January 7th, 2016

Так повелось

Июль



Был последний день моего отпуска. Я шёл по самой кромке воды и терзал себя мыслью, что всего через четырнадцать часов я сяду в скорый плацкартный, который увезёт меня с тихого, уютного берега Азовского моря в пыльную и душную Москву. На работу, к кипам листов с отчётами, сметами, начислениями и уведомлениями об оплате, к моим замечательным бабушкам. Я ничего не имел против этих четырёх пожилых дам, скрашивавших мои трудовые будни в бухгалтерии шинного завода. Они мне даже по-своему нравились. Они угощали меня вкусным чаем с вареньем, неизменно дарили на день рождения и на 23-е февраля свитера и шарфики, с ними было интересно беседовать. Однако, я боялся, что после молодых загорелых девушек в купальниках, мои старушки будут смотреться бледно.

Мало-помалу «цивилизованный» пляж кончался, шеренга разноростных пансионатов осталась позади, дамба сменилась откосом. Признаков цивилизации не обнаруживалось, только вдали, на горизонте белой точечкой застыл лайнер. Берег делал здесь поворот, выступал миниатюрным мысом, украшенным песчано-известковым холмиком; я обогнул его и наткнулся на признак цивилизации, комфортно расположившийся на пёстрой подстилке. Девушке на вид было лет двадцать пять.

Я растерялся. Мой костюм тоже не мог претендовать на парадный — протёртые, излохматившиеся шорты, переделанные из джинсов, панамка и шлёпанцы. Но костюм девушки по своей непарадности значительно опережал мой — его просто не было.

Девушка не видела меня, она натирала левую ягодицу кремом для загара. Наконец, когда та заблестела на солнце, как новенький юбилейный рубль, девушка решила перейти к правой, обернулась и заметила меня.

Collapse )