Lex Kravetski (lex_kravetski) wrote,
Lex Kravetski
lex_kravetski

А теперь о либеральном мышлении

 

В очередной раз после публикации статьи, где сравнение СССР с США не в пользу США, группа граждан либеральных взглядов раскрыла себя во всей красе.

Для начала примерно половина из них не осилила прочитать статью в четыре абзаца, поэтому в качестве претензий к статье (и к СССР) своими словами изложила то, что в статье уже написано. Это называется «незашоренность мышления». Читать то, на что отвечаешь, это лишнее. Надо найти знакомые слова и сразу ответить заклинаниями.

Смотрится такое, конечно, апокалиптически. Типа статья начинается со слов «многие считают, что роман как жанр устарел», а комментарий к ней – «автор коварно утаил от читателей распространённое мнение, что роман как жанр устарел». От такого не знаешь, ржать ли над комментатором или сразу ему санитаров вызывать.

Однако даже приведённые впрок аргументы (те самые, которые либерально настроенные граждане не осилили прочитать и поэтому тупо повторили от своего имени) всего множества вариантов не охватили. Поскольку самый главный нюанс, он гораздо глубже.

Состоит нюанс в том, что для либерала факты имеют гораздо меньшее значение, нежели теоретические выкладки из модели сферического либерализма в вакууме.

Есть, например, две страны. В стране А показывают пять фильмов страны Б в год, а в стране Б – один фильм страны А раз в пять лет. Нормальный человек бы какой вывод сделал? Очевидно, «в стране А гораздо лучший доступ к культуре стране Б, чем в стране Б к культуре страны А». Но это нормальный. А либерал делает вывод «в стране А железный занавес, а в стране Б его нет». Почему? Да очевидно. Потому что в стране Б капитализм, при котором никаких препонов распространению чужой культуры не бывает, а в стране А – социализм, который обязательно своих граждан во всём ограничивает. То есть, абстрактная, высосанная из пальца теория гораздо важнее фактического положения вещей.

Альтернативно мыслящий либерал рассуждает так: в стране А ведь иностранные фильмы запрещены, а в стране Б – нет. Либерала не останавливает факт расхождения во взаимных показах фильмов друг друга в двадцать раз в пользу страны А. Он знает, что в А всё запрещено. Знание получено из гораздо более надёжных источников, нежели какие-то там статистические данные. Оно – из его теории. Нормальный человек на такое сказал бы: «как же фильмы из Б запрещены, если их показывают в десятки раз больше, чем в Б фильмы из А? Тогда уж это в Б тоталитаризм». Но нет. В Б, как уверен либерал, всё можно. На том основании, что там у руля не стоит компартия. Поэтому причины игнорирования фильмов из страны А какие угодно, но не сознательное их игнорирование. Может быть, сборы низкие (как интересно это проверяется, если фильмы не показывают и не рекламируют?), может быть, просто свободные граждане (владельцы кинопроката) их показывать не хотят. Но никакого запрета быть не может. Поэтому всё отлично.

Как уже говорилось, если в стране Б все имеющие доступ к выпуску и прокату фильмов составили некий кодекс, который регламентирует чего можно снимать и показывать, а чего нельзя, причём сделали это для того, чтобы избежать исков к себе любимым со стороны правительства страны Б, то это всё равно не цензура. Это – волеизъявление свободных граждан. Пусть даже государство Б до такового волеизъявление дрючило всех в хвост и гриву – не важно, раз теперь цензорские решения принимает не государство, то никакой цензуры нет. C точки зрения альтернативно мыслящего либерала.

Тут, правда, возникает очень неудобный нюанс: легко догадаться, что в СССР, скажем, решение о прокате того или иного фильма принимало совсем даже не политбюро. А некий отдел Госкино СССР. То есть, ведал таковым некоторый государственный институт, а не верховная власть. Казалось бы, самое оно на этом основании сделать аналогичный вывод: цензуры не было и в СССР тоже. Но так нельзя. Прежде всего потому, что «цензура в СССР была» – это априорный тезис в фактах не нуждающийся. Тут делается вывод: Госкино СССР – это государственная организация. А раз так, то и цензура автоматически есть. И пофиг, что в США государственная власть целиком находится в ведении крупных собственников. То есть, и этих самых свободных владельцев кинокомпаний тоже. Всё равно в США – свобода, а в СССР – тоталитарная цензура и железный занавес. Хоть даже в СССР вообще все американские фильмы покажут, а в США – ни одного советского.

 

Форма разрешения или запрета важнее реального положения вещей.

 

Более того, реальное положение вещей вообще ничего не значит, поскольку любой расклад можно объяснить в рамках абстрактной сферической теории в вакууме. В смысле, обосновать, что любой результат одной страны – плохой, а другой страны – замечательный. Почему так? А это напрямую вытекает из концепции свободы слова.

 

Основное отличие свободы слова от тоталитарной цензуры состоит в том, что при свободе слова разрешено врать, что есть свобода слова.

 

Формальное разрешение важнее не только реального запрета, но и даже результатов этого запрета. Если у граждан есть уверенность, что свобода слова в стране Б присутствует (причём, уверенность, даденная им не через ощущения, а через упорную рекламу в СМИ), то любое попирание свободы слова в стране Б они либо не заметят, либо же обоснуют через соображения «о кулаке и чужом носе». Когда совсем уж тупик, то будет сказано что-то вроде «и правильно, что эту совковую пропаганду запретили – она же для общества вредна». Естественно, для страны А такие аргументы никогда приведены не будут. Ведь любая культурная продукция страны Б для страны А может быть только полезна. А даже если она вдруг вредна для страны А, то она тогда полезна для каких-то более высоких ценностей (само собой, польза для страны Б в любом случае с высшими ценностями совпадает). Граждан страны А никакая культурная продукция страны Б оскорбить не может, поэтому и не может такого быть, чтобы продукцию страны Б не пускали в широкий прокат страны А из-за её оскорбительности. К стране А такое понятие вообще неприменимо. Точнее, применимо, но только к небольшой группе наиболее свободомыслящих граждан страны А, однако их продукция страны Б по определению не оскорбляет (поскольку зачисление в эту группу производится на основании положительного отношению ко всему, от страны Б исходящему).

В стране А если не показали какой-то фильм страны Б, то это не потому, что фильм слабый, на него никто не пойдёт, он оскорбляет страну А и её граждан, он по меркам жителей страны А пошлый или даже просто потому, что всё место в сетке вещания уже занято. Нет. Это потому и только потому, что в стране А зажимают культуру страны Б. Напротив, если в стране Б не показывают фильмов страны А вообще, то это не потому, что действуют негласные запреты, что властьимущим нафиг не сдалось рекламировать вредные для них ценности (например, коммунизм), что в стране Б железный занавес чуть ли не с момента её основания, поэтому граждан страны Б с самого начала приучили не интересоваться культурой и моральными ценностями других стран. Что угодно, но не это. Это даже рассматривать нельзя – оно Главной Теории противоречит.

 

Основа либеральной идеологии – двоемыслие. В ней декларируется равенство, однако в рассуждениях сущности одного класса рассматриваются через призму совершенно разных критериев.

Tags: альтернативно одарённые, история, контрманипуляция сознанием, политика, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 168 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →