October 9th, 2020

Более продвинутая стратегия

Стратегия охранителей, надо отметить, гораздо более удобная и продвинутая, чем у марксистов–диалектиков или сталинистов.

Дело в том, что последним приходится искать подтверждение приятной им точки зрения в узкой группе произведений. Хочешь, например, выдать какую-то гипотезу, которая в основном не подтверждается, за теорию, альтернатив которой нет — изволь найти в Марксе или в Сталине соответствующую цитату.

У охранителей проще: подтверждением чего угодно и гарантированным его доказательством являются слова кого угодно, сказанные как угодно в каком угодно контексте, если они совпали с приятной охранителю гипотезой.

Очевидно, что так гораздо проще: не надо искать чего-то, вычленять из цитат скрытый смысл, которого там отродясь не было, прицеплять к «доказательствам» сложные диалектические построения и т.п.

Если чел сказал то, что выгодно: всё, «специалисты подтвердили». Если иностранец — «даже иностранные специалисты».

Если сказал то, что не выгодно — сразу понятно: госдеповская подстилка. Если иностранец — тем более.

Накладочки случаются только тогда, когда один и тот же человек в разные моменты времени оказывается то специалистом, мнение которого бесспорно, то госдеповской подстилкой. Но даже так, кто вообще помнит, что там месяц назад говорилось, если даже у самого охранителя «бесспорная и окончательная версия» может поменяться даже к вечеру того же дня?

Минутка формационно–языкового шовинизма

Язык C++ разработал датчанин. Дания — монархия с развитым институтом частной собственности.

Поэтому в C++ по умолчанию все поля и методы объекта имеют частный доступ, а публичный доступ надо оговаривать отдельно. Поскольку всё, что не разрешено, — запрещено.

Разработчики сами не раз напрямую говорят о том, что вам нужно найти обоснование, чтобы сделать что-то внутри объекта публичным — а то мало ли.

Несмотря на всё это, при неосторожности тот, кто написал код объекта, может порушить всю внешнюю среду, даже не взаимодействуя с какими-то другими объектами. К счастью, всем остальным про это будет довольно тяжело узнать, — это частный бизнес объекта и его разработчика всё-таки.

Язык Scala разработал швейцарец. Швейцария — конфедеративная республика с сильно развитой на всех уровнях прямой демократией. При этом права низовых групп людей весьма обширны и даже частный бизнес очень на многое вынужден напрямую спрашивать разрешение у местных жителей.

Collapse )

Квинтессенция всего

Я точно не уверен, в каких странах это представлено и насколько обширно, однако для постсоветского пространства совершенно точно лозунгом для наиболее приветствуемого героизма надо сделать не «было сложно, но я дошёл», а «можно было дойти просто, но я выбрал сложно — пусть и не дошёл».