November 9th, 2010

Тоталитарные ужасы царизма

Добрые люди заслали ещё один рассказ. Не новый, однако я прочитал впервые. Вот, кстати, и источник.


Канонизация


Игорь Пыхалов

– Готово! Мастерство не пропьёшь!

Ухмыляясь щербатым ртом, Юрий Михайлович с гордостью водрузил магнитолу с треснувшим корпусом на обшарпанный стол между початыми бутылками «Балтики», графинчиком «Русского стандарта», пакетами чипсов и тарелкой с последним маринованным огурцом. В своём тщеславии бывший старший инженер совершенно позабыл, что именно он четверть часа назад смахнул локтём на пол несчастный радиоприёмник. Впрочем, особой вины за ним не было. Как и положено уважающей себя компании российских интеллигентов, решивших обсудить глобальные вопросы мироздания, троица друзей расположилась на тесной кухне двухкомнатной квартиры. Долго ли чего-нибудь задеть, особенно если не слишком трезв?

Выслушав полагающиеся эпитеты от приятелей-гуманитариев искусствоведа Самуила Лазаревича и учителя музыки Льва Семёновича, виновник катастрофы самонадеянно взялся за ремонт сломанного аппарата, стараясь не обращать внимания на насмешливые комментарии собутыльников. Как ни странно, у него получилось. Шипение, треск, — и наконец из приёмника полились осмысленные звуки:

— Здравствуйте, уважаемые радиослушатели!

В эфире радиостанция «Голос Америки» из Вашингтона. Тема нашей сегодняшней передачи — предстоящая канонизация императора Николая II, подготовка к которой полным ходом идёт сейчас в России.

Наш сегодняшний гость — проживающий в Торонто митрополит Александр (Яковлев) — человек удивительной судьбы. Будучи одним из тех, кто определял идеологию Российской Империи, он нашёл в себе силы порвать с тоталитарно-клерикальным режимом. В ответ российские власти сфабриковали против него обвинение в шпионаже. Кроме того, угодливо прислуживающий властям Синод Русской Православной церкви лишил его сана и отлучил от церкви. Но несмотря на все гонения, вынужденный покинуть свою страну владыка Александр остаётся стойким борцом за демократию и права человека.

– Твою мать! Михалыч, что за бред?

– Говорил я, не надо пива брать, — обалдело произнёс горе-наладчик, почёсывая лысеющую макушку.

– Водка без пива — деньги на ветер.

– Заткнитесь вы оба! Дайте послушать.

– Итак, владыка, что Вы можете сказать по поводу личности канонизируемого?

– О том, что правление нового царя, заслуженно вошедшего в историю под именем Николая Кровавого, превратится в скорбный ряд чудовищных преступлений против Божьих и человеческих законов, мы получили явственное знамение свыше ещё в самом начале его царствования. Я имею в виду известную трагедию на Ходынском поле.

В отличие от бойкой скороговорки ведущего, речь его собеседника звучала медленно и солидно, как и полагается крупному служителю церкви, привыкшему читать поучительные проповеди.

...Кстати, здесь можно проследить весьма показательную историческую параллель. Подобно тирану и душегубу Ивану Грозному, Николай II, совершая свои злодеяния, демонстрировал затем показную набожность. После случившегося на Ходынке молодой царь шокировал весь дипломатический корпус грубейшим нарушением этикета, демонстративно не явившись на бал, даваемый французским посольством по случаю коронации. Вместо этого он отправился в Свято-Троицкий монастырь якобы молиться о погибших. Однако вскоре выяснилось, что его покаяние было насквозь фальшивым. Как и лицемерная любовь к животным. Из многочисленных воспоминаний современников известно, что этот кровавый монстр после очередных расправ над своими несчастными подданными любил гулять по дворцовому парку, кормя с рук ворон...

Мгновенно протрезвев, вся компания уткнулась в приёмник, с жадностью ловя каждое слово. Качество звучания было не ахти какое. Казалось, радиоволны идут не от ближайшего спутника, а проламываются через невообразимый барьер пространства и времени. К тому же эти постоянные помехи, словно кто-то пытается заглушить передачу. Впрочем, возможно, всему виной был недавний полёт магнитолы на пол.– ...Вскоре в стране установился режим полицейского террора и репрессий. Один за другим организовывались громкие политические процессы — так называемых «Российской социал-демократической рабочей партии», «Партии социалистов-революционеров», «Всеобщего еврейского социал-демократического союза» или «Бунда»... Сегодня мы знаем, что все эти мифические организации существовали лишь в воспалённом воображении палачей из Охранки, фабриковавших липовые дела против невинных людей в угоду своему венценосному хозяину.

– Как известно, царь совершал преступления не только внутри России...

– Совершенно верно. Первым из его международных преступлений стала не имеющая аналогов в мировой истории вероломная агрессия против маленькой миролюбивой Японии.

Сегодня версии о том, будто в ночь на 9 февраля 1904 года порт-артурский рейд атаковали японские миноносцы, придерживается лишь жалкая кучка официозных российских историков. Во всём мире серьёзные исследователи считают установленным фактом, что эта неуклюжая провокация была состряпана Охранкой, чтобы дать Николаю Кровавому долгожданный повод для нападения на соседнюю страну. Неужели кто-то всерьёз может поверить, будто крохотная Япония была способна начать войну против огромной России, или хотя бы ей угрожать? Я уж не говорю о том, что подлое нападение без объявления войны в корне противоречит самурайскому кодексу чести, зато полностью соответствует духу беспринципной и аморальной Охранки.

Collapse )

За коммунистов только сумасшедшие бабульки!

Возрастной состав первого Совнаркома на 1917 год:

1. Председатель СНК – Ленин, 47 лет.
2. Нарком внутренних дел – Рыков, 36 лет.
3. Нарком земледелия – Милютин, 33 года.
4. Нарком труда – Шляпников, 32 года.
5. Наркомат по военмору – Антонов-Овсеенко (34 года), Крыленко (32
года), Дыбенко (28 лет).
6. Нарком торговли и промышленности – Ногин, 39 лет.
7. Нарком народного просвещения – Луначарский, 42 года.
8. Нарком финансов – Скворцов-Степанов, 47 лет.
9. Нарком иностранных дел – Троцкий, 38 лет.
10. Нарком юстиции – Ломов, 29 лет.
11. Нарком по делам продовольствия – Теодорович, 42 года.
12. Нарком почт и телеграфов – Глебов-Авилов, 30 лет.
13. Нарком по делам национальностей – Сталин, 39 лет.
14. Нарком по желдорделам – пост вакантен.


… и правительства РФ:

1. Председатель правительства – Путин, 58 лет.
2. Первые замы – Зубков (69 лет), Шувалов (43 года).
3. Зампреды – Володин (46 лет), Жуков (54 года), Иванов (57 лет),
Козак (52 года), Кудрин (50 лет), Сечин (50 лет), Хлопонин (45 лет).
4. МВД – Нургалиев, 54 года.
5. Минздравсоцразвития – Голикова, 44 года.
6. Минэнерго – Шматко, 44 года.
7. МИД – Лавров, 60 лет.
8. Минкультуры – Авдеев, 64 года.
9. Минобороны – Сердюков, 48 лет.
10. Министерство регионального развития – Басаргин, 53 года.
11. Министерство связи и массовых коммуникаций – Щёголев, 55 лет.
12. Минсельхоз – Скрынник, 49 лет.
13. Минобрнауки – Фурсенко, 61 год.
14. Минпромторг – Христенко, 53 года.
15. МЧС – Шойгу, 55 лет.
16. Минспорта, туризма и молодежной политики – Мутко, 52 года.
17. Минтранс – Левитин, 58 лет.
18. Минфин – Кудрин, 50 лет.
19. Минюст – Коновалов, 42 года.
20. Минэкономразвития – Набиуллина, 47 лет.
21. Минприроды – Трутнев, 54 года.


Итого:

Первый Совнарком:
самый старший – 47 лет,
самый молодой – 28 лет,
средний возраст – 36,5 лет.

Правительство РФ:
самый старший – 69 лет,
самый молодой – 42 года,
средний возраст – 52,4 года.



Как бытие определяет сознание

В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание.

Карл Маркс, «К критике политической экономии»


Всем известный тезис про определение бытием сознания есть одна из точек давнего философского спора, — я бы даже сказал, одного из наиболее ключевых споров в философии, — что первично, дух или материя, как именно эта первичность выражается и как вообще определяется. Есть ли некая нематериальная сущность — носитель духа или же…

А вот с «или же» есть куча нюансов. Ведь однозначную альтернативу концепции нематериальной сущности подобрать нельзя, их несколько, альтернатив. Одна, самая очевидная: духа нет. То есть, человечество на протяжении тысячелетий просто обманывалось. По серости своей и по злокозненности духовных лидеров. Второй, менее грубый вариант: дух есть, но он целиком материален и является лишь формой материи. Писаться посему должен в кавычках: всё выглядит так, будто «дух» есть, однако единственный носитель его — материя.

Наконец, третий, продвинутый вариант: дух есть абстракция, которую мы вводим для упрощения описания объективно наблюдаемых закономерностей. Продвинутый вариант, в общем-то, уже достаточно продвинут, чтобы быть интуитивно непонятным без предварительной подготовки, а посему может эффектно излагаться в книгах и речах, с целью вызвать уважение к столь неясно выражающемуся философу.

Итак, ключевой вопрос философии. Частный его случай. И ответ, у которого одна нога ещё в Москве, а другая уже в Санкт-Петербурге. Посередине, соответственно, Бологое. Уже постановлено, что есть только материальное, однако идеальное, дух, всё ещё мыслится идеальным в изначальном его смысле — тем самым этим, с отдельным потусторонним носителем. В рамках материализма оно, само собой, должно быть поставлено на своё место: оно — не главное. Его определяет бытие. Не наоборот.

Тут, что интересно, фразу про определяющую роль бытия в формировании сознании, определило как раз сознание, а именно современное на тот момент состояние физики. Физика в конце семнадцатого века начала системно выпутываться из качественных цепей, то есть, того расклада, при котором физические явления уже до некоторой степени понятны, но циферками посчитать ничего толком нельзя. За сто лет считать научились практически всё на тот момент известное и в начале девятнадцатого века физический мир был прекрасно детерминирован однозначными формулами, которые давали не только хорошие объяснения задним числом, но и практические прогнозы передним. Но самое главное, они давали возможность строить технологии на научной основе, а не методом тыка.

Такой прорыв не остался незамеченным и проник в интеллектуальные круги как некий общий принцип, эдакий «механический» детерминизм — не в смысле «конвейерный и бездумный», нет, — «как в механике», однозначно и цифрами. Естественным и здравым решением для тех времён было распространить удачный подход и на другие сферы — экономику, историю, философию. Увязать все явления в набор простых, проверяемых формул, из которых однозначно следует кто, когда и куда. Не говоря уже о «почему».

Решение главного вопроса философии, ныне многими полагаемое окончательным, непосредственно вытекало из доминирующего подхода физики тех времён: поиска единого «носителя взаимодействия», который чуть позже удастся объять уравнением с простой связью параметров и тем самым перевести его из качественного в количественное — измеряемое.

Что есть состояние ума? Чем оно обусловлено? Вот, рождается ребёнок, он — «чистый лист», как считалось тогда. Кто наносит на этот лист письмена идей, мнений, понятий и мотиваций? Ну, если нет богов, души и вообще идеального, которые чуть раньше выступали в объяснениях происхождения вышеперечисленного? Очевидно, ответ один: внешний мир. Точнее, человеческая его часть — общество. Именно оно, именно его внутренние отношения и его способность самовоспроизводиться формируют сознание каждого отдельного индивида. Просто не дано иного. Ответ вполне логичен и соответствует цели — обнаружению однозначной закономерности.

Однако «механический» подход неожиданно перестал работать. То есть, там, где он работал, он работать продолжал, но зато обнаружились места, где никак. Причём, и в физике тоже. И не потому что «всё сложно и непонятно», а потому что количество взаимосвязей радикально превосходило вычислительные возможности человека. Например, каким образом упадёт шарик, если его отпустить, посчитать удавалось без проблем, но вот с целым ведром этих шариков — ни в какую. Дикое количество соударений в процессе падения делало расчёт невозможным.

Или, вот, качается маятник, по которому ударяет молоточек, а молоточек питается от динамо-машины, которая приводится в движение колебаниями маятниками. Кто кого тут «на самом деле» приводит в движение? Где единый «объективный» источник этого движения? Всего-то система обрела обратную связь и уже вроде бы незыблемые философские построения рассыпались. Посчитать всё ещё можно, но найти «объективную первопричину» уже нельзя.

Собственно, физика забуксовала даже несколько позже, чем философия общества. С обществом с самого начала выходило так, что задним числом через «определяющую роль бытия» всё отлично объяснялось, но передним — уже нет. У религии, с её «божественным объяснением», хоть не было убедительных (для уровня девятнадцатого века) доказательств наличия божьей силы, зато были работающие технологии: отдал распоряжение священникам, они стали читать проповеди и вуаля, бытие изменилось — люди стали поступать, как им сказали. Общественные отношения? Безусловно. Они определили сознание? Несомненно. Однако определяющая роль бытия в рассуждениях не фигурировала, всё отлично объяснилось через «идеальную душу» и первообусловилось решением некоторого Собора или папской энцикликой или ещё чем-то, не вписывающимся ни в одну из известных формул.

Можно, конечно, сказать, что папа свою энциклику на самом деле не с Небес получил, а вывел под давлением современных общественных отношений, которые, в свою очередь, вывелись из процесса общественного производства, которое обусловилось объективными законами физического мира. Однако последним звеном цепочки можно поставить расположение звезд на небе или божью волю и не потерять при этом в качественности прогнозов. Когда задним числом, то хоть через заветы Ктулху можно всё объяснить. А передним — не идёт. Формула не найдена.

Collapse )