October 21st, 2010

Почему не надо читать Маркса

Вопрос, который мне часто задают. С добавкой спереди «почему ты считаешь, что…». Краткий ответ «потому что незачем» людей по неясной мне причине не устраивает и я уже задолбался персонально объяснять, почему я считаю так.

Прежде всего надо понимать: я не против марксизма, я в основном за марксизм. Но основная беда марксизма — он содержит в своём названии фамилию. Большая ошибка. Не надо называть учения по фамилиям. И, тем более, не надо называть по фамилиям науки. Назовите квантовую механику «планкианством» и сразу получите толпу «учёных», верующих в абсолютную правоту Планка, безошибочность каждого его слова и непревзойдённость Его в веках. Настоящие Знатоки будут выяснять, кто из них больше ку Светоча, кто его сильнее читал и кто чаще цитирует. Любой не читавший Планка да объявится нефизиком и предастся анафеме.

При этом Планк — практически наш современник и мы с ним ещё горя не особо хлебнём. Но зато, например, с галиллеизмом уже всё как надо будет. Полный комплект. С молениями и камланиями.

Маркс как основоположник и основной вкладчик учения — прекрасен. Назвавшие учение фамилией Маркса — заложили под будущие поколения мину. Теперь навсегда Маркс останется основным вкладчиком, ведь как могут хоть даже все остальные вместе вложить больше, чем тот, чьим именем названо? Хрен там, а не «марксизм имени Ленина».

Фамилия в учении рождает целую плеяду предрассудков и со временем сводит на нет всю ценность начинания, ведь причастным к офамиленному учению является прикоснувшийся к Писанию, а не разбирающийся вплоть до способности развивать. Физик и математик определяются именно этой способностью. Кроме того, в физике и математике нет ничего окончательно и бесповоротно принятого. Гипотетически можно запросто выкинуть из физики вообще любой закон, буде обнаружиться на эксперименте его невыполнение. Гипотетически можно хоть даже все законы переписать — она всё равно останется физикой. Не менее научной, чем раньше. Но нельзя из ньютонианства выкинуть ни слова, написанного Ньютоном. Тем более, нельзя выкинуть всё им написанное.

С марксизмом — аналогично. Помысли, что Маркс где-то не был абсолютно и окончательно прав, как цепочка рассуждений через возможность его неправоты в каждом отдельном месте приведёт тебя к гипотетической возможности выкинуть из марксизма всего Маркса целиком. Но, чёрт побери, — кричит подсознание, — не может же такого быть!!! Не может быть марксизма без Маркса!!!

И оно, подсознание право́. Для научности подхода важно ведь не чтобы каждый тезис был верен, а чтобы каждый тезис мог бы быть гипотетически неверен. Только в этом случае принятое нами как действующая модель — не догмат, но научная теория. Для научности марксизма Маркс должен быть гипотетически неправым в каждой своей строке. То есть, должен мочь оказаться неправым. Но его имя в названии побуждает считать, что «в главном он несомненно прав». Вот это вот «несомненно» делает положение таким, какое оно есть.

А именно подавляющее большинство «усиленных читателей Маркса» реально Маркса не читает. Оно припадает к Священному Писанию. Я имел радость общаться с несколькими десятками приверженцев непреходящей необходимости чтения и каждый раз сценарий был примерно один и тот же: человек яростно доказывал некий тезис особо напирая на то, что я, не читавший Маркса, не имею права высказываться по этому тезису, поскольку не читавший Маркса заведомо неправ. Я, правда, читал Маркса — половину первого тома «Капитала», про что скажу чуть позже, однако не сопротивлялся и признавал, что Маркса я не читал.

Когда особо грамотный оппонент задалбывал окончательно, я всё-таки лез в Маркса проверять и каждый раз обнаруживал, что либо я, злостно не читавший Маркса пересказал вопрос аналогично Марксу, а грамотный оппонент — нет, либо же находил ошибку в рассуждениях Маркса, что, впрочем, ситуацию не меняло — оппонент-то всё равно говорил нечто, от Маркса отличное. Первое случалось где-то так в 95% случаев, второе — где-то так в 5%. При этом даже если предположить, что все найденные мной ошибки были мнимыми или моими, а не Маркса, на самом деле, то оставшиеся 95% всё равно как бы намекают, что чтение Маркса ни фига не помогает понимать или хотя бы просто помнить им написанное.

И это без балды легко проверить — попросите активного проповедника необходимости чтения Священных Книг повторить какой-то тезис Маркса и его, тезиса доказательство, подгадав момент, когда у того нет возможности воспользоваться текстом Маркса. Задайте несколько уточняющих вопросов — если не само воспроизведение, то вопросы довольно быстро поставят адепта в тупик и он разразится очередной серией рекомендаций срочно прочитать Маркса, потому что у того «есть все ответы».

И тут никакой мистики: оно давно известно, что прочитанное, но не проделанное самостоятельно, весьма быстро забывается. Причём, забывается так хорошо, что память может даже в последствии выдавать ложные воспоминания.

Читавшие Маркса реально не помнят, о чём тот писал. А обрывки воспоминаний трактуют неправильно. Из нескольких десятков встреченных понимание наличествовало у двоих-троих, причём, они-то как раз Маркса практически не цитировали, но говорили своими словами, да и рекомендациями непременного прочтения не особо докучали.

Остальные несколько десятков по ощущениям сами вообще не читали, но всё время собираются, поэтому другим рекомендуют. Самое интересное, некоторые таки читали, но настолько не помнят, как там и про что, что очень многие заведомо нечитавшие понимают тезисы Маркса лучше. Иногда даже не подозревая, что это — тезисы Маркса.

Зато у читавших, несмотря на непонимание и неспособность вспомнить, постоянно присутствует ложное ощущение собственного могущества, поскольку они читали Священную Книгу. Это полагается как доказательство самому себе мощи и несокрушимости собственных знаний. Но эти знания — искажённые обрывки превратно понятого изначально не совсем совершенного. Цель любого обучения — не зазубрить, но научиться воспроизводить самостоятельно. Мощь интеллекта в этом и только в этом.

Collapse )