Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

Category:

Теория самодезорганизации: банковская система

Убеждённость в небывалой эффективности свободного рынка базируется на явно или скрыто вводимом тезисе: совокупность индивидов, каждый из которых преследует свои личные цели, рано или поздно приводит к уравновешиванию противодействующих сил и устремлению всей системы к некоторому оптимуму как совокупного, так и личного блага участников. Данный процесс иногда называют «самоорганизацией» и считают его универсальным свойством всех систем. Настолько очевидным, зачастую, что даже не требующем экспериментальной проверки.

Однако довольно легко привести примеры, когда совокупность индивидумов, конкурирующих между собой, не только не приводит систему хотя бы к локальному экстремуму блага, но и даже не устанавливает равновесия системы, вместо этого либо вводя систему в колебания весьма большой амплитуды, либо вообще разрушая систему практически для основания.

Описание хода подобного рода процессов можно назвать «теория самодезорганизации».

 

Предположим, имеется некоторое множество предпринимателей, которые производят всевозможные товары. Предположим также, что все предприниматели по совместительству являются и потребителями. Каждый производит некоторое количество товаров, которые продаёт другим за местную валюту. На вырученные деньги он покупает произведённое другими.

Рыночная теория учит нас, что в данной системе рано или поздно установится равновесие, обеспечивающее справедливую (в рыночном определении этого слова) оплату труда. На некоторое время отвлечёмся от рассуждений на тему, так это или не так. Постулируем, что да, установится. Через некоторое время выровняются цены на товары, согласно спросу и предложению, перетекут ресурсы и капиталы в более востребованные отрасли и так далее.

Однако через некоторое время развитие производственных сил и локальные успехи в конкурентной борьбе позволят достичь того состояния, когда некоторые производители получат такие суммы денег, которые в данный момент превышают их потребности в потреблении. Поскольку любые изменения не мгновенны, на рынке не сразу появятся товары, созданные с расчётом на эти самые «лишние» деньги. Аналогично возможности для расширения их производств тоже появятся не сразу. То есть, «лишние деньги» некоторое время будут просто лежать и ждать своего часа. Даже если такого не произойдёт, лишние деньги всё равно будут – хотя бы потому, что многие захотят подстраховаться на случай проблем в будущем и сделать запасы.

Тут имеет место быть первый момент: просто так лежащие деньги не приносят дохода (как это делают деньги, вложенные в производство) и не дают материальных благ (то есть, тех товаров, которые на прочие деньги покупаются). Наконец, эти деньги могут просто украсть. Или даже сам хозяин может их потерять. В общем, невыгодно и ненадёжно.

Тут на наш воображаемый рынок вдруг приходит сметливый иноземец. Иноземец не участвовал в процессе производства и в товарном обмене, однако он предлагает участникам рынка интересную штуку: те, у кого есть свободные деньги, могут выдать их ему на хранение. Причём, не просто на хранение, а даже в рост – он через месяц выплатит процент за вложенную сумму, а саму сумму вернёт. На такое многие соглашаются – оно же отлично, когда ранее бесполезные деньги под защитой, да ещё и доход приносят.

Далее иноземец, который теперь уже называется «банкиром», предлагает другим людям взять у него денег в долг – с целью ускорить расширение производства или же просто залатать неожиданно возникшие дыры в бюджетах. Но в долг он деньги даёт не просто так, а под процент. Легко догадаться, что процент кредита у банкира выше, чем процент вклада.

Банкир при этом держит «идеальный банк». В том плане, что даёт в долг он только те деньги, которые ему предоставили в виде вклада. И при этом строго первого числа каждого месяца производит все расчёты с вкладчиками и кредиторами. В реальности оно гораздо хуже, однако об этом позже. Пока банк – идеальный.

Положим, что разница между процентом по вкладам и кредитам составляет десять процентов. Тогда, – в идеальном случае, – каждый месяц банкиру будет доставаться десять процентов денег, поучаствовавших в обороте банка.

Вот тут начинается самое интересное: что именно досталось банкиру? В первом приближении ему досталась оплата его труда. Он предоставлял производителям некоторые услуги, которые всем производителям были выгодны (они же участвовали в процессе добровольно). За это получил оплату. И ещё ему оплатили риск – ведь могло оказаться так, что кредиторов меньше вкладчиков, поэтому, не исключено, процент по вкладам ему бы пришлось выплачивать из своих.

Но с риском банкир разобрался – начал опрашивать желающих взять кредит, подсчитывать его величину и брать вклады только на такую сумму, не больше. Идеальный банк, что и говорить. Таким образом, банкир достиг ровно десяти процентов прибыли с оборота, сведя риск к нулю. И эта прибыль стала теперь уже никак не связанной с риском. Риск, как максимум, был исключительно в возможности уменьшения оборота, вызванного случайными факторами. Но от такого риска банкир своего не терял, он только недополучал чужое.

Итак, десять процентов с оборота – справедливая оплата труда банкира. Вроде бы пока всё как надо – равновесие установилось, на рынке появился поставщик крайне полезных услуг, тишь да гладь и всё такое.

Однако же тишь с гладью будет только в том случае, если банкир всю свою прибыль тратит на приобретение товаров. То есть, возвращает её производителям. Если по каким-то причинам он будет часть прибыли откладывать, то ситуация радикально поменяется.

Поделим описанный нами рынок на две подсистемы – производителей и банкира. Производители каким-то образом перераспределяют деньги и товары между собой. И они же пользуются услугами банка. Банк откладывает часть прибыли, возвращая производителям другую часть. В результате деньги перетекают из подсистемы производства в банковскую систему.

Да, каждый из производителей действует в расчёте на собственную выгоду. Однако все они в сумме каждый месяц отдают часть имевшихся у них денег банку. Без возможности эти деньги вернуть обратно. Легко видеть, что рано или поздно банкиру достанутся почти все деньги, ранее вращавшиеся в системе производства. И на эти деньги банк выкупит по предложенной им цене практически все средства производства у производителей.

Неожиданный результат! Человек, не имевший к производству никакого отношения, через некоторое время заполучил его себе в собственность.

Какие из этого можно сделать выводы? А вот такие: система свободно конкурирующих индивидов дезорганизовала саму себя. Либо же система, в которой все средства производства принадлежат банку – ближе к идеалу, нежели система конкурирующих индивидов. Как ни поверни, получается, что самовоспроизводство описанной системы невозможно.

Могут ли производители что-то противопоставить банку?

Во-первых, они могут банк запретить. Однако тут налицо совместные, централизованные действия, направленные на ограничение свободы предпринимательства. То есть, сознательный отход от концепции конкурирующих индивидов в пользу централизации их усилий.

Во-вторых, они могут просто перестать пользоваться услугами банка. Но и тут большая проблема – в рамках борьбы за свою долю «производственных» денег, услуги банка выгодны. То есть, воспользовавшийся услугами, получит конкурентные преимущества над невоспользовавшимися. Это побудит всех производителей в конечном счёте либо пользоваться услугами банка, либо проиграть в конкурентной борьбе и покинуть рынок. Иными словами, и в этом случае самодезорганизация неизбежна.

Наконец, производители, путём хитрых манипуляций с ценами, могут побудить банкира тратить всю прибыль на их товары. Но и это невозможно без совместных целенаправленных действий именно против банкира. Последний ведь, как обладатель постоянно растущего капитала, имеет преимущества над системой производства – тягаться с ним с помощью цен имеет возможность только тот производитель, доля которого тоже растёт. Однако в этом случае банкир купит желаемое у производителя, движущегося к банкротству. По более низкой цене, которую тот вынужден установить для хоть какой-то конкуренции. Банкир, кроме того, имеет возможность увеличить разницу ставок и перекрыть тем самым возросшие цены, оставив себе возможность и в дальнейшем тоже откладывать часть прибыли.

В общем, описанная система тяготеет к монополизации капитала и сращивания производства с банками в руках одного владельца. Система с неизбежностью самодезорганизуется.

 

На «неидеальную» банковскую систему, которая даёт ещё более страшные результаты, однако давно и надёжно вплетена в капиталистический мир, можно посмотреть вот в этом фильме. Фильм очень наглядно и доходчиво разъясняет, что к чему. Для прочистки мозга, таким образом, весьма рекомендуется.

Внимание! В переводе присутствует ошибка: там, где переводчик говорит про «логарифмический рост», речь на самом деле идёт про экспоненциальный.

Tags: видео, контрманипуляция сознанием, политика, теория самодезорганизации
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 177 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →