July 17th, 2012

О правильной системе защиты детей

Дорогие друзья. Если кому-то из вас внезапно покажется, что в данной статье говорится про некие «недавние законопроекты о ювенальной юстиции, которые автор желает обелить», и вы решите незамедлительно сообщить об этом в комментариях, то с этого момента сообщать о том, что вам кажется, вы будете исключительно в комментариях к другим журналам.

Граждане риторически спрашивают: «мы живём в больном обществе, как можно этому обществу доверить наших детей?». И делают вывод: «нет, конечно, нельзя». Только любящие родители при полном невмешательстве общества (и особенно государства) вырастят правильную, годную смену. Видимо, под «годной сменой» подразумевается следующее поколение замкнутых на самих себя семей в недружелюбном окружении больного общества и кривого государства.

Вообще, это крайне интересно, «больное общество», которому, как разъясняют комментаторы, «нельзя доверять детей», состоит из людоедов-чиновников, врачей-убийц, маньяков-учителей, садистов-милиционеров и прочих нелюдей, но, чудесным образом, «родители позаботятся о своих детях гораздо лучше».

То ли «родители» и описанное сборище мерзавцев — никак не пересекающиеся множества. То есть, врачи-убийцы и учителя-маньяки, слава богу, бездетны. То ли, «общество больно» только в рабочее время, а по приходу домой люди сразу же выздоравливают и со всей любовью несут своим детям разумное, доброе, вечное.

Насколько доброе многие «любящие родители» несут детям, можно узнать просто посмотрев по сторонам, почитав форумы и поспрашивав знакомых.

«Любящие родители» жрут водку сутками, пока их маленький ребёнок орёт от голода. «Любящие родители» хреначат «любимое чадо» табуреткой, выкидывают на балкон в минус двадцать, жгут утюгом или сигаретой, а то «чо он?!!».

«Любящие родители» лечат детей травами, поскольку «прививки и таблетки вредны». У некоторых вредны и травы тоже, а помогает только молитва. В результате, «любящие родители» яростно молятся за своих заболевших детей, пока бог наконец-то не забирает тех в лучший мир.

«Любящие родители» годами твердят своему ребёнку: «ты — урод, ты сдохнешь под забором». Или, наоборот: «ты — самый лучший в мире, а кто так не думает, тот пусть горит в геенне огненной». «Любимый ребёнок» в результате вырастает закомплексованным, затравленным существом или эгоцентричным эгоистическим эгоистом, которого, кстати, потом немало удивляет тот факт, что мир ему почему-то не рукоплещет, и никто не бросается исполнять каждую его прихоть, как было во времена его детства.

Граждане сообщают: «у нас и так всё плохо, вон, военкоматы жалуются, что каждый второй — не годен по здоровью». Поэтому, конечно же, нельзя даже думать о влиянии на родителей со стороны государства и общества — «а то станет хуже».

В голове у этих граждан опять общество состоит не из людей. Общество больно, но все родители — совершенно точно здоровы. И знают лучше. Общество заболело без их участия. Оно само. Оно само стало таким, что каждый второй не годен по здоровью, кругом маньяки и садисты, некомпетентные врачи, тупые учителя, алкоголики, наркоманы, эгоисты, нюни и рохли. Это — видимо, пришельцы из злой параллельной вселенной, а вовсе не выращенные «любящими родителями» любимые дети. Нет-нет, чтовы-чтовы, ничего нельзя менять — наверняка станет ещё хуже. «Только родители вырастят правильного ребёнка». Только так злая параллельная вселенная потерпит поражение.

Какие-то мерзавцы лезут в священное право родителя хреначить своего ребёнка табуреткой и лечить его охлаждённой уриной. Обучать его только тому, что родитель сочтёт нужным. Говорить «в воспитательных целях» любую хрень — ведь наверняка это только злые параллельные пришельцы из злой параллельной вселенной калечат психику детей, а все «любящие родители» всё и всегда делают правильно.

Несомненно, ты, читатель, не можешь заблуждаться. И, несомненно, у всех остальных людей всё ровно так же. Поэтому дети в семьях, чьи семейные дела закрыты для любого влияния извне, находятся в полной безопасности. Каждый из них, несомненно, вырастет абсолютно здоровым лучезарным джедаем, и собравшись вместе они отобьют вторжение долбанных вторженцев из злой параллельной вселенной. Из которых почему-то состоит наше больное общество.

А теперь, после короткого вступления, полного человеколюбия и искромётного юмора, настало время перейти к тому, как на самом деле должно обстоять положение вещей. Мне, увы, всё это казалось само собой разумеющимся, но, как обычно, суровая реальность прояснила: очевидно это далеко не всем.

Прежде всего, выскажу мысль, которая своей неожиданностью разорвёт мозг очень многим согражданам. Причём, не только многим борцам за независимость семей от ювенальной юстиции, но и, подозреваю, многим её сторонникам.

Так вот, Collapse )

Об аргументах-самострелах

Небольшой комментарий к статье о правильной системе защиты детей.

Мне очень нравится, когда возражающий мне комментатор возражает так, что собственными аргументами уфигаривает свою же точку зрения. Причём, тупой либеральный вариант — то есть, изложение комментатором в аргументации своих чудовищных морально-нравственных воззрений, что приводит к неприятию комментатора лично и всех либералов в целом, — несомненно полезен для пропаганды, но не так изящен. Гораздо интереснее, когда внесённый как нечто непререкаемое тезис построен таким образом, что из него следует неправота в позиции комменатора и правота автора, которую комментатор пытался оспорить. Такой аргумент-самострел доставляет истинное наслаждение живому уму и своей абсурдной эстетикой ласкает чувство прекрасного.

Надо отметить, что за последние Эн времени самая высокая концентрация подобного рода аргументов была именно в комментариях к статьям об идиотизме контртезиса к ювенальной юстиции — «семья неприкосновенна для государства, ребёнок принадлежит родителям». В борьбе за эксклюзивное право лечить и калечить собственного ребёнка граждане излагали как на духу все свои подходы к воспитанию. Некоторые сообщали, что лично они считают, что детей надо пороть, чем и занимаются. Некоторые утверждали, что врачам-убийцам они своих детей не доверяют, а сами дома лечат их травками и молитвами. Некоторые очень хвалили патриархат — видимо, что, де, вещью должны являться не только дети, но и жёны. Глядя на всё это как на живые примеры, чего творится в отдельных семьях при невмешательстве общества, можно было получить изрядную долю уверенности в необходимости общественного воспитания, то есть, необходимости скорейшей разгерметизации семей.

Однако один аргумент, выдвинутый, кстати, не одним человеком, а примерно десятком-другим комментаторов сильнее всех пленил меня своей самострельной непосредственностью.

Комментаторы спрашивали, есть ли у меня дети. Узнав, что детей у меня нет, а иногда и до этого, комментаторы делали вывод, что раз так, то я в вопросах воспитания детей совершенно некомпетентен и доверять не то, что решение вопросов о роли общества в воспитании, но даже рассуждение об этих вопросах никак нельзя.

Я с радостью соглашался: действительно, как человек, не вырастивший ни одного ребёнка, я могу оказаться совершенно некомпетентным. Я могу крайне превратно понимать все воспитательные процессы. Я могу катастрофически ошибаться в подходах. Я даже был готов признать, что будущее детей мне доверять никак нельзя.

Ведь действительно, рассуждения о воспитании — ничто в сравнении с самим воспитанием. Ошибающийся в рассуждениях просто сотрясает воздух — ровно как и не ошибающийся. Однако ошибающийся при воспитании калечит другого человека — хоть на данный момент и маленького. Точнее, «к тому же» маленького — который ещё не в состоянии отличить плохое от хорошего, а ошибку — от озарения. Беззащитного человека, не способного хоть как-то противостоять даже если каким-то чудом ошибка в действиях родителей им всё-таки была опознана. И этот человек потом, ведь, станет частью общества. То есть, мало того, что можно загубить человека — ещё и всё общество в целом слегонца подтачивается.

Если уж даже рассуждать о воспитании, не имея опыта, нельзя, то совершенно точно нельзя и непосредственно воспитывать — логика вынуждает нас сделать подобный вывод.

Как мы знаем, у всех родителей один из детей бывает первым. Согласно вышеозначенному тезису, в этот момент воспитывать детей они в принципе не умеют и сказать об их воспитании что-либо толковое не могут. Следовательно, единственный выход из положения — вмешательство извне. Ну, если, конечно, не рассматривать вариант тренировки на живых детях методом проб и ошибок с весьма высокой вероятностью плачевного результата (рассматривать такой вариант было бы странно при запрете даже на рассуждения).

Однако статья как раз и была про то, что, если, конечно, мы не хотим иметь на выходе широкие массы физических и психических инвалидов, вмешательство извне в дела семьи просто необходимо, поскольку родители тоже вполне могут ошибаться по некомпетентности или даже иметь злой умысел.

Так что, как видите, это — чудесный, замечательный аргумент в пользу верности сказанного в статье. Несмотря даже на то, что он, вроде как, подразумевался как выстрел в автора статьи. Однако, так вышло, стрелявшие в автора комментаторы стреляли сами в себя.

Предвижу очередь из самострельщиков.