February 11th, 2020

Жизнь замечательных людей: несокрушимая система

В те времена, когда Железный Занавес уже трещал по швам, героиня нашего повествования — да-да, та самая женщина, благодаря которой к «стандартной модели» в физике добавилась «стандартная модель» в философии науки, политической философии и философии вообще — входила в возраст самостоятельности.

Впрочем, мы слукавим, если скажем, что до того она была не самостоятельной — напротив, с самого детства всех окружающих поражала смелость и оригинальность её мышления, равно как и способность со всем справляться своими силами. О нет, совершеннолетие даровало ей лишь юридическую самостоятельность: официальное право решать за себя. И хотя трещины Занавеса всё ещё хищно блестели острыми, как бритва, краями, она была в числе первых, успешно выбравшихся сквозь них за его пределы с целью осесть на более перспективных почвах.

Впрочем, хотя нашу героиню манил настоящий Запад, тамошние бюрократы упорно отказывались её туда впускать, видимо, подозревая в молодой и амбициозной девушке не будущего корифея политики и философии, а женщину лёгкого поведения. По этой причине, к сожалению, пришлось менять советскую республику, название которой Софья Палкина сейчас предпочитает не упоминать, на маленькую страну Восточной Европы, которая тоже сейчас предпочитает, чтобы её не упоминали.

Американизировав, первым делом, своё имя, Софи зарегистрировала, названную в честь себя, фирму «Sophi Stick Consulting» и тут же приступила к реализации давно уже задуманного. Настолько давно, что издуманно оно было уже вдоль и поперёк.

В своей родной бывшей советской республике ещё девочкой она с бесконечным интересом смотрела на то, как всходят ростки свободы, выражавшиеся в создании бизнесов и партий, альтернативных правящей коммунистической. В то время, как бизнесмены поливали друг друга из автоматов, лидеры партий поливали друг друга в средствах массовой информации, а поскольку в те времена ещё считалось, что у партии должно быть не только желание лично занять место близ главной кнопки распределения благ, но и какая-то программа, поводом для риторической пальбы зачастую выступало что-то, в ней записанное.

Collapse )