?

Log in

No account? Create an account

Энгельс и школьная физика
lex_kravetski
«Всякое движение состоит во взаимодействии притяжения и отталкивания. Но движение возможно лишь в том случае, если каждое отдельное притяжение компенсируется соответствующим ему отталкиванием в другом месте, ибо в противном случае одна сторона должна была бы получить с течением времени перевес над другой, и, следовательно, движение в конце концов прекратилось бы. Таким образом, все притяжения и все отталкивания во вселенной должны взаимно компенсироваться. Благодаря этому закон неуничтожимости и несотворимости движения получает такое выражение: каждое притягательное движение во вселенной должно быть дополнено эквивалентным ему отталкивательным движением, и наоборот, или же, — как это выражала задолго до установления в естествознании закона сохранения силы, resp. энергии, прежняя философия, — сумма всех притяжений во вселенной равна сумме всех отталкиваний.»

«Если два тела действуют друг на друга так, что в результате этого получается перемещение одного из них или обоих, то перемещение это может заключаться лишь в их взаимном приближении или удалении. Они либо притягивают друг друга, либо друг друга отталкивают. Или, выражаясь терминами механики, действующие между ними силы суть центральные силы, т. е. они действуют по направлению прямой, соединяющей их центры. В настоящее время мы считаем чем-то само собой разумеющимся, что это происходит во вселенной всегда и без исключения какими бы сложными ни являлись иные движения. Мы считали бы нелепым допустить, что два действующих друг на друга тела, взаимодействию которых не мешает никакое препятствие или воздействие третьих тел, обнаруживают это взаимодействие иначе, чем по кратчайшему и наиболее прямому пути, т. е. по направлению прямой, соединяющей их центры.»

«Рассмотрим движение какой-нибудь планеты вокруг её центрального тела. Обычная школьная астрономия объясняет вместе с Ньютоном описываемый этой планетой эллипс из совместного действия двух сил — из притяжения центрального тела и из тангенциальной силы, увлекающей планету в направлении, перпендикулярном к этому притяжению. Таким образом, школьная астрономия принимает, кроме центрально-действующей формы движения, ещё другое направление движения, или ещё другую так называемую “силу”, а именно — такое направление движения, которое совершается перпендикулярно к линии, соединяющей центры рассматриваемых тел. Тем самым она вступает в противоречие с вышеупомянутым основным законом, согласно которому в нашей вселенной всякое движение может происходить только в направлении центров действующих друг на друга тел, или, как обычно выражаются, может вызываться лишь центрально-действующими силами. Вследствие этого она вводит в теорию такой элемент движения, который, как мы это тоже видели, неизбежно приводит к идее о сотворении и уничтожении движения и поэтому предполагает также и творца. Таким образом, задача заключалась в том, чтобы свести эту таинственную тангенциальную силу к некоторой центрально-действующей форме движения…»

«Возьмём, далее, какую-нибудь телесную массу на самой нашей Земле. Благодаря тяжести она связана с Землёй, подобно тому как Земля, со своей стороны, связана с Солнцем; но в отличие от Земли эта масса не способна к свободному планетарному движению. Она может быть приведена в движение только при помощи толчка извне. Но и в этом случае, по миновании толчка, её движение вскоре прекращается либо благодаря действию одной лишь тяжести, либо же благодаря этому действию в соединении с сопротивлением среды, в которой движется рассматриваемая нами масса. Однако и это сопротивление является в конечном счёте действием тяжести, без которой Земля не имела бы никакой сопротивляющейся среды, никакой атмосферы на своей поверхности. Таким образом, в случае чисто механического движения на земной поверхности мы имеем дело с таким положением, в котором решительно преобладает тяжесть, притяжение, в котором, следовательно, при получении движения мы имеем две фазы: сперва мы действуем в направлении, противоположном тяжести, а затем даём действовать тяжести, — одним словом, сперва мы поднимаем массу, а затем даём ей упасть.»


На дворе стояло что-то около 1875-го года. Со времён открытия Ньютоном законов классической механики прошло почти 200 лет. Но хуле, мы ж философы, а не физики, поэтому можно на полном серьёзе нести вот такую вот херню, и ей же «доказывать» свою мега-теорию.

А потом эту херню будут преподавать советским студентам — в том числе, технических вузов — на курсах «философии» и «научного коммунизма», хотя даже шестикласснику, который всего-то не прогуливал физику, очевидно, что тут пониманием даже самых основ механики ни разу не пахнет.

А потом, в 21-м веке — когда со времён работ Ньютона прошло уже почти 350 лет, толпа долбодятлов будет с пеной у рта изобличать всех усомнившихся в действенности «наивысшего метода познания» или даже в том, что Энгельс хоть что-то понимал в физике и математике. Ну и, разумеется, будет уверена, что в «Диалектике природы» Энгельс офигенно доказал состоятельность «диалектического материализма» на множестве «живых примеров».

Религия, она такая: сомневаться в священных текстах и пророках нельзя ни при каких условиях.

Всем диалектикам ещё раз большой привет.