June 3rd, 2010

О спокойствии, музыке и сне

Поскольку режим дня у меня с юных лет абы какой, сплю хоть и довольно много, но абы когда. Бывает, проснусь утром и думаю: надо бы срочно встать. А потом думаю: …только вот десять минут музичку послушаю. А дальше думаю: …или двадцать.

В постели утром хорошо так. Приятно. Лежишь, значит, а вокруг тебя играет всякое. Тебе от этого вдвое приятнее. И от этой двойной приятности я, стало быть, временами обратно засыпаю. Музыка при этом продолжает играть.

Сон под музыку — крайне странное состояние. Это не сон и не бодрствование, а нечто среднее. Музыку однозначно продолжаешь слышать, однако реальность до конца не осознаёшь. От того, услышанное воспринимаешь не тем, что оно есть. Собственно, и само восприятие воспринимаешь не тем. Во сне логика поступков схожа с логикой реальности, но вот оценка происходящего — нет. В реальности то, что видишь во сне, удивляло бы до потери дара речи. Во сне — нормально. Так и должно быть, вроде как. Ловят тебя инопланетяне — убегаешь, кругом всё ядерной войной порушило — пытаешься как-то выкрутиться, чувствуешь в себе способность летать — пользуешься по мере сил. Логика та же, но оценки совсем иные. Нелогичные какие-то оценки. Хотя как знать.

Сквозь полусон даже непонятно, слышишь ли ты музыку или видишь. Или даже щупаешь. Я не знаю, быть может, именно за ради такого хиппаны перед прослушиванием музыки упарывались накротой в ноль, однако полусон на совершенно трезвую голову вот этот вот странный эффект обеспечивает: восприятие реальности без возможности её адекватно оценить. Само собой, невозможно разобрать, чего там поют, да и чего играют тоже не особо разбирается. Музыка становится эдаким «динамическим образом», некой неуловимой сущностью, осязаемой неясным органом чувств. Было бы интересно взглянуть на энцефалограме, которая именно область мозга реагирует на музыку во время сна.

Как ни странно, в этом полусне (точнее, конечно, после него уже) про музыку становится многое понятно. Например: металл ни фига не повышает агрессию. Напротив, под металл заснуть довольно легко, поскольку после некоторого притупления восприятия он сливается в довольно ровный и почти нераздражающий шумовой фон. Сильнее всего будит не тембр музыки, не тяжесть и даже не громкость прослушивания (я-то громко не слушаю вообще ничего), а величина перепадов. Будят изменения. Мозг реагирует не на текущее состояние, а на его производную. Поэтому тяжелее всего спать под всевозможный авангардизм — где сыграли три секунды, потом замолчали, а потом ещё пять секунд сыграли и опять замолчали — вот под такое заснуть весьма нелегко. Ещё не особо хорошо засыпать, как ни странно, под классику. Она по мнению граждан в себе всякое Светлое и Вечное олицетворяет, однако, та же фигня, имеет в общем случае довольно неровное звучание. На свежую голову не замечаешь, а вот в полусне — да, ещё как.

Легче всего засыпать под нечто типа Joe Satriani. Ещё весьма неплохо под Power-Death типа Arch Enemy: звук по частотам довольно равномерный, ритм весьма размеренный. Но ведь рычат? Ага. Рычат. Однако сто пудов под оперное сопрано заснуть гораздо тяжелее. Басовый рык городского человека не будоражит. В нём городской человек слышит гул города, ему поэтому привычно. В высоких голосах, напротив, человек интуитивно «ищет» плач детей и женщин. В бодром состоянии он довольно быстро понимает, что не плач это, а вот в полусне — фиг там. Вздрагиваешь и просыпаешься. А в басовом рыке вообще человеческий голос не опознаёшь.

Под не особо закрученный арт-рок, типа Genesis или Camel тоже хорошо засыпать получается. Но под металл наверно всё-таки лучше.

Тяжелее всего заснуть, как уже говорил, под сильно неравномерное и, как ни странно, под скучное. Оказывается в состоянии полусна скучность музыки ощущается даже острее, чем при бодрствовании. Ну, при бодрствовании и так есть, чем мозг занять, а тут, единственное ему развлечение — слушать. Под скучное заснуть крайне тяжело. Очень хочется выключить, поскольку кажется что оно мешает (таким образом, в частности, я окончательно осознал, что Slayer — адски скучный). Нескучное, напротив, проскакивает как-то незаметно. Пять минут — и вот ты уже не осознаёшь, что на самом деле слушаешь музыку. Бывало такое, засыпал аж на весь альбом и, что характерно, просыпался с окончанием последней песни. Занимательно.

Мозг непонятным образом считает какую-то статистику. Например, заснув на первых же песнях, потом всё равно примерно понимаешь, сколько этих песен было. Не с точностью, но пять от десяти отличишь. По странному послевкусию. Кроме того, остаётся послевкусие «было весьма однообразно». В том смысле, что песни как-то все очень похожи и без изюминки. После ряда классических произведений послевкусие «автор половину высосал из пальца, только чтобы место заполнить». Бывает в другие разы послевкусие «а отличные у них припевы». Как мозг всё это во сне обрабатывает минуя сознание — я без понятия.

Самое офигитительное, что иногда во сне снится играющая музыка. То есть, в реальности она не играла (да и в природе скорее всего отсутствует), однако проснувшись ты её ещё и помнишь фрагментарно. Посевкусие от такой «виртуальной» музыки, что интересно, по восприятию неотличимо от реально игравшей во время сна. Во сне я, бывает, не понимаю, что это сон. В реальности всегда понимаю, что это — реальность. Проснувшись ночью однозначно определяю: проснулся. Приснившееся с реальным путаю только во сне (там, бывает, что реальностью кажется увиденное в других снах), в реальности точно знаю, что снилось, а что было. Но с одним исключением: музыка. Про неё не всегда могу сказать, была ли она в реальности во время сна/полусна или снилась. Ощущения одинаковые даже в памяти.

Ещё заметил, что сон под музыку по своей эффективности зачастую не отличается, а, не исключено, в некоторых случаях даже превосходит оный без музыки. Если, например, под окном так орёт машинная сигнализация очередного автовладельца-дебила, что беруши не помогают, лучший способ — включить музыку. Под сигнализацию хрен заснёшь, а вот под музыку, даже включенную на громкости «перешибающей» сигнализацию, заснуть вполне реально. Иногда, если чего-то додумать не успел, желание додумывать мешает уснуть. Музыка — помогает.

Хорошая штука.

Ужасы белорусского тоталитаризма

Собственно, весь Минск является одной сплошной смысловой галлюцинацией — и не нужны больше никакие концерты. Мне сложно рассказывать там о своих поездках, когда абсолютное большинство населения столицы в лучшем случае отправляются в отпуск в Крым — причем не на поезде, а на автобусе, потому что так на пять долларов дешевле. Мне сложно рассказывать о своих впечатлениях от виденных мной за последний год диктатур в этом городе, где президент на вопрос тележурналиста о выборах в следующем году не стесняясь, отвечает: «Куда вы денетесь — выберете». Дословно.

Я приезжаю в Минск пару раз в год и вижу, как страна проваливается в колхоз. И когда что то поменяется, надо будет, в первую очередь, вытягивать людей из этого колхоза. Вчера в семь утра я пил кофе и смотрел в это время программу белорусского телевидения «Земля людей». Там рассказывали о кормовой базе — с графиками и цифрами о сборе льна в тоннах и почему скот лучше ест кукурузу, чем ячмень. Потом был сюжет о стародорожских животноводах и новом агрогородке Снов. Глава государства, как председатель колхоза, ездит и делает выволочки тем, кто неровно кладет плинтусы, и лично проверяет, пролезает ли рука в щель между стеной и потолком. И страна идет именно туда, куда он лезет руками.

В ночных клубах три четверти публики выглядят так, что их никогда не пустят ни в один приличный московский клуб (и я говорю не об «Осени», а, скажем, о «Пропаганде»). В одной из четырех-пяти приличных кофеен на весь двухмиллионный Минск на вопрос, похож ли их творожный торт на чизкейк, официантка ответила с вызовом: «Я не знаю, что такое чизкейк». О группе Coldplay, например, знает не каждый ди-джей популярных FM-радиостанций (проверено).

Мне кажется, очень точно о теперешнем состоянии этой страны говорит одна вещь. В центре Минска оказалось совсем непросто купить цветы. Привыкнув к цветочным палаткам на каждом втором перекрестке, я долго пытался найти хоть одну в субботу днем в районе площади Победы. Государственный магазин «Цветы» был закрыт «на сандень». Это город, в котором люди не покупают цветы. И от одного этого становится страшно. (источник)


Сама статья за авторством darkhon о строго противоположном, а эта цитата, в свою очередь, — цитата одиозной критики режима со стороны какого-то эксперта-москвича.

Чем понравилась цитата? Своей запредельной и неприкрытой жестью. В каждой строке буквально сквозит «распустили быдло». Снобизм, претензия на великосветскость, презрение к окружающим и к их деятельности, но при этом негодование «не владеют моим жаргоном, гады! не показывают по телевизору интересное лично мне круглосуточно!». Такая мастерская критика, пожалуй, должна не запрещаться, а напротив всеми силами распространяться. Ибо это типичный случай «либералов за коммунизм» — критики, которая критикует не критикуемое, а точку зрения критика, его самого и его единомышленников просто своей формой подачи, просто самим сочащимся из неё гнусным смыслом.

Особенно хороша первая фраза цитаты, которую я как раз намеренно пропустил. Вот она:

Ночь с субботы на воскресенье я провел в Минске в гей-клубе на концерте группы «Смысловые галлюцинации»…

Согласитесь, блестящее вступление к вышепроцитированному тексту. Эх, кабы каждый вот так сразу предупреждал…