Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Про мотивацию и профессиональные обязанности

Многим, вот, весьма интересно, а что это сограждане массово считают, будто деньги — единственная мотивация к труду? Точнее, не деньги, а жёсткая связь зарплаты (или доходов) со сделанным на рабочем месте. Мне, например, крайне такое было интересно — с чего вдруг? Не, ну точно, в интернете куда ни глянь — везде написано «если не ввести суровую цветовую дифференциацию штанов, если не отсыпать КЦ строго по наработанному, фиг кто работать будет». А потому, соответственно, коммунизм не возможен.

Я в общем-то по теме оной дифференциации уже подробно высказывался — о техническом аспекте сего в плане невозможности его реального воплощения. Там же было и про психологический аспект — с чего это девять из десяти себя недооцененными считают, а остальных, соответственно, бездельниками. И про главный двигатель всего прогресса — интерес — тоже было. Однако до сих пор причина, по которой людям кажется, что к качественной работе мотивация одни только деньги, пока ещё не сказал. Считаю, самое время сказать.

Так вот, о постановке проблемы: по неясной причине в интернетах регулярно проскальзывает мысль в форме «всем известно» на тему «кроме как за деньги никто качественно своё дело делать не будет». Вроде посмотришь по сторонам — регулярно же делают. Огромные толпы авторов, например, совершенно за так пишут статьи, стихи, рассказы и не менее за так их раздают направо и налево. Куча народа что-то там рисует, фотит, 3д-моделит, программит и снова за так раздаёт. Безо всякой тени надежды получить за это деньги. Безо всякой тени надежды, повторюсь, — тут даже намерений нет, не то что контракта. При этом оные товарищи шлифуют ими замостряченное до степени, временами не снившейся товарищам на зарплате. Из-за чего? Из-за интереса, знамо дело.

Однако, говорят сторонники концепции об первичности и единственности мотивации баблом, те люди, они ж — исключения. Массово такое не сработает. Чтобы все и каждый хорошо работали, надо ими наработанное усердно протоколировать и строго по протоколу отслюнявливать денюжек. Иначе — фиг. Иначе водопроводчики будут всё время пьяные, программы глючные, пиво — разбавленным, дома аварийными, а художественные книги неинтересными. Интерес, он хорош, но не выход для масс. Для масс (читай, «быдла») только сдельная оплата и никак иначе.

Признаться, я долгое время сам недоумевал — как оно такое может быть: каждый на собственном опыте сравнивал живительную силу интереса и мотивацию баблом, работающую только в сферическом вакууме, однако всё равно многие считают, будто «то — они, а то — быдло». Ну не может же такого быть, не может. А потом вдруг во время непринуждённого общения с дорогим товарищем svinobraz_76 неожиданно познал дао мотивации.

Штука в том, товарищи, что разные граждане пробуют совсем разное. Одни граждане профессионально мотивируются к одной деятельности, а другие — к другой. Первые граждане отлично понимают, что есть интерес, а вторые — отлично это понимают. Однако у вторых интерес на работе подавлен моральными факторами нипепической принципиальности. Поэтому интерес вторые граждане пробуют исключительно дома. И, соответственно, не верят, что им можно мотивировать к работе.

Взглянем на пару абзацев назад — туда, где о протоколировании и оплате по протоколу, — и задумаемся: не напоминают ли нам сии строки с мыслями в себе и между собой о каких-то вполне конкретных профессиях? Не выдают ли обобщённые авторы этих строк нюансы своей профессиональной деятельности и если выдают, то какой именно? Сами посудите: есть ли способы для водопроводчика, программиста, писателя или учёного регулярно протоколировать качество их работы и выдавать деньги по протоколу? Водопроводчик, например, он ведь что, пришёл и починил. Работает — отлично, не работает — хреново. Но был ли он вежлив, сработал ли на века или тяп-ляп, тянул ли время, разводил ли хозяев на доп. оплату — кто и как проверит? По жалобам — единственный способ. Но то ж не протокол о качестве, то общее впечатление будет. На одного много жалуются, на другого мало — вот и вся информация. Для протокола как-то не того.

Ну или взять писателя. Сваял он книгу и чего? Её могут много покупать, могут мало, она может нравиться, а может — нет. Но ни по мере написания, ни даже после протокол не составишь. Писатель мог пивко в кабаке потягивать, а мог впахивать как Папа Карло — и в обоих случаях книжка как-то не воткнула широкие читательские массы. Что делать? Автор-то был уверен в своей зашкаливающей трудоголичности. А мог и не быть — не проверишь.

Зато, товарищи, зато есть некоторый спектр профессий, в которых протоколирование идёт на ура. Эти профессии — менеджер по продажам и коммивояжёр, страховой и рекламный агент, юрист — профессиональный вымогатель и тому подобное. В силу понятных причин их в интернете больше, чем водопроводчиков, поэтому их мнение весомо в плане численности его выражающих (программистов в сети тоже изрядно, это обеспечивает некий паритет, однако пропорция всё равно выходит не та, как во внесетевой реальности).

У работников этих профессий действительно такая ситуация, при которой запротоколировать деятельность таки можно. Ибо занимаются они тем, что носит обобщённое название «впаринг». Когда много впарил — хорошо, когда мало — плохо. И впариваемое с лёгкостью протоколируется с точностью до дня, а то и часа. Можно посчитать, сколько лохов в день было разведено на пылесосы вот этим вот агентом, сколько застраховано и в скольких страховых выплатах на ровном месте отказано. Учёт, как говорится, и контроль. Да. И бонусы со штрафами привязаны ко вполне конкретным циферкам в протоколах. Стиль рассуждений выдаёт условия существования рассуждающего.

Смотрим дальше. Пришёл на дом водопроводчик. Ему надо зачинить кран. Что его может мотивировать к хорошей починке и демотивировать от неё? Лень, желание получить левые деньги и профессиональная несостоятельность. Второе — уголовка, третье не лечится никакими бонусами, а первое… Тоже не лечится. Ему что так, что за деньги, всё равно лень будет. И практика сиё показывает — водопроводчик чинит плохо, когда не умеет чинить хорошо. В иных случаях он чинит хорошо. Просто потому что смысл чинить плохо отсутствует. Это странно, да, кажется-то, будто к «сделать хорошо» нужна мотивация. Но нет, когда умеешь делать хорошо мотивация нужна именно к «сделать плохо». У нормальных людей. Ведь сделав хорошо профессионал за те же деньги получает ещё чувство глубокого удовлетворения от собственной крутизны и профессионализма, он хорошо решил задачу, ему приятно. И, что очень важно, его клиент смотрит на него со щенячьим восторгом, одновременно выражая глубокое уважение к профессионализму и благодарность за принесённую пользу.

В обществе человек с самого детства привыкает к жажде чувства собственной востребованности окружающими. Он мотивируется их благодарностью и даже чувством принесённой окружающим пользы куда как надёжнее, нежели непосредственно деньгами. Лично я несколько раз встречал даже такое: профессионал отказывался от денег из-за того, что клиент не выразил должного восхищения проделанной работой. Вот так вот просто — клиент что-то там возбухнул, а мастер разозлился и ушёл даже не забрав причитающуюся оплату. Отношения.

Если мы окинем взором трудящееся человечество, то нам станет заметно одно очень важное разделение по роду деятельности: профессии делятся на две категории — в одних профессиональная деятельность приносит «клиенту» пользу, в других — вред. Причём, множество вторых довольно нехило так пересекается со «впарингом». И после обнаружение сей закономерности очень многое становится понятно. Труженник первой профессии мотивируется деньгами и отношениями. Причём, отношениями он мотивируется зачастую сильнее. Труженник второй профессии отношениями наоборот демотивируется. Ибо чем лучше он выполняет свои профессиональные обязанности, тем хуже его «клиентам». Соответственно, страховой агент, он не как водопроводчик, он чем сильнее в профессии, тем больше ненависти он вызывает. И стало быть, мотивировать его кроме как деньгами больше нечем.

Каждый, само собой, судит об остальных по себе. И мне-программисту, конечно, непонятно, как это вообще возможно — получать от своего труда не удовлетворение, а муки совести. И как, таким образом, можно трудиться только за деньги. Менеджеру по продажам непонятно обратное: и как можно думать, будто что-то кроме денег побуждает ежедневно делать своё дело. С этого дела же всё время подташнивает.

Намедни посмотрел фильм Майкла Мура про страховую медицину. Фильм показателен. Нет, не тем, что Мур как-то особо круто его снял. Фильм лучше «Фаренгейта», однако всё равно местами натянут, как и все остальные фильмы Мура. Но местами фильм впечатляет. Например, тем, как здорово там показано удивление американцев, когда они узнают о вещах, отсутствие которых наоборот сильно удивило бы нас — бесплатностью медицины, дешевизной лекарств, приездом врача на дом и так далее (ну ничего, мы скоро тоже будем всему этому удивляться).

Так вот, в том фильме показали тётеньку, которая работала в страховой фирме «специалистом по отказам» — то есть, находила в длиннющем списке формальную причину, по которой можно было бы отказать в выплате страховки. И тем самым, как легко догадаться, обречь человека на смерть, но зато сэкономить для компании массу зелёных президентов. Тётенька, вспоминая о своей деятельности, неиллюзорно разревелась. Оно вот так вот — можно сколько угодно себя уговаривать, что «это только бизнес», загонять эмоции в подсознание, компенсировать весь этот бардак радостью от полученных денюжек, однако выросший в обществе человек в основном убежать от совести не сможет. Она, зараза, будет терзать, не взирая на зелёных президентов.

Если тебе приказали, а ты сделал, то всё равно — это ты сделал. Это ты обманул, обхитрил, обрёк на смерть, выкинул на улицу, довёл до самоубийства. Твой босс тоже повязан и его вина неизмеримо сильнее, но и твоя никуда не денется. Это ты отказал в страховой выплате, продал по заведомо завышенной цене, по букве закона нарушил его дух и попрал все моральные принципы. Босс — гад. Но и ты тоже гад. И ничего ты с этим не сделаешь. Не свалишь на «босс повелел», на «меня заставили», на «все так делают». Попытаешься, но не свалишь.

Поэтому, когда специалист по впарингу говорит, что мотивировать к труду можно только деньгами, он говорит правду. Действительно, к тому труду, которым он занимается, мотивировать можно только деньгами. А другого он и не пробовал. Добровольно, для удовольствия на такой труд соглашается только моральный вырожденец, которых, не смотря на ежедневные разоблачения ужасов сталинизма, всё ещё крайне мало. И практика до сих пор показывает: человек легче соглашается на собственноручное разгребание ядерных отходов, нежели на должность, где ему надо посредством пулемёта заставлять невинных граждан эти отходы разгребать. Наплыв добровольцев в армию куда как сильнее, нежели даже наплыв в полицаи при оккупантах, когда те угрожают в ином случае расстрелять. Мораль — это ярмо на шее капитализма, да. И по совместительству — то самое, что позволяет обществу выжить даже тогда, когда система настоятельно рекомендует переквалифицироваться из водопроводчиков во впариватели пылесосов.

Я неоднократно читал отчёты о забастовках и требованиях бастующих. И меня при этом всё время преследовало ощущение, что битва протекает не в сфере экономических интересов, а где-то в небесных чертогах — там, где обитают карма, мораль и души прекрасные порывы. Бастующие, что в царской России, что в постсоветской, что во Франции семидесятых крайне редко говорят «работодатель нарушил контракт». «Обещал за работу заплатить, а не заплатил». Нет, они пеняют на иное. «Нам нечем кормить детей». «Мы живём в скотских условиях». «Мы необразованы и бесправны». Почему так? Есть мнение, потому что большинство людей не видят в работе сделки. Их восприятие работы антирыночно — она не договор между нанимателем и работником. Она — долг, уровнем чуть ниже морального. Человек должен работать, работодатель должен платить зарплату. Эта пара, не смотря на свою интуитивную корреляцию, куда как менее коррелированна, чем кажется. Работать надо не потому, что платят зарплату. А просто работать надо. Зарплату платят не в обмен на работу, а чтобы человек мог достойно жить. Вот оно — интуитивное понимание. Работа — долг работника. Зарплата — долг работодателя. Если первый не делает работу, он — гад. Если второй не платит, он — гад. В забастовках сиё понимание особенно ярко проявляется, но и вне их оно присутствует.

Но только не у занимающихся впарингом. Для них действительно работа — сделка. Ибо иного от такой работы получить невозможно. Регулярный обман, регулярное обогащение фирмы за счёт облапошивания клиента служит источником морального удовлетворения лишь для моральных уродов. Работа под началом такого урода плавно подводит к мысли, что такие все. Исполнение распоряжений морального урода в обмен на бонусы через некоторое время вырабатывает уверенность, что иначе-то и нельзя. Иначе не бывает. И сия уверенность выплёскивается в сеть. Почти как акт отчаяния, который психика ради самозащиты пытается себе самой выдать за «глубокое и непредвзятое понимание жизни».

Жизнь, товарищи, не такая. В жизни работа может и должна приносить массу морального удовлетворения. В жизни работа интересна. Причём, в равной степени программистам, писателям и водопроводчикам (если вы думаете, что при починке водопровода интересных задач не бывает, попробуйте как-нибудь хотя бы рассчитать систему водоснабжения одного только жилого дома). В жизни приятнее делать полезное, чем даже получать за это оплату (хотя второе тоже без балды приятно и, главное, без этого никуда). Поэтому не надо складывать своё мнение на основе комплексов работников довольно узкого спектра профессий.

Tags: контрманипуляция сознанием, политика, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 539 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →