остро недостает слова "всеобщих" применительно к правам граждан. Если внести две эти поправки получаем вполне человеческое определение:
обязательного наличия всеобщих неотъемлемых прав граждан, несущих в себе механизм защиты интересов меньшинств,
из которого следует не предоставление меньшинствам особых прав, а недопустимость лишения меньшинств фундаментальных прав по воле большинства. Наличие гарантий равноправия меньшинств является необходимым для реализации демократии (народовластия), поскольку право участвовать в управлении государством в демократическом обществе относится как раз к категории необходимых и неотъемлемых прав.

> из которого следует не предоставление меньшинствам особых прав, а
> недопустимость лишения меньшинств фундаментальных прав по воле
> большинства.

Написано «интересов». Интересы — это не просто какие-то «фундаментальные
права». Это — интересы.

Фундаментальные права — это какие? Право на свободу перемещения? Так и
что, демократическая верховная власть не вправе принять закон, согласно
которому воров будут сажать в тюрьму? Или как? Откуда вдруг вообще
следует недопустимость нарушения каких-то там прав по воле большинства?
Кто перечень таких прав определяет? Господь Бог? А доносит до сведения
через самоназванных представителей на Земле?

Демократия условно подразумевает недопустимость лишения ровно одного
права: участия в демократических процедурах. Всё. Остальные права
определяются строго через эти процедуры. Иначе — как в статье. «Элементы
демократии» при фактическом главенстве некого недемократического органа.

Кстати, оная недопустимость лишения — тоже под вопросом. Не уверен,
например, что нельзя принять закон, согласно которому уличённые в
преступлении временно лишаются участия в выработке законов.

(Удалённый комментарий)

Re: "Демократия - продажная девка банкстеров"

Не надо мне хрень про «лунную афёру» в комменты постить. И про «всё захватили жиды» тоже не надо.

(Удалённый комментарий)

Прав тот, у кого больше прав

Демократия - это при буржуазном обществе, свобода торговли. То есть,главным ставится в обществе деньги, "зарабатывание денег". Все служат деньгам. Господин, хозяин, царь в буржазном обществе тот, у кого больше денег. Они покупают депутатов, президентов, спецслужбы,CМИ и т.д.
То есть, при буржуазной демократии(без слова "буржуазная" скрывается смысл этой власти) власть принадлежит банкирам и транснациональным корпорациям.
Некоторые думают, что это в России только "режим" извратил святыни демократии. На самом деле другой "демократии" быть не может. Если только главари не поделятся своей собственностью, сделав "всех равными", как написали в филькиной грамоте (конституции) негодяи для простаков

Злато, Булат, и жизнь "по понятиям"

Деньги - это всего лишь инструмент для взаимоотношений "ты - мне, я - тебе".

Такие отношения работают только при условии, что нет активной воли их нарушить. Т.е. "кинуть".

В обществе, где все друг друга кидают, и вырывают друг у друга куски изо рта, деньги сами по себе ничего не значат. Они быстро перетекают к Людям Булата, и становятся к оному Булату дополнением.

Чтобы в элитной тусовке не кидали друг друга - там должны существовать некие Понятия. И вот именно эти Понятия - а не сами по себе деньги - и рулят обществом.

Свежая цитатка:

А. САМСОНОВА: Нет, вопрос не в смертной казни, вопрос в том, может ли интеллигенция, узкая группа людей, гуманитарии, как Вы говорите, принимать решение, вопреки воли всего государства и считать это решение демократическим?

В. НОВОДВОРСКАЯ: Могут и должны. Демократия – это не суждение простого большинства арифметического. Это охлократия. Демократия – это суждение людей, которые сделали либеральный, гуманный, разумный европейский, западный выбор. Так, собственно, и на Западе. Потому что если бы спросить у толпы, то возможно там давно бы эшафоты стояли.
http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/638052-echo/

---
То есть демократия - это строй, в котором преимущественные права имеют граждане, "сделавшие европейский выбор".





Тут непонятно вот что - а какие ж тогда претензии к СССР? Неевропейский выбор что-ли?

Еще один нюанс: большинство ВСЕГДА выбирает ХУДШЕЕ реш

Еще один нюанс: большинство ВСЕГДА выбирает ХУДШЕЕ решение.

Re: Еще один нюанс: большинство ВСЕГДА выбирает ХУДШЕЕ р

Большинство никогда само ничего не выбирает.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
Действительно получается не совсем демократично. Зато справедливо.

Это да, многие считают, что особые права у меньшинства — это страсть как
справедливо. Долбишься в попу — получи дополнительный набор полномочий.

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)

Немного о неявных допущениях

Приведенные рассуждения абсолютно строги. Ни придраться, ни добавить - нечего.
Разве что - из области неявных допущений.
Каково же одно из них? А вот:

"Все (большинство) решения, принимаемые большинством - конструктивны"

И наоборот:

"Большинство меньшинств (и, соответственно, принимаемые ими решения) - деструктивны"

Доказательством данных тезисов являются примеры меньшинств, приводимых Лексом: Воры-бандиты (долженствующие сидеть в тюрьме, что есть как минимум ограничение свободы перемещений), а так же Долбящиеся В Попку.

Но как быть в том случае, если большинство, в полном согласии с истинным смыслом термина "демократия" - действует деструктивно? Т.е. гнобит на самом деле - прогрессивное меньшинство? (Внимание - я никаким образом и ни в каком случае не понимаю под прогрессивными меньшинствами меньшинства из приведенных Лексом примеров, как равно и все аналогичные им).

Большинство людей - сугубо консервативно. Даже из лучших побуждений (в основном - их них). И далеко не всегда - конструктивно.

А "желающие странного" и "желающие дурного" - не полностью пересекающиеся множества.

Не так?

(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
"Таким образом, и сам этот закон должен быть принят «более значимым органом», нежели эта самая коллегия. Предыдущей коллегией, например, диктатором или даже «спущен на Землю из Небесной канцелярии»."

Тут довольно простой вариант есть - принятие той же самой коллегией, только раньше. Другими словами, коллегия может принимать не вообще любые законы, а только такие, которые согласованы с предыдущими.

Что же касается "защиты прав меньшинств", то это частично просто мантра, чтобы "народ не бузил", но частично основано именно на таком обосновании - когда-то давно коллегией был принят акт "О защите прав меньшинств" (не любых прав, а вполне определённых, кстати), и теперь все последующие решения согласуются с этим актом.

Так что всё нормально и с определениями, и с демократией.

Re: Ответ на вашу запись...

> Тут довольно простой вариант есть - принятие той же самой коллегией, только раньше. Другими словами, коллегия может принимать не вообще любые законы, а только такие, которые согласованы с предыдущими.

Это положения вещей не меняет. Тем более, коллегия состоит из смертных, как ни крути. А «заветы предков» — не демократический метод.

(Удалённый комментарий)
Помню когда возвращали мелодию советского гимна, была по телевизору передача на эту тему. По РТР по моему. Я тогда маленький был ещё совсем, а в школе мне сказали, что демократия это власть народа.

Так вот. На эту передачу пригласили Зюганова, выдающегося филолога Михаила Задорнова и какого-то странного неизвестного мне человека. Задорнов тогда кстати показал себя с лучшей стороны и на вопрос касательно нового гимна ответил, что он всё таки юморист и в таких вещах не понимает буквально ничего.

Зюганов естественно был очень рад, а вот третий участник повёл себя как мне тогда показалось странно. Нормально говорить он не мог, голос у него дрожал и срывался. Общий смысл его выступления был примерно следующим:

- Вот большинство за этот ужасный гимн, но это большинство рулило страной 70 лет и теперь как он говорил "Наша очередь". Это меня тогда поразило до глубины души. А теперь вот выясняется что так как раз и было правильно. Жизнь прекрасна и удивиетльна.

Демократия - возможность народа влиять на власть по твердо установленным процедурам. Отсутствие демократии - это когда "мы постановили и решили", как говорили греческие черные полковники, примерно так же себя вело советское Политбюро.

Естественно, что в понятие "народ" входят в первую очередь люди не рядовые, чем-то известные, знаменитые, с теми или иными рычагами в руках.

А всеобщее равенство - бредня для неокрепших умов.

"Демократия - возможность народа влиять на власть по твердо установленным процедурам."
А кем установленных?

"Естественно, что в понятие "народ" входят в первую очередь люди не рядовые, чем-то известные, знаменитые, с теми или иными рычагами в руках."
Это не демократия. Это монархия, аристократическая республика, но не демократия.