Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Нюансы копирайта и правильной модели распространения информации

 

Не так давно я предложил модель распространения контента, отличную от продажи копий по установленной продавцом цене и преследования всех, кто получил контент иным способом. С тех пор накопилось ещё некоторое количество тезисов и нюансов, которые я намерен немедленно изложить.

Для понимания того, о чём идёт речь, крайне рекомендуется прочесть статью, описывающую модель распространения, статьи про те́ки и, – для надёжности, – вообще все статьи про копирайт. Однако для тех, кому лень это делать, вкратце изложу хотя бы тезисы про модель с абонентской платой. После чего без предупреждения перейду к нюансам той и другой модели.

Итак.

Каждый гражданин готов потратить на информационный контент (фильмы, музыка, программы, книги) конечную сумму в год. Больше этой суммы он добровольно не даст ни при каких условиях. Во многом просто потому, что бо́льшим он и не располагает. Кроме того, есть некоторая сумма, которую гражданин выплатит не раздумывая, даже если есть возможность где-то там найти оный контент забесплатно.

Некоторое количество радикальных маргиналов, конечно, не дадут больше нуля принципиально, однако эта группа немногочисленна и не представляет интереса, поскольку, как сказано в её определении, она больше нуля в принципе не даст. У большинства же людей эта сумма отлична от нуля, что легко проверить хотя бы путём опроса самого себя лично и собственных знакомых.

Поэтому смысл правильной модели такой: надо вычислить, путём социологических исследований и практики, две означенные суммы (максимум и «сумму не раздумывая») и взять некоторую сумму из этого диапазона как абонентскую плату за контент. Оный же контент предоставлять всем абонентам в неограниченных количествах с единственным требованием – регистрировать использование контента (что можно сделать и в анонимном варианте, но не в этом суть). Регистрация позволит распределить абонентскую плату каждого абонента между правообладателями, согласно статистике использования их продукта абонентом.

В этом случае, надо отметить, правообладатели получат сумму, близкую к абсолютному максимуму добровольной оплаты их стараний. Абоненты же вместе с тем, во-первых, останутся чисты перед законом, во-вторых, останутся чисты перед своей совестью, в-третьих, потратят те деньги, которые в общем-то готовы потратить, но не больше, в-четвёртых, не будут иметь проблем с троянами в кейгенах, геммороя с установкой и всем таким прочим, в-пятых, получат доступ ко всему контенту разом без необходимости вычленять её на всевозможных «пиратских» источниках, в-шестых, не будут чувствовать психологического дискомфорта от самоограничения себя из-за финансовых и этических вопросов.

То есть, налицо сплошные плюсы и единственный только минус для обеих групп. Первая (правообладатели) теряет всякую надежду на несметные барыши, которые обязательно были бы если бы да кабы, а вторая с целиком бесплатного для них софта (взломанного и скачанного из интернета) переходит на какой-никакой, а платный софт.

Конечно, при желании. Возможность использовать только свободно распространяемый софт и не платить абонентскую плату сохраняется.

Анлим вообще обладает тем чудодейственным свойством, что подавляет человеческую жадность. Связано это не со стремлением к халяве как таковым, как некоторые думают, а с радикальным сокращением количества ситуаций, в которых надо принимать решения. Если покупка единична, то каждый раз покупатель терзается размышлениями, а не прогадает ли он. Особенно в тех случаях, когда в случае прога́да деньги не возместят, как это сейчас обстоит практически со всем информационным контентом. Отсюда у потенциального покупателя проистекает желание найти требуемое где-нибудь за просто так. При анлиме же с абонентской платой решение принимается единожды – в момент подписки, что психологически гораздо, на многие порядки, легче. За всё уже упло́чено, можно кушать. Человек уже не боится прогадать: это не подошло – другое скачает. Человек уже не обдумывает, надо ли оно ему, каждый раз: есть подозрения, что надо - качаешь и проверяешь, без терзаний. Так, повторюсь, гораздо проще. И за вот эту вот простоту человек гораздо охотнее заплатит разумную сумму денег, чем в случае независимых покупок.

Кроме того, в этой ситуации гораздо лучше отслеживаются нюансы частоты использования. Например, известно, что большинство людей использует Фотошоп для конверсии картинок и минимальных их исправлений. Причём, использует крайне эпизодически. Однако приобрести легальный Фотошоп им предлагается по такой цене, будто он будет использоваться непрерывно для профессиональной деятельности. По более низким ценам предлагают только урезанные версии, то есть, ограниченные по функциональности. Однако их люди принимают с большой неохотой – нет ведь гарантии, что не урезано именно то, что как раз и надо. Да и быть владельцем урезанной версии «для лохо́в» тоже не особо хочется. Из-за этого у людей возникает вполне объяснимое желание где-то раздобыть нелицензионную версию.

Тут часто возражают: есть же более дешёвые и даже бесплатные программы. Для эпизодических нужд можно купить/скачать их – если большего не надо. Да и вообще: не покупайте фильм, пока не выясните, что он – хороший. Не покупайте книгу, пока не удостоверитесь, что она вам понравится. И так далее.

В этих рассуждениях сокрыта одна фундаментальная ошибка. Даже две. Первая: чтобы узнать, что фильм хороший, надо, чтобы его кто-то уже посмотрел «вслепую». Без априорного знания о качестве. И если в случае хорошего фильма это не так страшно, то плохой фильм, получается, довольно ощутимым количеством людей должен быть оплачен, чтобы остальные узнали, что фильм – плохой. Кто-то должен быть первым, иными словами. Если все будут ждать отзывов и только потом пробовать, то никто ничего не попробует в результате.

Вторая ошибка состоит в том, что «узнать» – это довольно нехилый труд на самом деле. Для начала надо найти адекватный источник информации, поскольку первый попавшийся рецензент может быть просто проплачен правообладателем или его конкурентом. Потом надо синхронизировать своё представление с представлением источника. Потом надо этот источник регулярно штудировать, а до кучи ещё и другие подобные. На это уходят и силы и время. Которые по вполне понятным причинам большинство тратить не хочет и не имеет возможности их тратить, ибо всё это не профессиональная деятельность и даже не хобби, а просто некое развлечение. Если каждый фильм, каждую книгу, каждый альбом и каждую программу сначала изучать по отзывам, то это на работу времени не останется. Не говоря уже о том, что его не останется на всё остальное.

Кстати, ровно тем же способом сторонники полностью свободного рынка предлагают анализировать вообще все товары. Дескать, ответственность с распространителей надо снять – пусть покупатели «проголосуют рублём». Читай, перед каждой покупкой опросят всех знакомых и прочтут десяток всевозможных статей. Складывается ощущение, что рыночники человека иначе как потребителя даже и не рассматривают. Всё своё время человеку-потребителю предлагается тратить на изучение рынка. И, что самое печальное, всё равно кто-то должен первым попробовать «вслепую».

Не смотря на такие вот желания, даже при капитализме поставщиков обязуют предоставлять товар надлежащего качества. И гарантировать возмещение убытков за некачественный товар. Кроме того, ещё до распространения следует получить лицензию на оное. Это всё не с потолка взялось.

Иными словами, проще сразу пробовать и выкидывать, если оно – не оно. Анлим с абонентской платой как раз такую возможность и предоставляет.

При этом важной характеристикой системы является обратная связь. Так, правообладатель программы получает свою долю абонентской платы не по факту скачивания, а по факту использования. Для чего предлагается, например, сделать систему фиксации работы с программой (повторюсь, технически возможно сделать эту систему анонимной). Скажем, каждые десять минут использования (то есть, пребывания программы в режиме, отличном от ожидания) в специальный файл заносится штамп «десять минут использования». Раз, скажем, в три месяца этот файл отсылается в систему распределения абонентской платы. Для тех, кто интернетом не располагает, можно предусмотреть бесплатную отправку файла из почтовых отделений и магазинов, распространяющих программы абонентам. Вот это самое вполне можно сделать обязательным. И в качестве штрафа за неотсылку файла, например, повышать абонентскую плату. Хотя можно и не делать.

С фильмами, книгами и музыкой такое несколько сложнее. Особенно это касается бумажных книг – ведь для всего остального можно сделать логирование на уровне воспроизводящей аппаратуры. Однако в этих областях статистика использования и менее критична, поскольку частота использования тут несёт несколько иной смысл. Тут логичнее сделать систему оценок – понравилось, нормально, не понравилось, – согласно которой будет повышаться или понижаться доля правообладателя. Выставление оценок – добровольно и является только лишь возможностью для пользователя поощрить или же покарать правообладателя информации.

Надо отметить, что проставление всем наихудших оценок для пользователя никакого смысла не имеет, поскольку его абонентская плата неизменна. И в случае выставления всем оценки «плохо» все правообладатели получат ровно столько же, сколько получили бы за повсеместное «отлично». По этой причине оценка будет относительно честной и выразит именно отношение пользователя к продукту.

Кстати, раз уж зашла речь о санкциях, предложу и систему санкций тоже. Но сначала будет небольшое лирическое отступление.

Нелицензионное копирование/использование не является воровством. По той простой причине, что в процессе копирования правообладатель скопированное не теряет, да и деньги у него не исчезают – ему их просто не дают, что не одно и то же. Копирование, если и преступление, то иной природы. На данный момент про него ясно только, что оно – потворствование неоплате труда. Тут масса тонких нюансов, связанных с «полезностью труда» и всем таким прочим, однако от них я отвлекусь. Вместо этого скажу: из всех виденных мной аналогий нелицензионного копирования (воровство, фальшивомонетчество и т.п.) ближе всего к нему стоит неоплата проезда в транспорте.

Что интересно, никто не называет безбилетный проезд «воровством» и никто при этом не отрицает порочности безбилетного проезда. Скажу сразу, в идеальном случае от билетов просто надо было бы отказаться и финансировать общественный транспорт из налогов, но не суть. Положим, из налогов его не финансируют, но откуда-то ведь должны. Откуда? Очевидно, с оплаты проезда.

Так вот, за неоплаченный проезд предлагается платить штраф. И тут возникает странная ситуация – наказание наказывает, но не пресекает следующие преступления. Оштрафованный вместо последующей оплаты начинает высчитывать, что выгоднее, покупать билет или платить штрафы. Но тут ведь как, если некто не может найти работу, голодает и ворует себе пропитание, мало его посадить в тюрьму, ему после выхода работу надо бы дать. А ещё лучше – дать её до посадки (если, конечно, он в принципе согласен работать). Таким образом его воровство гораздо надёжнее прекратится.

К чему я это всё веду? К тому, что вместо штрафа за безбилетный проезд, контролёр должен в принудительном порядке продавать безбилетнику проездной на текущий год и на следующий. А тот обязан купить – за отказ уже более суровые санкции следуют. Билет при этом – именной, то есть, продать его или передать безбилетник не сможет. Таким образом, он, скажем так, оплатит свои предыдущие и последующие поездки, что примерно на полтора года сделает его честным пассажиром.

Теперь следите за руками: при однократной поездке вероятность быть пойманным маленькая, но цена за неё – приобретение проездного. Что при эпизодических поездках – ощутимая трата денег. То есть, как бы штраф, стимулирующий покупать при однократных поездках билет. Кроме того, эпизодический пассажир по-любому не выступает основным источником денег. При ежедневных же поездках штраф стремится к сумме оплаты собственно проезда, однако и вероятность быть пойманным стремится к ста процентам. В результате имеем то, что хотели иметь – каждый свой проезд по сути оплачивает.

Конечно, цена проездного при этом должна быть разумной. Если государство готово обеспечить систему, предоставляющую проезд только по цене миллион рублей в год, то наверно такое государство интересам граждан не служит.

Аналогично следует поступить и с абонентским доступом. Запаленный на использовании коммерческого софта без абонентской платы не садится в тюрьму, не оплачивает дикие штрафы, а просто в принудительном порядке становится абонентом, скажем, на десять лет вперёд (ну и на два года назад – для компенсации). Само собой, с оплатой всего этого. Цель-то именно в оплате труда, а не в наказании непокорных.

Хотя, есть мнение, что поборники копирайта видят целью как раз последнее.

Наконец, остаётся ещё одна проблема. Некоторое количество программ одновременно крайне сложны в разработке и при этом практически не нужны в быту. Относительная редкость их использования не сможет окупить их разработку при доступной гражданам абонентской плате. Один из вариантов, конечно, написание таких программ под заказ, но и он не охватывает всего множества вариантов, поскольку специализация таких программ всё-таки несколько шире, чем «для конкретной организации», а стоимость разработки выше, чем организация может себе это позволить. Примерами таких программ могут быть Maya, 1C Бухгалтерия, Oracle и тому подобное.

Для обработки таких вариантов следует ввести ещё два механизма. Первый из них – отличие коммерческой и некоммерческой деятельности. Понятно, что частный пользователь, поставивший себе Maya для развлекательных или образовательных целей, не сможет заплатить за её полную версию пять тысяч долларов. Это уже и сейчас понимают, в следствие чего дают специальные «образовательные» версии. Но урезанная версия, как уже говорилась, не то, что надо. Надо именно различие между коммерческой и некоммерческой абонентской платой. Так, если программы используются в качестве инструмента для зарабатывания денег, то абонентская плата за анлим возрастает. Скажем, с трёх до пятнадцати тысяч в год. При этом оплачивается по сути рабочее место, а не сотрудник. Это же касается и фрилансеров, для которых плата меньше, чем для компаний, но больше, чем для некоммерческих пользователей.

Однако и это не решает проблему целиком. Поскольку для работы одновременно могут использоваться как архиватор, так и упомянутая Maya. Причём, использоваться даже в равной доле по времени. Это приведёт к тому, что разработка архиватора будет выгоднее, чем разработка Maya – из-за несопоставимо меньшей себестоимости. Чтобы решить эту проблему, программам следует дать весовые коэффициенты, вычислением которых будет заниматься независимая экспертиза. По умолчанию у всех коэффициент 1. Эксперты могут постановить необходимость присвоения более высокого коэффициента по результатам анализа функциональности программы. В результате сложные программы будут получать бо́льшую долю абонентской платы. Легко догадаться, что абонентов это никак не коснётся.

Аналогичное в принципе можно проделать и с фильмами/музыкой/книгами, где доля абонентской платы будет нелинейно (для пресечения злоупотреблений в виде умышленного растягивания контента) зависеть от их длины. Вдобавок при наличии средств протоколирования более продолжительные произведения получат и бо́льшую же долю. При условии, что их дочитают/досмотрят/дослушают до конца.

 

Смысл всей этих рассуждений и предложений состоит в том, чтобы найти справедливую систему оплаты труда, доставляющую минимум неудобств обеим сторонам. Изложенное – не стремление к халяве. Наоборот, это поиск путей к оплате чужого труда каждым потребителем, но путей таких, что потребитель не оказывается ущемлённым и загнанным в угол, к чему его приводит современные тенденции в сфере копирайта.

Это ненормально, когда половина контента распространяется и используется преступным с точки зрения закона образом. Причём, ненормальны в первую очередь законы – раз уж люди настолько массово отказываются их выполнять. Закон – это формализация отношений, принятых обществом для его, общества, блага. Закон должен отсекать отдельных выродков, а не двух человек из трёх. В противном случае закон обществу навязан. Общество, значит, такой закон не приемлет. Обществу, значит, нужен другой закон.

Tags: контрманипуляция сознанием, копирайт, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →