June 1st, 2010

О стоимости

«Стоимость» — это понятие, о которое, пожалуй, сломано наибольшее количество копий во всех баталиях на экономические темы. Причём, здесь копья ломаются не о морально-нравственные оценки , как это обычно бывает при обсуждении форм собственности или справедливости распределения, не о способы оптимизации, как в дискуссиях о рынке/плане или же о методах управления производством, не о юридические нюансы, как в разговорах о банковско-биржевых финансовых пирамидах, а прямо сразу об определение термина.

Что есть, стоимость? Как её правильно определять? Что есть «правильное» в отношении слова «определение»?

Стоимость — это краеугольный камень экономической модели и, можно сказать, основной философский вопрос экономики. Иногда читаешь рассуждения на эту тему и кажется, будто чуть не двое из троих верят, будто правильно определив термин «стоимость» можно раз и навсегда однозначно ответить на все вопросы и о правильности экономического строя. Критика марксизма, в частности, рано или поздно упирается в определение стоимости. А зачастую и вообще не содержит ничего, кроме критики марксистского её определения. Якобы марксистского — однако об этом чуть позже.

Так вот. Вопрос определения стоимости (причём, определения сразу в двух смыслах этого слова — как определения термина и как измерения данного показателя) обычно упирается в выбор между несколькими вариантами.

Маркс даёт определение стоимости через труд. Грубо говоря (дальше я расшифрую подробнее), стоимость — это то среднее количество труда, которое надо потратить на изготовление этого продукта. Труд — это, фактически, затраченная работником энергия.

Теоретики рынка, однако, несогласны с таким вариантом. Они предпочитают называть стоимостью результат сделки между покупателем и продавцом. Дескать, в трудовых единицах стоимость определить никак нельзя: мало ли, чего там продавец говорит, ещё ж и согласие покупателя нужно. Поэтому любой продукт стоит столько, за сколько обе стороны сделки согласились на её заключение.

Наконец, другие критики марксизма предлагают и третий вариант: стоимость — это то, во сколько покупатели в среднем оценивают полезность продукта для себя. Тут как бы не особо важно мнение продавца, достаточно мнения покупателя.

Который вариант — «правильный»? Марксистский (якобы)? Рыночный? Третий? А чем докажешь?

Собственно, доказывать тут особо нечего. Тут скорее надо разъяснять. Дело в том, что верны все три варианта. И все три, как это ни странно, — марксистские. Ибо в марксизме вполне реальными полагаются все три. Как так? Элементарно, Ватсон. Это не три противоречащих друг другу варианта, а три тезиса, повествующие о разных явлениях. Которые имеют место быть.

Первое — про трудовую стоимость.
Второе — про баланс взглядов покупателя и продавца.
Третее — про потребительную стоимость.

Стоимостей — две. Проходят они по пунктам один и три. А пункт второй, он про их соотношение в некотором варианте взаимодействия членов общества. Обе стоимости фигурируют в марксизме, хотя и не все про это знают, а вот что в нём, в марксизме действительно неудачно, так это названия. Две схожих, но при этом сильно отличающихся по своим свойствам сущности содержат в названии один и тот же термин. Из-за этого люди их путают. Мало того, две «стоимости» побуждают искать «одну правильную» — ну так а правда, не может же быть стоимостей две? Зачем нам две стоимости?

Дабы избежать путаницы в разъяснениях, сразу введу различающиеся по звучанию и набору слов термины.

То, что называется «трудовой стоимостью», я буду называть затратами труда.
То, что называется «потребительной стоимостью», я назову значимостью.
Ту якобы стоимость, которую вывели в акте купли-продажи, я назову равновесной ценой.

Термины вводятся исключительно для удобства. Это не уточнения и не смена концепции, это подбор лучше различающихся между собой синонимов вышеперечисленных понятий.

Collapse )