?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Что стоит за фальсификацией экономических показателей в Соединенных Штатах
lex_kravetski

 

Вся статистика подделана большевиками. Только я знаю всю Правду.
(c) Либерал может вписать сюда своё имя

Как все мы уже давно знаем большевики подделали всю статистику. Ради того, само собой, чтобы пустить пыль в глаза честным гражданам постсоветской России. В это время честные граждане Западных Стран считали всё честно. Во-первых, потому, что им нет смысла врать – это ведь большевики использовали статистику для агитации, а на Западе так никогда не делают. Во-вторых, на Западе ведь и без подделок было всё отлично, а в СССР, – это ясно каждому здравомыслящему либералу и без статистики, – ничего вообще не было и народ целыми днями сосал лапу.

Однако многих интересуют детали: как именно подделывали? Вот об этом и статья.

Автор статьи, правда, ошибся и случайно везде написал «США» вместо «СССР». Кроме того, случайно проставил имена американских президентов вместо советских вождей. Однако я не стал исправлять – лень было. Вы, главное, при чтении помните, что речь тут про СССР, конечно. Не про США. В США всё честно.

***

Источник

В последние годы следящим за американской экономической статистикой становится все более очевидным, что есть нечто сомнительное в цифрах, исходящих из официальных правительственных агентств и используемых для определения многих аспектов общественной и публичной политики.

Подробности и хронология искажения экономических данных показаны в новой книге Кевина Филипса, политического комментатора и бывшего советника Републиканской партии, который сделался усердным разоблачителем тех «крайностей», которые когда-то делались с его непосредственным участием. Книга озаглавлена «Плохие деньги: опрометчивые финансы, неудачная политика и глобальный кризис американского капитализма». Филипс подытоживает некоторые свои основные выводы в статье в последнем выпуске Harper’s Magazine.

Внимание в статье сосредоточено преимущественно на трех измерителях: ежемесячном индексе потребительских цен, ежеквартальном валовом внутреннем продукте и помесячных цифрах безработицы. Филипс убедительно доказывает, что реальный процент безработных в Соединенных Штатах — между 9 и 12%, а не 5% или менее, как официально утверждается. Реальная инфляция – не два-три, но, напротив, между 7 и 10 процентами. А реальный экономический рост составил около одного процента, а не три-четыре процента, как официально утверждалось в момент схлопывания последнего пузыря на Уолл-Стрите и рынке недвижимости.

Биография Филипса делает его заключения еще более убедительными. Он был основным стратегом президентской компании Никсона и одним из основных архитекторов пресловутой «Южной стратегии», посредством которой старая Республиканская Партия Уолл– и Мэйн-стрита меняла свой образ с помощью право-популистских призывов и концентрированной расовой вражды, чтобы, прежде всего, в момент банкротства американского либерализма сдвинуть политический спектр резко вправо. Извращение официальной статистики — работа не одной администрации, и Филипс отслеживает это явление в течение последних 50 лет. Нынешний обитатель Белого дома был, фактически, до некоторой степени менее активен, чем его предшественники.

Вскоре после прихода к власти Джона Ф. Кеннеди в 1961 году, указывает Филипс, тот сформировал комитет для выработки рекомендаций по возможным изменениям в измерениях безработицы. За этим последовало изобретение категории «обескураженных работников», для исключения из статистики всех тех, кто перестал искать вакансии по специальности, так как они стали недоступны. Многие из тех, кто потерял работу в тяжелой промышленности, когда только намечались увеличение автоматизации и усиление глобальной конкуренции в таких отраслях, как сталелитейная и авто промышленность, больше не считались безработными.

Во времена администрации Линдона Джонсона, федеральное правительство начало использовать концепцию «сводного бюджета», который объединял социальное страхование с другими статьями расходов, что позволяло текущему профициту фонда социального страхования маскировать растущий бюджетный дефицит.

Как сообщает Филипс, Никсон пытался ухватить «проблему» статистики в типично никсоновской манере: он фактически предложил министерству труда просто публиковать наименьший из поквартальных показателей уровня безработицы. Это, очевидно, посчитали слишком наглой манипуляцией и предложением не воспользовались.

Однако, под руководством Артура Бернса, председателя ФРС в никсоновские времена, была разработана концепция «структурной инфляции». Это стало основанием для исключения некоторых статей расходов, таких как цены на продовольствие и затраты на энергию и горючее, под предлогом их «непостоянства». Суть предложения в том, что, раз эти цены прыгают и затем иногда падают, то лучше исключить их из исследования. Фактически же, топливно-энергетические и продовольственные затраты являются основными для большинства работающих и, также объясняет Филипс, эти две статьи расходов «сейчас приближаются к очередному всплеску цен в стиле 70-х». В январе текущего года, пишет Филипс, цена на импортное продовольствие выросла на 13,7% по сравнению с прошлым годом, что было крупнейшим скачком с 1982 года, с тех пор как эта статистика вообще ведется. Цены на бензин, тем временем, взлетели на более чем 30 процентов с начала этого года.

Рейгановская администрация обратилась к надоевшей проблеме стоимости жилья в индексе инфляции. Был выдуман измеритель «приписная рента» (Owner Equivalent Rent) с целью искусственно понизить стоимость жилья — с чисто абстактной статистической точки зрения. При Рейгане, также отмечает Филипс, военнослужащие стали включаться в рабочую силу и считаться занятыми, таким образом, это уменьшило показатель безработицы, даже несмотря на то, что те же самые военнослужащие в гражданской жизни не имели бы работы в большинстве случаев.

Джордж Буш-старший и его Совет экономических консультантов предложили пересчитать статистику инфляции, придав больший вес сектору услуг и розничной торговли, и, опять, уменьшить официальных показатель инфляции.

Это изменение было фактически осуществлено во время президентства Клинтона. Клинтон осуществил и другие изменения, включая уменьшение ежемесячной выборки домохозяйств, используемых для подсчета показателей, с 60 тыс до 50 тыс., произведенное за счет домохозяйств из районов гетто, давшее эффект снижения официальных уровней безработицы среди афроамериканцев.

Клинтоновские годы были временем особенной активности творческого мышления в экономической статистике. Во время демократической администрации были воплощены три других «упорядочения» в Индексе потребительских цен — «продуктовая замена», «геометрически взвешенные значения» и «гедонистические поправки».

«Продуктовая замена» означает что, если, например, стейк становится слишком дорогим, то потребитель заменяет его гамбургером. Стейк просто удаляется из типовой продуктовой корзины, даже несмотря на то, что он использовался в прошлом для отслеживания изменения цен.

«Геометрически взвешенные значения» определяется как более низкая доля в индексе тех товаров и услуг, которые быстрее всего растут в цене, в предположении, что они потребляются в меньших количествах. Это, конечно, может быть и правда, но цель состоит в снижении показателя инфляции, скрывая факт, что некоторые вещи просто не по карману десяткам миллионов людей.

Филипс особенно язвителен в отношении «гедонистических поправок», также реализованных во время президентства Клинтона. В соответствии с этой концепцией, предполагаемое улучшение качества некоторых продуктов и услуг преобразуется в уменьшение их реальной стоимости. Это еще одна очевидная попытка снизить официальную инфляцию. «Обратное, в соответствии с этой теорией, означает однако, что уменьшение качества товаров и услуг должно увеличивать реальную стоимость и таким образом добавляться к инфляции» — пишет Филипс, — «но эта сторона уравнения обычно опускается».

Филипс разъясняет, что каждое отдельное изменение статистики, произведенное за последние два поколения, стало постоянным. Однажды предложенные демократической или республиканской администрацией, они проводились статистическим управлением Министерства труда и другими агентствами и далее независимо от того, к какой партии принадлежал текущий обитатель Белого дома.

Ко всему вышеизложенному должен быть добавлен еще один элемент, который Филипс не обсуждает, возможно потому, что он не связан сам по себе с экономическими показателями. Это взрывной рост американского тюремного контингента, численность которого просто взлетела за последние 30 лет и сейчас составляет около 2,3 млн человек, сравнительно с общим числом трудоспособного населения в 153,1 млн. Эта ситуация, результат так называемой «войны с наркотиками» и общей двухпартийной истерии «закона и порядка», поддерживает официальный показатель безработицы искусственно заниженным. За счет армии и пенитенциарной системы официальная безработица уменьшена едва ли не на 2 процента.

Филипс указывает, что все изменения в экономическом учете за последние 50 лет не были результатом какого-то «большого заговора». Они, очевидно, не основывались на генеральном плане, начертанном в 60-е или 70-е. Это не означает, однако, что в этих событиях нет логики, широкой экономической и политической основы.

Искажение экономических данных соответствует углублению противоречий в американском и мировом капитализме. Эти противоречия заставляют буржуазию отказываться от обычной политики социал-реформизма, продолжавшейся более тридцати лет, и сосредоточится на том, что именуется «односторонней классовой борьбой», в которой услуги прокапиталистических профсоюзов используются для осуществления беспрецендентного перераспределения богатства от работающего населения к тонкому слою правящей элиты.

Здесь видна пошаговая логика во всех мерах, которые были предприняты для извращения базовой экономической статистики. Большой бизнес не может проводить политику, которая ему требуется, без фальсификации реальной экономической картины. Даже несмотря на то, что повседневная жизнь становится все труднее для огромной части работающего населения, необходимо разделить его и дезориентировать, чтобы запугать миллионы утверждением об «отсутствии альтернативы», а именно той, которую Рейган описывал как «магию рынка, создающую подлинный золотой век, выгодами которого мог бы воспользоваться каждый».

Некоторые последствия фильсификации данных можно перевести в доллары и центы. Если бы индекс потребительских цен систематически не занижался, поясняет Филипс, суммы в чеках по выплатам социального страхования были бы на 70% выше, чем сегодня.

Кроме прямого воздействия на социальное страхование и другие правительственные статьи расходов, искусственно заниженный уровень безработицы и бедности (оцениваемый официальными источниками в 12%, но фактически по меньшей мере вдвое выше этой цифры) помогает финансовому и политическому истеблишменту снижать стандарты жизни и ухудшать социально-бытовые условия. Сколько бесчисленных отчетов мозговых центров и газетных статей, исходящих от демократических и республиканских политиков и близких им академических фигур, возглашает как святую истину, что «Англо-Американская» модель капитализма, сравнительно с более регулируемой европейской, значит меньшую безработицу? Это и похожие утверждения в основном базируются на лжи.

Американский капитализм когда-то гордился точностью своей экономической статистики. Эту работу проводил целый сонм регулирующих агентств. За десятилетия холодной войны, голоса большого бизнеса всегда указывали на, как они считали, пародию на экономическую статистику сталинистских режимов, как на еще одно доказательство превосходства экономики свободного предпринимательства. Сегодня, однако, нарастающий кризис проделал историческую инверсию. Где американскому капитализму когда-то требовались точные данные, сегодня ему требуется ложь.

Откровения Филипса имеют нечто общее с откровениями бывшего пресс-секретаря Белого дома Скотта Мак-Клеллана. Это не исключительная новость, но она представляет собой некий барометр, показывающий экономический кризис, о котором начинают говорить уже и в официальных и полуофициальнах кругах.

 

Оригинал публикации: Behind the falsification of US economic data

Перевод: Никита Афанасьев специально для сайта «Война и Мир». При полном или частичном использовании материалов ссылка на warandpeace.ru обязательна.


  • 1
Ты из ворда в визуальном режиме, что ли, тексты вставляешь? Невозможно читать. Постоянно таймс и огромный кегль, хотя у меня в ленте всегда другие шрифты выставлены. И строчек между абзацами нет, как при бумажной вёрстке. Невероятно раздражает.

Вот, примерно так это выглядит:

84.54 КБ

Edited at 2009-01-25 10:33 (UTC)

Re: Ответ на вашу запись...

Эх. Это - извечная проблема ЖЖ. Стили по умолчанию - нечитаемые (особенно для больших текстов), а попытки настроить стиль разбиваются об постоянные смены оформления в движке ЖЖ.

Глянь, я сейчас убрал тэги, задающие размер шрифта. Лучше стало?

насколько я поняла, Филипс жил, живёт и публикуется в США. Если сравнивать с СССР, то любопытно, какие альтернативные официальным статистические исследования проводились и публиковалась ли критика официальных.

Re: Ответ на вашу запись...

Нет, конечно. В СССР даже редакцию журнала "Крокодил" каждый месяц расстреливали в полном составе.

А что - эта статья - типа статическое исследование? Или Вы думаете в СССР отсутствовала методологическая критика в области экономической статистики?

в США даже М3 не публикуют открыто

с недавних пор когда поняли что пипец приходит...

и вообще как сша статистику фальфицирует - СССР надо учиться...

по крайней мере CPI публикуемый с реальной жизнью ничего не имеет - в инете постоянно альтернативные cpi рассчитвают.

(Удалённый комментарий)
А где бы саму статью этого Филлипса почитать, что то я ничего не нашел по ссылке.

Re: Ответ на вашу запись...

Почитать, подозреваю, только в книге. Но можно посмотреть:

video.google.com/videoplay?docid=3035415655640961960&hl=en

Или, может, вот тут что-то есть:

www.bad-money.com

Реальная инфляция – не два-три, но, напротив, между 7 и 10 процентами.
---
Это явный перебор. Это означало бы, что за 12 лет, что я живу в США, деньги обесценились бы в 2.4 раза (при инфляции 7%) или даже в 4.2 раза (при инфляции в 10%), что не есть правда. :)

реальная инфляция для конкретного

человека зависит от его доходов и структуры расходов. например у одного моего знакомого, французского миллионера, - инфляция отрицательная. Еда в его стрктуре расходов - жалкие доли, а супер современные компьютеры и роботы= ощутимая часть, ну любит он их(платонически!), причем много и со вкусом. в итоге рост цен на еду на 10 % увеличивает его расходы на еду максимум на 0.1% (реально меньше), а ежегодное падение цен на компьютеры уменьшает его расходы сразу процентов на 5%. вот так и получается что из года год его личная инфляция отрицательная (дефляция).

а для человека который 50% получки отдает на еду и 50% на ренту - картина очень и очень отличается.

Re: Ответ на вашу запись...

> что не есть правда. :)

Как проверили-то? В России, например, деньги за двенадцать лет раз в пять обесценились. Однако никто этого не замечает, поскольку подорожание идёт весьма плавное. Соответственно, девять человек из десяти наверняка скажут: "нет, конечно, всё дорожает, но чтобы в пять раз... это вряд ли".

ты статистику собираешь по стране или на собственных ощущениях основываешься?
инфляция на те товары которые ты потребляешь может быть и ниже средней по стране. Так что твои ощущения не показатель

Не надо путать инфляцию и индекс потребительских цен.

Хорошая статья. Спасибо.

  • 1