June 9th, 2020

Фортепьянный метод запоминания нот на грифе гитары



На мой взгляд, эта картинка вообще самодостаточна, поскольку при помощи довольно простых умозаключений её смысл целиком вычисляется довольно быстро, а потому прямо на ней можно было бы и закончить, но я всё-таки поясню.

На фортепьянной клавиатуре очень легко запомнить расположение нот, даже если вы в музыке вообще по нулям. На ней имеется повторяющийся рисунок клавиш и ничего кроме него. Этот рисунок почти мгновенно вычленяется глазами где-то уже через пять минут осознанного разглядывания клавиатуры.

Впрочем, если вас смущает ссылка на фортепьяно, то можете воспринимать сие просто как некий абстрактный «визуальный рисунок нот».



Ноты тут называются на английском, но так даже лучше, поскольку с названиями нот на английском совпадают способы маркировки аккордов, а сама последовательность букв — та же, что и в алфавите (да, на картинке последовательность начинается с «C», но место начала отсчёта, вообще говоря, произвольно — можно начать и с «A»). Масса преимуществ, иными словами.

Collapse )

Лекция

Вот представьте, вы решили для интереса записаться в какой-то там математический колледж. Приходите на первую лекцию по математике, и лектор начинает повествование:

— На мой взгляд, учить таблицу умножения — херня. Мы так делать не будем.

Вы на него смотрите: о, прикольный чел, наверно сейчас мы будем при помощи новейшего софта изучать самые интересные математические закономерности. Он вам покажет всякие мощные приёмы, лучшие подходы, мега-манёвры. Как смешивать аналитические построения с численными экспериментами. Как искать путь к решению в сложных случаях. Теорвер, фракталы, нейросети. В общем, вы размечтались, а лектор в это время продолжает.

— …вместо этого всем вам выдадут счётные палочки и ближайшие семь лет мы будем решать с их помощью арифметические примеры. Только перекладывать их обязательно надо ногами — иначе тренировка не сработает.

По моим наблюдениям примерно вот так выглядят музыкальные школы на советском и постсоветском пространстве.



doc-файл

Кстати, о запоминании

Есть такой жанр, похожий на выступление иллюзиониста, — нечеловеческая память.

Нечеловечески памятливый предлагает желающим назвать что-то про себя — ну там, профессию и любимое блюдо, например. Человек двадцать из зала называют. В это время кто-то может даже записать ими названное — для последующей проверки.

После чего памятливый без запинок перечисляет по порядку все профессии и любимые блюда. Все уже поражены, но, быть может, ещё не очень. Поэтому памятливый перечисляет их в обратном порядке.

Потом он их перечисляет через одно.

Потом он предлагает кому-то назвать блюдо из числа прозвучавших и называет профессию того, у кого оно любимое.

Collapse )

Притча о том, как блогер к депутату на передачу ходил

Как-то раз Семён Степанович, передовик производства и герой труда шёл по улице. Нет, ну как «передовик». Когда-то его действительно считали передовиком, но время шло, время менялось, время не щадило, поэтому к сему моменту одни люди были уверены, что Сёмен Степанович всё ещё ого-го, некоторые, что до ого-ги ему теперь как до звёзд, а другие некоторые — так и вообще, что в его случае в слове «передовик» некоторые буквы давно пора уже поменять местами, а возможно даже и самого начала именно так и надо было.

Но, тем не менее, как-то раз он шёл по улице и внезапно наткнулся на говно.

Вы знаете, в жизни каждого передовика может приключиться встреча с говном, и Семён Степанович тут совсем даже не исключение. Говно случается, а потому лучшие умы человечества по этому поводу придумали массу стратегий поведения, но даже и не самым лучшим умам многие из них как бы сразу интуитивно понятны. Можно, например, обойти говно, можно его убрать, можно позвать дворника, чтобы он убрал, можно картонкой прикрыть, но Семён Степанович избрал совершенно иную стратегию.

Он схватил говно двумя руками, обнял и стал приговаривать: «Какое же ты хорошее, говно, как я тебя понимаю». Удивительно, но говно с ним тут же согласилось. «Ты знаешь, говно», — продолжил Семён Степанович, — «я с тобой вообще по всем пунктам. Мы ж как братья–близнецы, когда мы рядом. Мои мысли — ты, мои чувства — ты, и людей мы видим с единого ракурса. Ты и я — одной крови. Дай поцелую».

Через полчаса жарких объятий и заверений друг друга в полном друг с другом согласии по всем вопросам, Семён Степанович с говном и правда выглядели как братья–близнецы, а через час так и вообще уже было не отличить, где одно, а где другое. Стало даже непонятно, а смогут ли они разойтись после этой встречи — столь плотно они друг к другу прикипели.

Предварительный расчёт был на то, что Семён Степанович, будучи всё ещё более–менее передовиком в глазах некоторых граждан, остатками своей репутации как бы подтолкнёт говно к вершинам популярности. Люди как бы подумают: «Если Семён Степанович во всём согласен с говном и даже готов с ним обниматься, то, быть может, говно не такое-то уж и плохое». «Да, чего там, быть может, оно вообще хорошее — всё-таки Семён Степанович с кем попало обниматься не будет».

Мы всё ещё не знаем, по какой причине, однако этот отличный план почему-то сработал с точностью до наоборот.

Эх, не ценят всё-таки наши люди бывших передовиков.



doc-файл