September 6th, 2010

Национал-статистическая притча

В незапамятные времена на одном океаническом острове проживал талантливый и гордый народ Истинитов. Дела у них шли настолько хорошо, что к интересующему нас моменту было их на острове целый миллион.

Поскольку я всё это на ходу придумываю, ситуация сложилась следующим образом: за двадцать пять лет всё поколение успевало вступить в брак, родить двух детей и целиком вымереть. Да, невесело, однако тяжёлые были времена. Благо, на мораль истории вся суровость положения никак не повлияет – мы бы ведь могли ровно с тем же успехом рассмотреть только способных к деторождению жителей острова, а детей и стариков игнорировать. Числа бы поменялись, но тенденции – нет.

Так вот, в грозный час Икс на остров Истинитов высадилось десять тысяч Таксебетов. Эти люди находились на более низком уровне развития, а посему Истинитам не особо нравились. Но звёзды, увы, встали так, что ни истребить Таксебетов, ни выслать их обратно Истиниты не могли.

Таксебеты, в свою очередь, не питали тёплых чувств к Истинитам. До драки дело с их стороны тоже не дошло, но жили они как-то не так, вели себя не особо, в общем, взаимных претензий хватало.

Каждый из этих народов, в связи со сложившейся ситуацией, желал приумножить свою долю в двунациональном обществе, чтобы упрочнить своё положение в нём, а положение неправильного народа, напротив, ослабить. И перед каждым через некоторое время стал вопрос: а как следует воспринимать другой народ в вопросах продолжения рода? Считать ли их иным видом, к браку и совместному продолжению рода не пригодным, или же, как противоположная крайность, полностью себе равными, а потому доступными к созданию семьи на общих основаниях?

И тем и другим было ясно, что реальное положение вещей в эти крайности не упрётся, однако именно крайние случаи зададут правильную стратегию – любой лежащий между ними будет некоторой суперпозицией (это слово прочитал шаман на каком-то старинном манускрипте) крайних, и, соответственно, который крайний случай выгоднее, к тому и стремиться надо.

Если бы с их ситуацией столкнулся современный философ, искушённый в вопросах статистики, то вот как он расписал бы в числах обе стратегии.

Первая стратегия – сегрегация инородцев – приводила бы к тому, что оба народа составляли бы количество пар, вдвое меньшее своей численности, а потом каждая пара производила бы на свет заданное количество детей – двоих, как сложилось на тот момент у Истинитов и... ну, положим, тоже двоих у Таксебетов. Потом мы взглянем и на иной случай.

Таким образом, численность всего населения и пропорции народов в нём оставались бы неизменными. До скончания веков жил бы миллион Истинитов и десять тысяч Таксебетов.

Если же им признать друг друга равными, то ситуация усложняется. Каждый гражданин их совокупного общества мог бы равновероятно выбрать любого другого гражданина (иного, я надеюсь, пола) и составить с ним ячейку общества. Если бы он выбрал однонародца, то их дети принадлежали бы к тому же народу. При выборе инородца, дети становились бы полукровками.

Тут понятны опасения Истинитов: вдруг Таксебеты при таком раскладе начнут прибавлять в пропорциях? А полукровки? Как они себя будут вести? Не совсем наверно как Таксебеты, но и не как Истиниты ведь. Ну ладно, если из восьми прадедов и прабабок семь Истиниты, ещё можно считать, что Истинитская кровь одержала верх, однако если меньше? Не слишком ли сильны будут различия? Не прогадают ли они, признав Таксебетов за равных? Всё-таки генофонд разбазаривать никак нельзя (слово «генофонд» шаман тоже вычитал в старинном манускрипте).

Но что бы сказал им поднаторевший в статистике философ? Как бы он вычислил последствия этого сложного решения?

Collapse )